25.05.2002

Игорь Коротченко

Независимая газета

Буш обвиняет Россию

Он намерен объяснить Путину, почему Кремль не способен проконтролировать поставку в Иран ракетных и ядерных технологий

Одной из ключевых тем нынешнего российско-американского саммита станет вопрос о нераспространении оружия массового поражения (ОМП). Высокопоставленный представитель госдепартамента США, на условиях анонимности согласившийся прокомментировать повестку дня переговоров лидеров двух стран, сообщил корреспонденту "НГ" о намерении президента Джорджа Буша в ходе личной встречи с Владимиром Путиным поднять проблему сотрудничества между РФ и Ираном в области разработки ОМП. "Хотя обе стороны неоднократно обсуждали данный вопрос, сейчас мы увеличиваем внимание к этой проблеме, с тем чтобы лишить страны-изгои возможности стать обладателями такого оружия".

Как заявил американский дипломат, Вашингтон располагает разведывательной информацией, которая была охарактеризована как "надежная и достоверная", о фактах сотрудничества между Россией и Ираном в области программ разработки ядерного оружия и баллистических ракет. Исходя именно из этих данных Буш намерен провести нелицеприятный разговор с Путиным. Однако американцы не планируют передавать российской стороне детальные материалы, с тем чтобы не раскрыть свои агентурные источники и методы получения столь деликатной информации. Конкретный перечень претензий по Ирану, которые Буш предъявит Путину, пока неизвестен. Но точно можно сказать, что разговор для российского лидера будет тяжелым.

Отметим, что тема о якобы имеющем место российско-иранском "ракетном" сотрудничестве уже неоднократно звучала ранее. Впервые подняла этот вопрос еще в 1996 году администрация президента Клинтона, которая включила его в число приоритетных проблем российско-американских отношений. Для ведения диалога в указанной области был создан переговорный канал специальных представителей президентов РФ и США. В рамках данного формата переговоров состоялось семь встреч.

Однако Москве не удалось полностью снять озабоченности американской стороны. Поэтому Вашингтоном были введены санкции против семи российских организаций, способствовавших, как считали американцы, реализации амбициозных планов Тегерана в военной сфере. В их число попали Балтийский государственный технический университет имени Устинова, НИИ "Графит", НПЦ "Инор", НИИ "Полюс", ГХО "Главкосмос", а также фирмы "МОСО" и "Европалас-2000". В результате разразившегося скандала правительственной комиссией по экспортному контролю РФ в июле-августе 1998 года проводилось расследование деятельности указанных организаций. По его результатам была озвучена официальная позиция Москвы: фактов нарушения экспортного законодательства и международных обязательств России по нераспространению оружия массового поражения и ракетных средств его доставки выявлено не было.

Однако в Вашингтоне, видимо, рассуждали иначе. В ходе визита в Москву первого заместителя госсекретаря США Строуба Тэлбота в декабре 1998 года американцы заявили о введении санкций еще против трех российских организаций - Московского авиационного института, Научно-исследовательского и конструкторского института энерготехники (НИКИЭТ) Минатома России и РХТУ имени Менделеева. Очередной скандал закончился тем, что Москва вновь категорически опровергла все обвинения в свой адрес.

Вместе с тем в том же 1998 году под благовидным предлогом были отвергнуты предложения США об учреждении в рамках российско-американской Комиссии по экономическому и технологическому сотрудничеству ("Комиссия Гор-Черномырдин") комитета по экспортному контролю. Это, как посчитали в Кремле, создало бы новый постоянный канал давления на российскую сторону по интересующим американцев вопросам. В конечном итоге в ходе встречи президентов России и США в Москве в сентябре 1998 года была достигнута договоренность об учреждении совместных экспертных групп по семи направлениям экспортного контроля, с тем чтобы укреплять сотрудничество и осуществлять конкретные проекты двустороннего взаимодействия и взаимной помощи. Однако новая американская администрация, похоже, в нынешних благоприятных условиях намерена добиться от Путина гораздо большего.

Насколько действительно достоверна информация о российско-иранских контактах в сфере ОМП, которой располагает разведывательное сообщество США во главе с ЦРУ? Однозначно ответить на этот вопрос сложно. Ясно одно - для ее получения американцами задействовались не технические, а агентурные методы разведки. При этом надо учесть, что в Иране введен жесткий контрразведывательный режим, практически исключающий несанкционированный доступ к секретным материалам в области ракетных и ядерных программ. К тому же ЦРУ не имеет плацдарма для ведения разведработы непосредственно на иранской территории, так как у США нет своего посольства в Тегеране, а следовательно - и резидентуры под дипломатическим прикрытием. Что же касается иранских позиций британской разведки МИ-6, тесно взаимодействующей с ЦРУ, то немногочисленная тегеранская резидентура англичан пока что не может похвастаться наличием агентурной сети в ключевых министерствах и ведомствах Исламской Республики Иран, занятых в области ракетостроения и ядерных исследований. Остается предположить одно - сведения, которыми располагает Вашингтон, получены Лэнгли от российских источников.

Отметим, что формальный повод для тревоги у США все-таки имеется. По данным "НГ", ЦРУ и израильская разведка МОССАД информированы, что иранская корпорация САНАМ, в частности, сумела получить партию российских лазерных гироскопов КМ-11-1А, соответствующее контрольно-проверочное оборудование, а также технологическую оснастку. Уже упоминавшаяся фирма "МОСО" активно искала выходы на российских поставщиков специальных марок высоколегированной стали и сплавов, используемых в ракетостроении, и, судя по всему, небезуспешно. Так, под видом стального оцинкованного листа в Иран отправлялась совсем иная продукция. Огласка произошла, когда очередная партия спецстали была задержана при ее транзитной переправке через территорию Азербайджана. Тегеран также пытался получить в России технологии получения теплоизоляционных и искусственных графитовых материалов, а это чисто ракетная тематика. Что касается ядерной области, то большую настороженность Вашингтона вызвало стремление Ирана оснастить при помощи РФ свой исследовательский ядерный центр тяжеловодным реактором и получить подробную проектную документацию на установку по производству тяжелой воды.

Трудно предположить, что официальные органы РФ могли санкционировать сотрудничество с Тегераном в столь чувствительной сфере. Скорее всего за теми или иными фактами стоит инициатива конкретных частных фирм или лиц, стремящихся заработать, пусть и незаконным путем. Но это уже вопрос компетенции российских спецслужб, которые, кстати говоря, ведут активную работу по предотвращению утечек критических технологий и материалов. В любом случае очевидно, что система российского экспортного контроля нуждается в совершенствовании.

Разговор лидеров двух стран по проблеме Ирана, вероятно, затронет и тему поставок в эту страну российских вооружений и военной техники, которые, как это неоднократно заявляла Москва, не нарушают баланса сил в регионе и не подпадают под действие каких-либо ограничений. В этой связи Путину предстоит выдержать жесткий американский прессинг. Сумеет ли он отстоять национальные интересы оборонно-промышленного комплекса России или же вновь возобладает логика времен Ельцина и Черномырдина, покажет уже ближайшее будущее.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»