14.05.2002

Питер Слевин, Уолтер Пинкус

Washington Post, США

Политическое значение нового российско-американского договора о сокращении стратегических ядерных вооружений не менее велико, чем военное

Новый договор важен как первый шаг. Но он далеко не соответствуют тому, чего могли бы достичь США и Россия, сделав эти сокращения необратимыми и более поддающимися проверке

14 мая 2002 года. Договор о ядерных вооружениях, который президент США Буш-младший (George W. Bush) и президент России Владимир Путин подпишут на следующей неделе в Москве, представляет собой тонкий документ, едва насчитывающий 3 страницы, значение которого куда больше, чем об этом сказано в словах. Для его сторонников он означает, что геополитическое соперничество пошло на убыль и что угроза спланированного Армагеддона между двумя сверхдержавами уменьшилась. Мрачный тон заклинания Рональда Рейгана (Ronald Reagan) "Доверяй, но проверяй" уступил место пониманию, что у обеих сторон имеется больше ядерных боезарядов, чем им хочется иметь, и что они должны совместно работать над тем, чтобы их сократить. Этот договор представляется не менее важным в политическом плане - кодификация более тесных отношений между Белым домом (резиденция президента США в Вашингтоне - прим. пер.) и Кремлем - чем в военном плане. Он родился в очень ценное для двух президентов время, за считанные дни до важного для обоих саммита.

Г-н Буш-младший уступил просьбе г-на Путина подготовить формальный договор вместо скрепленной рукопожатием сделки, в пользу которой первоначально склонялся американский президент, но администрация США получила такое соглашение, которого добивалась: обещание драматичных сокращений количества ядерных боезарядов на стратегических носителях в боевом составе стратегических ядерных сил (СЯС) без каких-либо ограничений на американские ядерные боезаряды, которые будут сниматься с вооружения, или на ракеты, подводные лодки и дальние бомбардировщики, которые являются их носителями. Не будет в договоре и никакой увязки между наступательными системами оружия и национальной системой противоракетной обороны (НПРО) США, которую хочет построить нынешняя американская администрация.

"Администрация (США) получила свой пирожок и теперь может его съесть", - сказал президент Центра имени Никсона (Nixon Center) Дмитрий Саймс (Dimitri K. Simes). - У них теперь есть очень значительная гибкость, которой они сумели добиться в ходе дружественных переговоров с россиянами. Не прибегая к угрозам, не оказывая давления, не портя кровь".

Г-н Саймс сказал, что г-н Путин накануне саммита в Москве и в Санкт-Петербурге получает договор и чувство партнерских отношений и при этом не выглядит как "тряпка". Российский руководитель, кроме того, получает в качестве выигрыша твердое обещание единственной оставшейся в мире сверхдержавы сократить ее арсенал в такой момент, когда российское правительство не может себе позволить содержать свой сегодняшний ядерный арсенал.

Г-н Путин выигрывает "подтверждение, что он не просто покупает себе односторонние отношения с Соединенными Штатами, в которых Вашингтон будет ему диктовать всевозможные неприятные истины, а ему придется их проглатывать". "Вместо этого он получает нечто, что выглядит скорее как отношения между равными", - говорит старший научный сотрудник Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) Стефен Сестанович (Stephen R. Sestanovich). Улучшившийся климат и меняющиеся экономическое и военное уравнение сделали возможными быстрые переговоры. Г-н Сестанович назвал этот процесс "быстрым и грязным подходом администрации (США) к контролю над вооружениями" и сказал, что такой подход был правильным для данного времени. В ожидаемой преамбуле и пяти статьях (нового договора) говорится, что Россия и Соединенные Штаты к 2012 году сократят свои стратегические ядерные арсеналы с 5000-6000 ядерных боезарядов в боевом составе СЯС до 1700-2200 единиц у каждой стороны. Что делать со снимаемыми с вооружения боезарядами, пока не решено и станет предметом будущих переговоров. После того, как переговоры по мерам, гарантирующим прозрачность, провалились, было решено, что останутся в силе процедуры проверки, которые предусмотрены прежним договором. Участники переговорного процесса отложили дальнейшие обсуждения на период после подписания договора, но сказали, что ожидают, что соглашение по данному аспекту проблемы может быть достигнуто.

"В общем и целом это будет небольшой, но полезный письменный документ, - сказал бывший участник российской делегации на переговорах о контроле над вооружениями Николай Соков, который назвал это соглашение "вполне приемлемым" для г-на Путина, несмотря на желание российских военных и консервативных политиков заручиться обещанием Соединенных Штатов навсегда вывести из боевого состава СЯС ядерные боезаряды. Но г-н Соков не согласился с высказыванием г-на Буша-младшего, что договор "ликвидирует наследие `холодной войны`". "Заявлять, что этот договор знаменует конец `холодной войны`, это слишком, - сказал г-н Соков. - Реальное окончание (войны) еще впереди. Договор в том виде, как он есть, является не более чем основой".

Уровни сокращения ядерных боезарядов аналогичны тем, что были названы в ходе саммита 1997 года в Хельсинки между президентом США Биллом Клинтоном и президентом России Борисом Ельциным. Предложенные в тот год сокращения должны были уменьшить арсеналы до уровня 2000-2500 ядерных боеголовок, однако республиканский конгресс США отказался поддержать эту инициативу, пока Россия не ратифицирует предыдущий договор. И вот теперь республиканский президент пошел дальше этих уровней.

Однако впереди нас еще подстерегают трудности. Хотя американцы в 1992 году прекратили производство новых ядерных боезарядов, Соединенные Штаты проводили их капитальный ремонт, чтобы можно было сохранять эти боезаряды в боевом составе СЯС, тогда как Россия производит новые ядерные боезаряды для замены старых. Администрация Буша-младшего дала знать, однако, что хочет попытаться создать новый ядерный боеприпас, способный проникать глубоко в толщу земной поверхности, чтобы использовать его против высокозащищенных объектов глубокого залегания.

Администрация США предусматривает в оборонном бюджете на 2003 финансовый год 15,5 млн. долл. на финансирование модификации существующей ядерной боеголовки, чтобы сделать ее пригодной для решения вышеназванной задачи. Она также стремится получить полномочия на концептуальные разработки, чтобы гарантировать, что новые поколения ученых-ядерщиков не отстанут от передовых технологий производства ядерной бомбы. На прошлой неделе комиссия по делам вооруженных сил сената США в ходе голосования, продиктованного партийной линией, временно заблокировала выделение ассигнований на финансирование разработки заглубляющейся в землю ракетной боеголовки (earth penetrator, англ.) до тех пор, когда Пентагон представит доклад, обосновывающий требования к такой системе оружия. Палата представителей конгресса США одобрила ассигнования на заглубляющуюся в землю ракетную боеголовку и добавила положение, которое разрешает создать устройство для проведения ее испытаний.

Исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрвил Кимбалл (Darvyl G. Kimball) сказал, что администрация США допустила просчет, не отвергнув планы возвращения в боевой состав снимаемых с вооружения ядерных боезарядов. "Эти сокращения важны как полезный первый шаг, - сказал г-н Кимбалл. - Но они далеко не соответствуют тому, чего могли бы достичь США и Россия, сделав эти сокращения необратимыми и более поддающимися проверке. Соединенные Штаты воспротивились этому в интересах сохранения максимальной гибкости на возможно более длительную перспективу".

Перевод: Виктор Федотов




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»