14.05.2002

Грег Миллер

Los Angeles Times, США

Темная сторона договора: угроза терроризма

Даже после снятия с ракет ядерные боеголовки будут нести угрозу безопасности

Вашингтон. Для поколений, выросших во время "холодной войны", договор о сокращении ядерных вооружений, о согласовании условий которого объявили в понедельник американские и российские официальные лица, является мечтой, которая была когда-то несбыточной.

Ядерные арсеналы, являвшиеся характерной чертой десятилетий вражды между Соединенными Штатами и бывшим Советским Союзом, будут уменьшены на тысячи единиц ядерного оружия.

Однако данное соглашение встретило немедленную критику за то, что оно не отражает более реальные угрозы, стоящие перед Соединенными Штатами в период после окончания "холодной войны". В частности, эксперты в области контроля над вооружениями говорят, что договор увеличит вероятность того, что боеголовки смогут попасть в руки террористов или государств-изгоев, так как администрация Буша настояла на том, чтобы обе страны могли хранить - а не уничтожать - сокращенные боеголовки.

В итоге тысячи российских боеголовок, которые по условиям более жесткого договора могли бы быть навсегда выведены из строя, вместо этого будут переведены в места хранения, уровень безопасности которых в лучшем случае является неясным, согласно оценкам, сделанным разведывательными службами нынешней администрации.

"Двустороннее сокращение ядерных вооружений - хорошее дело, - говорит Иво Даалдер (Ivo H. Daalder), старший научный сотрудник независимого вашингтонского Брукингского института (Brookings Institution). - Однако после вступления данного соглашения в силу мы можем не приобрести большей безопасности, чем мы имеем сегодня".

По условиям договора, который должен быть одобрен американским Сенатом и российской Государственной Думой, обе страны на протяжении следующего десятилетия должны будут сократить свои запасы ядерного оружия на две трети, до уровня в 1700 - 2200 боеголовок у каждой стороны.

Договор оставляет на усмотрение сторон то, как они будут осуществлять эти сокращения. Представитель Белого дома, который попросил не указывать его имени, сообщил, что ответственность за разработку деталей выполнения данного договора американской стороной возложена на Пентагон. Некоторые американские боеголовки будут уничтожены, сообщил чиновник, однако другие будут помещены на "длительное хранение", или же определены в "оперативный запас".

Оружие, отнесенное к последней категории, не будет размещено на подводных лодках, стратегических бомбардировщиках или пусковых установках, однако оно быстро сможет быть на них установлено.

Белый дом не озвучил конкретные сценарии, при которых он предусматривает подобное повторное размещение на стратегических носителях хранящихся ядерных боеголовок, а сторонники контроля над ядерным оружием заявляют, что трудно придумать обстоятельства, при которых 2200 боеголовок было бы недостаточно.

Однако администрация Буша утверждает, что договор предоставляет некоторую гибкость в случае возникновения "неясных ситуаций в сфере безопасности" в будущем. Трехстраничное соглашение также содержит статью, в соответствии с которой каждая сторона может полностью выйти из договора с предварительным трехмесячным уведомлением.

Такой агрессивный подход завоевал очки у консерваторов, и сделал договор приемлемым для тех, кто ставил под сомнение необходимость любых переговоров о контроле над вооружениями в период, когда Соединенные Штаты являются единственной мировой сверхдержавой.

"Выход из договора возможен только в самом крайнем случае", - сказал Фрэнк Гаффни-Младший (Frank Gaffney Jr.), бывший служащий Пентагона, ныне являющийся президентом консервативного Центра политики в сфере безопасности (Center for Security Policy).

Соединенные Штаты и Россия шли к заключению договора почти весь прошедший год, и до самого последнего времени имели острые разногласия по вопросу о том, что делать со снятыми с вооружения боеголовками.

Россия, чьи экономические проблемы подрывают ее возможность содержать свои арсеналы, настаивала на формулировке, в соответствии с которой снятые боеголовки должны быть уничтожены. Однако Россия не обладала большими возможностями по отстаиванию своих интересов в переговорах, что часто подчеркивало неравенство благосостояния двух стран, усиливающееся после завершения "холодной войны".

Хотя Россия стремилась к уничтожению сокращенных боеголовок, президент Владимир Путин, скорее всего, чувствует политическую необходимость поддержания паритета с Соединенными Штатами в хранении одинакового количества боеголовок, считают эксперты.

"Если Соединенные Штаты будут хранить, а не уничтожать боеголовки, русским будет трудно поступить по-другому", - говорит Роберт Эйнхорн (Robert Einhorn), бывший помощник госсекретаря США по вопросам нераспространения ядерного оружия.

Однако способность России безопасно хранить свои ядерные арсеналы подвергается возрастающему сомнению.

В докладе, подготовленном Национальным советом по разведке - органом, представляющим разведывательные ведомства Соединенных Штатов - делается вывод, что российская система безопасности "была создана в советское время для защиты ядерного оружия в первую очередь от угроз извне, и может быть не способна противостоять обладающему определенными знаниями инсайдеру, сотрудничающему с преступными или террористическими группировками".

В докладе говорится, что системы безопасности на российских предприятиях уже подвергались испытаниям. Согласно этому документу, российские власти за последние годы "дважды препятствовали попыткам террористов произвести разведку мест хранения ядерного оружия".

Многие из российских мест хранения ядерного оружия "остаются недоступными для официальных представителей Соединенных Штатов", что означает, что их уровень безопасности никогда не оценивался, говорится в докладе.

И экономическая нестабильность в России продолжает подрывать ее возможность безопасно хранить свой арсенал. В отдельных случаях охрана на ядерных предприятиях не получает заработной платы по несколько месяцев, а некоторые работники начали голодные забастовки, требуя улучшения условий работы.

Все это делает огромную российскую инфраструктуру ядерного оружия уязвимой для действий организованных преступных и террористических групп, которые теоретически могут вывести боеголовку в небольшом грузовике, считают эксперты.

"Чем дольше эти боеголовки будут храниться на территории России, тем больше шанс того, что они могут быть утеряны или проданы", - считает Том Коллина (Tom Z. Collina), директор программы глобальной безопасности Союза обеспокоенных ученых.

Разобранные боеголовки также могут представлять опасность. Их составляющие могут быть использованы для воссоздания боеголовки или создания "грязной" бомбы, в которой радиоактивные материалы рассеиваются при взрыве традиционных взрывчатых веществ. Однако угроза будет еще большей, если тысячи российских боеголовок будут направлены на хранение в собранном виде, говорит Том Коллина и другие эксперты.

"Несомненно, хорошо сократить ядерные арсеналы на две трети, - заявил Коллина. - Однако этот договор не отвечает на вопрос о том, что будет с боеголовками после того, как они будут сняты с ракет".

Перевод: Рафаэль Сайдашев




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»