15.05.2002

Джим Хогленд

Washington Post, США

Ретроспективные размышления о "холодной войне"

Для г-на Буша-младшего подписание договора в Москве будет как запоздалое напоминание об истории - последняя горсть земли на могилу "холодной войны"

15 мая 2002 года. - Неподвижное выражение лица и монотонный голос Джорджа Буша-младшего (George W. Bush) не соответствовали той короткой речи, которую ему приготовили его помощники. Он объявлял с лужайки Белого дома (резиденция президента США в Вашингтоне - прим. пер.) о том, что он и Владимир Путин, когда они на следующей неделе встретятся в Москве, подпишут договор о контроле над вооружениями, который "ликвидирует наследие `холодной войны`". Но даже нерегулярные телезрители могли заметить, что г-н Буш-младший сдерживает свой энтузиазм. "Он (договор) положит начало новой эре в американо-российских взаимоотношениях", - сказал президент, быстро добавив "и это важно", как если бы его не производящая впечатления презентация в понедельник могла ввести в заблуждение национальную аудиторию.

Критики г-на Буша-младшего - постепенно вновь выползающие на свет божий из политических бомбоубежищ, куда они спрятались после 11 сентября - охарактеризуют его настроение как досаду от того, что ему приходится отказываться от высказанного в период президентской избирательной кампании осуждения самого понятия договоров о контроле над вооружениями, которые он назвал "ненадежными инструментами, которые следует выбросить на свалку истории". Или же критики привлекут внимание к тому непреложному факту, что г-н Буш-младший согласился на настоятельные увещевания г-на Путина, который доказывал, что существенные сокращения ядерных арсеналов являются слишком серьезной сделкой, чтобы можно было скрепить ее техасским рукопожатием, как это предлагал г-н Буш-младший.

Но флегматичное поведение г-на Буша-младшего больше подходило тому высокопарному тексту, который он заучил. Инстинктивно он сообщал аудитории, что все происходящее имеет отношение скорее к угольям, чем к пламени, к тому, что сегодня Америка играет более значимую роль в мировых делах, чем, возможно, будет играть в дальнейшем. Это был бы момент славы в мире до 11 сентября, в котором он участвовал в избирательной кампании и правил страной. Но это тот мир, в котором больше не обитают г-н Буш-младший, г-н Путин и все мы, и я подозреваю, что г-н Буш-младший не мог отделаться от этого понимания.

Г-ну Бушу-младшему нет необходимости извиняться или чувствовать неловкость оттого, что он уступил г-ну Путину в вопросе о форме (договора). Он ничего не проиграл по существу. Документ объемом 3,5 страницы, который они подпишут, будет включать два положения. Первое - это что каждая сторона к 2012 году сократит свои ядерные боезаряды до уровня 1700-2200 единиц. Другое положение пересказывает уже апробированные процедуры проверки выполнения договорных обязательств. "Это минималистский договор, - одобрительно говорит Ричард Перл (Richard Perle), самый выразительный и непреклонный оппонент предыдущих договоров о контроле над вооружениями любого типа. - Соглашения между друзьями должны быть короткими. Нынешнее, к счастью, не обременено подробностями". Советник президента Буша-младшего по национальной безопасности и его самый надежный источник информации по России Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) охарактеризовала новый договор примерно в тех же выражениях. Он явился результатом большого доверия, которое установилось между двумя лидерами в других делах, и особенно в войне с терроризмом в Средней Азии, сказала она.

Г-н Буш-младший считает контроль над вооружениями побочным продуктом, но никак не движущей силой или регулятором российско-американских отношений. Этот договор стал модификацией обмена между США и Россией очень важной разведывательной информацией в войне с терроризмом. В годы "холодной войны" договора о контроле над вооружениями ставили своей целью сдерживание опасности того, что Вашингтон и Москва уничтожат друг друга в облаках атомного взрыва, если их соперничество в Европе вырвется из-под контроля. Как считают г-жа Райс и сам г-н Буш-младший, угрозы обычной войны между сверхдержавами в Европе больше не существует. А потому нет и детонатора, который мог бы вызвать глобальный обмен ядерными ударами. Подразумеваемым сопутствующим обстоятельством является то, что Европа больше не является самой серьезной для Америки проблемой в области безопасности. Вопреки собственным ожиданиям, г-н Буш-младший должен завоевывать себе репутацию как в мирное, так и в военное время на Ближнем Востоке и в Азии, где он должен воспрепятствовать выходу Индии и Китая в число великих держав.

Вышесказанное не означает, что Россия не будет бросать новых вызовов, когда представится такая возможность (на ум приходит Ирак), или что Европу теперь можно игнорировать. Европейцы, которых возглавляет английский премьер-министр Тони Блэр (Tony Blair) и генеральный секретарь Организации Североатлантического договора (НАТО) Джордж Робертсон (George Robertson), проявили инициативу в деле установления новых отношений с Россией, предусматривающих консультации по вопросам безопасности, что сделает НАТО более отзывчивым к угрозам будущего. И европейцев не минует глобальный террор, как продемонстрировал тот террорист-камикадзе, который на прошлой неделе в Карачи, Пакистан, взорвал свой начиненный взрывчаткой автомобиль, в результате чего были убиты 11 французских граждан. "Это - суровое предупреждение для всей Европы", писала в редакционной статье парижская ежедневная газета "Le Monde" в тот момент, когда французские следователи пытались распутать ниточку, указывавшую на причастность к этому делу террористической организации Усамы бен Ладена (Osama bin Laden) "Аль-Каида". Европейцы снова стали потихоньку возвращаться к существовавшему до 11 сентября "покою", где они делали вид, что "самое трудное уже позади, а американцы все преувеличивают" в их "войне с терроризмом", как сказано в редакционной статье газеты "Le Monde". Это притворство было разрушено в Карачи.

Для г-на Буша-младшего подписание договора в Москве будет как запоздалое напоминание об истории - последняя горсть земли на могилу "холодной войны". В этой борьбе каждая сторона могла, по меньшей мере, предполагать, что другая сторона достаточно рациональна, чтобы не совершить самоубийственного шага. В сегодняшних конфликтах американский президент лишен даже такой роскоши, как это предположение.

Перевод: Виктор Федотов




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»