14.05.2002

Economist, Великобритания

Сокращение ракет

Американо-российский договор о резком сокращении количества развернутых ядерных боеголовок, следует приветствовать, но важность этого договора скорее политическая, чем стратегическая

"Этот договор ликвидирует наследие `холодной войны`", - заявил 13 мая президент США Джордж Буш-младший (George W. Bush), объявляя о новом договоре с Россией о контроле над вооружениями. На первый взгляд, это утверждение может казаться правдоподобным. Новый договор, подписание которого станет главным событием первого визита г-на Буша-младшего в Россию 23 мая, сократит количество развернутых ядерных боеголовок каждой стороны с 5000-6000 до 1700-2200 единиц, что является драматичным прорывом, если судить по стандартам прежних пактов о контроле над вооружениями. Более того, для подготовки нового договора потребовалось всего 6 месяцев, а его объем составляет всего 3 страницы. Последний договор о контроле над вооружениями между двумя крупнейшими в мире ядерными державами, который действительно вступил в силу, Договор СНВ-1, занимал более 700 страниц и потребовал целого десятилетия переговоров. Договор СНВ-2, который в 1993 году подписали отец нынешнего президента США и Борис Ельцин, так никогда и не был ратифицирован. По стандартам "холодной войны", предусмотренные в договоре, который должны подписать г-н Буш-младший и российский президент Владимир Путин, сокращения являются ошеломляющими. Однако же, если судить по сегодняшним ожиданиям, сокращения менее чем впечатляющие. По мнению некоторых, фактически, они слишком скромные.

В любом случае, высказывания г-на Буша-младшего в отношении нового договора являются преувеличением. Самое значительное наследие "холодной войны", ядерные арсеналы, достаточные для того, чтобы многократно уничтожить весь род людской, остаются у обеих сторон. Договор не более чем кодифицирует сокращения как американского, так и российского стратегических арсеналов, которые, как уже заявляли обе стороны, они намеревались осуществить по собственным основаниям, вне зависимости от действий другой стороны.

Договор устанавливает конкретную цель этих сокращений и использует режим проверки, который был разработан для договора СНВ-1, а также иные меры для того, чтобы некоторым, пока еще не уточненным, образом успокоить обе стороны, что эти сокращения осуществляются. Но договор не требует фактических сокращений ранее 2012 года, когда обговоренные цели должны быть достигнуты. В дополнение, число пусковых установок не обязательно будет сокращаться, и никакие боеголовки не придется уничтожать - как того настойчиво требовали российские участники переговорного процесса. Вместо этого обеим сторонам предоставляется возможность отправить их на складское хранение, что позволяет иметь их под рукой, чтобы вновь пристыковать к ракетам и снова использовать. Какие из типов развернутых боеголовок будут сокращаться, также точно не определено. Обе стороны смогут сами решать, где и как использовать боеголовки, остающиеся в боевом составе боеготовых стратегических ядерных сил (СЯС). И обе стороны смогут выйти из договора после уведомления за 90 суток (вдвое меньший период уведомления, чем обычно).

Иными словами, не ясно, что в результате подписания этого договора нынешние планы как России, так и Америки в отношении своих стратегических арсеналов в действительности будут изменены. Он дает Америке ту "гибкость", которую, как сказал г-н Буш-младший, он намерен сохранить применительно к ядерному оружию Америки, и никоим образом не ограничивает его планы строительства национальной системы противоракетной обороны (НПРО), хотя при встрече г-на Буша-младшего с г-ном Путиным по этому вопросу ожидается какое-то политическое заявление, чтобы смягчить расхождения между ними.

Тем не менее, было бы ошибкой отвергать этот договор, как пустой жест. Он достигает двух политических целей: он сохраняет процесс контроля над вооружениями в момент, когда кажется, что он сходит на нет, и он помогает поддержать прозападную политику г-на Путина, которая в России подвергается критике.

Г-н Буш-младший откровенно сказал, что, по его мнению, поскольку Соединенные Штаты и Россия больше не рассматривают друг друга как противников, соглашения между ними о контроле над вооружениями больше не нужны, и что он предпочитает неформальные взаимопонимания и односторонние сокращения. Он красноречиво говорил о том, что он заглянул г-ну Путину в глаза и понял, что может ему доверять. Однако такого подхода было недостаточно г-ну Путину, настаивавшему на формальном договоре, который стал бы обязательным для исполнения для преемников г-на Буша-младшего на посту президента. Того же самого хотят и лидеры обеих партий в американском сенате. Сенат теперь должен ратифицировать новый договор большинством в две трети голосов. Скорее всего этот договор вызовет оживленные дебаты, но ожидается, что сенат его утвердит.

Решение г-на Буша-младшего поступиться своими взглядами важно, несмотря на тот факт, что сам по себе этот договор является немногим более чем "договоренностью о необходимости договариваться", поскольку он оставляет - возможно, преемнику г-на Буша-младшего, если не ему самому - возможность дальнейших, более юридически обязующих соглашений по новым, еще более глубоким сокращениям арсеналов обеих стран и по уничтожению боеголовок. Советник г-на Буша-младшего по национальной безопасности Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) уже сказала, что Америка готова продолжить обсуждения с россиянами вопроса о том "как избавляться от боеголовок" - то есть, уничтожать их или отправлять их в складское хранение - главного нерешенного вопроса для двух договаривающихся сторон.

Договор, вполне возможно, сделает арсеналы обеих сторон более прозрачными, если будут согласованы и претворены в жизнь дополнительные процедуры проверки. Более того, это означает, что г-н Буш-младший сделал уступку г-ну Путину, который поддержал его в войне Америки с терроризмом, главным образом согласившись на использование Америкой военных баз в Средней Азии, чтобы поддержать войну в Афганистане - шаг, против которого возражали многие российские военачальники. Г-ну Путину уже пришлось проглотить решение г-на Буша-младшего о выходе Америки в одностороннем порядке, вопреки громким протестам российской стороны, из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО), который препятствовал осуществлению значительной части программы НПРО США.

Если бы г-н Буш-младший отмахнулся также и от требования г-на Путина о формальном договоре по стратегическим вооружениям, то тем самым унизил бы его, подорвал бы его позиции дома и сделал бы более трудным достижение своей главной цели дальнейшего втягивания России в объятия Запада. Важный шаг в этом направлении был сделан 14 мая, когда министры иностранных дел стран Организации Североатлантического договора (НАТО) согласились создать новый Совет НАТО-Россия, тем самым впервые вовлекая Россию в процесс принятия решений альянса. А потому, когда г-н Буш-младший и г-н Путин на следующей неделе встретятся в Москве, они смогут обменяться не только новыми теплыми словами, но также двумя новыми соглашениями, которые показывают, что они действительно имеют в виду то, о чем говорят.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»