07.06.2002

Федор Бакшт

Наш край, Красноярск

Заглядывая в будущее

Есть только один экологически безопасный путь обращения с ОЯТ и с радиоактивными отходами - так считают участники Координационного научно-технического совета Министерства РФ по атомной энергии, заседание которого состоялось Железногорске

Целую неделю в конференц-зале профилактория "Юбилейный" Горно-химического комбината звучали даты: 2003 год, 2006, 2020: Иногда речь шла даже о XXII веке:

В одном из лучших залов города собрались известные специалисты России по вопросам хранения и переработки отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). Они обсуждали новую планировочную концепцию завода РТ-2, учитывающую возможность приема на хранение и переработку ОЯТ зарубежных АЭС.

Приехало более сорока специалистов из Москвы и Санкт-Петербурга, Димитровграда и Красноярска. Они представляли 22 научно-исследовательских, проектных и производственных организаций страны. С ними заседали 37 работников ГХК. Цель у всех собравшихся была одна - обеспечить безусловную и полную безопасность уникальных объектов, существующих на комбинате. Необходимо свести к минимуму риск от возможного воздействия ОЯТ и ЖРО на окружающую среду.

Всех волновала главная проблема - как готовить ОЯТ и к хранению, и к захоронению? Это далеко не одно и то же. Ответить на злободневный вопрос - значит, во многом определить стратегию развития атомной энергетики России в первой половине XXI века.

Всем известно: сборки с ОЯТ уже много лет накапливаются на изотопно-химическом заводе комбината в так называемом "мокром хранилище". А жидкие радиоактивные отходы закачивают глубоко под землю - хоронят их там на сотни лет, то есть, практически навечно.

Но так не может продолжаться без конца. С тысячами тонн собранных в Железногорске ОЯТ надо что-то делать. Что? Когда? И за какие деньги?

Все собравшиеся были единодушны в главном: необходимо срочно продолжить проектирование "сухого хранилища". Делать это надо как можно быстрее. Но без спешки и очень взвешенно. В то же время - с минимальными затратами, но не экономя на экологически важных решениях.

Варианты хранилища обсуждаются уже много лет. Сегодня выбор сделан. По словам генерального директора ГХК Василия Жидкова, открывшего заседание Совета, специалисты комбината и Минатома отдают предпочтение хранилищу камерного типа. Хотя и прочие варианты (железобетонный монолит и другие) окончательно не отвергнуты.

Теперь остается решить, где и в каком объеме разместить новый объект. А главная проблема - финансирование. Общая стоимость строительства хранилища оценивается в три миллиарда рублей. А на первую очередь необходимо около одного миллиарда. И не решен вопрос о том, кто будет вести эту стройку.

Геологи, экологи, химики и ядерщики говорили о всех вообразимых причинах возможного выхода радионуклидов из-под контроля, начиная от обычной "усталости" металла и бетона до несанкционированного доступа к ОЯТ. Принимались во внимание даже такие редкие события, которые могут случиться один раз за многие тысячелетия: это землетрясение, или падение тяжелого самолета или метеорита.

Конечно, не были обойдены молчанием всевозможные процессы, которые так или иначе влияют на судьбу хранящихся в Железногорске радиоактивных материалов. Например, говорили о геологических процессах, сформировавших за миллиарды лет земную кору в районе будущего РТ-2. А сегодня на продукты разложения жидких отходов влияют так называемые анаэробные бактерии, живущие в подземных пластах-хранилищах полигона "Северный".

Не забыли помянуть недобрым словом и новую эпидемию нашего времени - терроризм.

В борьбе мнений участники Совета искали истину. И единодушно приняли решение, в котором были намечены конкретные пути подготовки к созданию РТ-2.

Строить его или нет - это здесь даже не обсуждалось. Другого экологически безопасного пути обращения с ОЯТ просто нет. Вопрос в том, сколько это будет стоить? И когда надо начинать стройку, чтобы не опоздать? Чтобы гарантировать на многие годы тот уровень надежности и опасности, который существует здесь сегодня.

Поэтому проектирование любого экологически потенциально опасного объекта начинается с процедуры полной оценки влияния на окружающую среду. Составляется документ, который так и называется - ОВОС. К его разработке и согласованию приступают в первую очередь. Обсуждается он максимально широко, с привлечением самой широкой общественности - красноярской, российской и даже международной.

Особо обращалось внимание на то, что надо намного выше поднимать занавес, скрывавший от широкой общественности этот экзотический объект. Только доступная и каждодневная информация поможет преодолению негативного отношения к Железногорску и ко всему, что связано с ним в представлении большинства наших земляков.

Мнение специалистов

Татьяна Гупало, заведующая отделом Всероссийского научно-исследовательского и проектного института промышленных технологий (г. Москва), доктор геолого-минералогических наук:

- До настоящего времени вопрос об ядерных отходах решался по остаточному принципу. Потому что хоть и есть нормативные документы, но нет нормальных проектных решений. И потому, что занимаются этим слишком много организаций. В России всего четыре места для захоронения ядерных отходов: Горно-химический комбинат, комбинат "Маяк" на Урале, остров Новая Земля и, возможно, Дальний Восток - для утилизации реакторов атомного флота. Но толком неизвестно, какие отходы, сколько их будет, какая требуется документация? Масштабы мероприятия до конца не выяснены. Решать этот вопрос надо срочно и независимо от политики...

Роберт Хафизов, заместитель главного инженера по геологии изотопно-химического завода ГХК.

- По сравнению с СХК города Северска Томской области у нас все благополучно. Но мы смотрим в будущее, хотя пока речь идет только о 2010 годе. Начинаем обсуждать, пока только обсуждать идею закачки под землю отходов, содержащих тритий. Речь идет о полигоне "Северный", где проводится глобальный эксперимент миграции жидких радиоактивных отходов. Иностранцы уже трижды давали положительные оценки состоянию полигона. Мы уверены, что контур не дойдет до границ горного отвода. Так что тут все открыто, легитимно и не вызывает опасений:

Юрий Мальцев, начальник отдела государственной экологической экспертизы Комитета природных ресурсов по Красноярскому краю, кандидат геолого-минералогических наук.

- Для всего круга вопросов, связанных с проектированием и строительством РТ-2, обязательными и первоочередными являются составление ОВОС и многосторонняя федеральная экологическая экспертиза. Последняя проводится в трансграничной концепции, то есть с учетом интересов не только одного региона. Обязательно - с участием общественности. У "зеленых" появятся более грамотные специалисты. Пора популистских лозунгов миновала. Надо четко представлять себе: если не будет расширено "мокрое" хранилище, то в 2004 году разрешения на ввоз ОЯТ со стороны Министерства природных ресурсов и края просто не будет!

Роман Кабанов, ведущий геофизик группы интерпретации ЗАО "Красноярскгеофизика".

- Только геофизика, в частности, только объемная сейсморазведка может дать информацию о глубинном строении Нижне-Канского гранитоидного массива, где выбирается участок для будущего подземного хранилища отходов. Вот на таких составленных нами объемных моделях видна подошва гранитного массива на глубине около трех километров. А ниже отмечается слоистая структура древних гнейсов. Видны древние разломы, даже устанавливается наклон этих зон.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»