14.04.2001

Тилль Хайн

Frankfurter Rundschau

Атомная энергия - это чистая энергия

“Сгоревший” российский министр по атомной энергии Евгений Адамов о совершенно здоровых ликвидаторах чернобыльской аварии, о переработке отработанного ядерного топлива и о радиоактивности в своем организме.

Печально известное российское министерство по атомной энергии, так называемый Минатом, выглядит так: одиннадцатиэтажное здание в стиле сталинского барокко на улице Большая Ордынка в центре Москвы. Вестибюль украшает гранитный памятник физику Игорю Курчатову, отцу советской атомной бомбы, который почитается в России, как и прежде, как национальный герой. 5 марта. Министр по атомной энергии Евгений Олегович Адамов еще занят, но его пресс-секретарь нас уже ждет. В приемной, у кабинета Адамова, он нам гордо демонстрирует висящие на стенах портреты бывших советских министров по атомной энергии, написанные маслом. А сегодня уже и Адамов - бывший министр. 29 марта он был отправлен в отставку российским президентом Владимиром Путиным. Адамов обвиняется в коррупции. Одно из последних интервью, данных Адамовым в качестве министра, состоялось все же не в его кабинете, а в зале, который своей стерильностью напоминает помещение для VIP-персон в аэропортах: диваны, столы со стеклянными столешницами, идиллические пейзажи. Вскоре в этот зал входит Адамов. Высокий, сухопарый человек, он слегка прихрамывает. Выглядит хрупким. Это не неотесанный аппаратчик, скорее профессор социологии. Короткое рукопожатие, и вот он уже сидит на диване со сложенными руками. Адамов напряжен и нервничает, но пытается это скрыть. Слухи о его сомнительном руководстве ведомством витают уже достаточно давно. И как раз в этот день российская пресса распространила доклад думского комитета по борьбе с коррупцией, в котором министру по атомной энергии предъявлены серьезные обвинения. У гонимого министра, которому 61 год, еще много планов: путем переработки зарубежного отработанного ядерного топлива он хочет наполнить государственную казну, а также всемерно расширять применение ядерных технологий. Я интересуюсь, будет ли у меня для интервью два часа, как мы и договаривались. Евгений Адамов выглядит возмущенным. “Самое позднее, через 40 минут я должен отсюда уйти, - говорит он, - Во время беседы вы можете меня фотографировать, а позировать я все равно не буду. В качестве компенсации за это я постараюсь понять ваши вопросы”. Теперь он сально улыбается. - Да, это может быть весело! Но тут министр начал говорить, и с каждой фразой становится все яснее, с каким цинизмом, с каким невежеством Адамов в течение двух с половиной лет руководил несчастной российской атомной промышленностью. Интервью как исторический документ.

- Господин Адамов, немецкое правительство приняло решение об отказе от применения атомной энергии. Вы же, наоборот, хотите построить в России 30 новых атомных реакторов.

- В общем количестве вырабатываемой электроэнергии доля АЭС составляет небольшую часть, и мы хотим ее увеличить. Сейчас это 15 процентов, а мы хотим достичь 50 процентов.

- В Западной Европе новые реакторы по причине высокой степени риска уже не строятся.

- Ядерная энергетика должна совершенствоваться, я это не оспариваю. Но нельзя забывать, что она является более безопасной, чем любые другие формы получения электроэнергии.

- Почему у Вас нет страха перед загрязнением морей, и сейчас Вы даже планируете создание плавающих электростанций.

- Все правильно. Таким образом, мы в будущем собираемся подавать энергию в северные районы нашей страны. Примерно через четыре года мы планируем начать эксплуатацию такой АЭС в Заполярье Мы в будущем намереваемся продавать плавающие атомные электростанции и в другие страны.

- Что представляет собой такая плавающая АЭС?

- Вы уже слышали о наших ледоколах, работающих на ядерном топливе? Примерно таким же образом функционируют и плавающие АЭС. Каждые несколько лет их эксплуатации в море мы будем отправлять их на установку по переработке отработанного ядерного топлива, после чего их снова можно вводить в эксплуатацию. Специалисты будут работать на этих АЭС посменно, длительность смены - несколько месяцев. По окончании срока они смогут отдохнуть дома, с семьями.

- В ближайшие годы на этом и на переработке ядерных отходов из-за границы Вы намереваетесь заработать миллиарды долларов.

- Объем рынка в этом секторе услуг в ближайшие двадцать лет возрастет до 200 миллиардов долларов. На мировом рынке по переработке отходов атомных электростанций до сего дня были представлены только Франция и Англия. Скоро к ним присоединятся Япония и Россия. Мы, россияне, уже в течение нескольких лет перерабатываем стержни ядерных реакторов, поступающие к нам из бывших советских республик. По самым скромным оценкам, мы могли бы занять десять процентов мирового рынка.

- Хорошая ли это перспектива, зарабатывать деньги на ядерных отходах?

- Извините, но Вы обязательно должны понять разницу между ядерными отходами и отработанным ядерным топливом. Ядерные отходы нужно где-то складировать. Например, в Германии это происходит в Горлебене. Что же касается отработанных стержней из ядерных реакторов, то мы, россияне, с этой концепцией абсолютно не согласны как по экономическим, так и экологическим причинам. В этом случае на тысячи лет захоранивают сырье, из которого можно было бы получить ценную энергию. Мы выступаем вместо этого за их переработку: использованные стержни - это что угодно, но только не отходы. Известно, что из них можно выделить уран и плутоний, которые потом можно снова использовать в ядерных реакторах.

- Но количество ядерных отходов благодаря этому методу увеличивается. Только лишь одна британская установка по их переработке Селлафилд по собственным данным сливает в море ежедневно девять миллионов литров радиоактивной воды.

- Мы, россияне, вследствие распада Советского Союза потеряли свои урановые месторождения в Казахстане, Узбекистане и других республиках. Мы вынуждены экономить сырье. И вторичное использование отработанных стержней помогает нам в этом. Конечно, вначале мы должны создать соответствующую инфраструктуру: нам нужны новые склады промежуточного хранения и восстановительные установки. Треть заработанных средств должна при этом идти на охрану окружающей среды.

- Это очень кстати, так как в России имеются обширные зараженные территории.

- Кто Вам такое сказал?

- Местность вокруг завода “Маяк” считается, например, наиболее зараженным местом во всем мире. Радиоактивность там выше, чем в 30-километровой запретной зоне Чернобыля.

- Меньше читайте газеты.

26 мая - это пятнадцатая годовщина катастрофы на Чернобыльской АЭС. Для Вас это особенный день?

- В будущий четверг я буду поминать тех немногих людей, которые ушли из жизни в результате этой аварии. Их было 28. Я также выражу свое сочувствие людям, которые заболели вследствие радиоактивного облучения. Их тоже очень, очень мало.

- Правда? И сколько же их?

- Примерно у 2000 детей - заболевание щитовидной железы, аналогичные проблемы у нескольких сот взрослых.

- Врачи и специалист по радиационной биологии Мюнхенского университета Эдмунд Ленгфельдер приезжал в Чернобыль после катастрофы 80 раз и лечил облученных людей. Он говорит о 70000 тысячах смертных случаев.

- Настоящей проблемой в связи с Чернобылем стали те, кто в течение прошедших 15 лет посвятил себя дезинформации общественности. Они говорят, что авария в Чернобыле была мощнейшей техногенной катастрофой за всю историю. Совершенно неверно! По числу жертв это был незначительный технический инцидент.

Не следует ли задуматься о последствиях катастрофы?

- И они незначительны. Но Вы давно читаете эту ложь в газетах и, возможно, сами пишете неправду. И Вы слушаете политиков, которые по сей день делают капитал на этой аварии. Я хотел бы Вам сказать, что большинство людей заболело не вследствие облучения, а от страха! И этот страх нагнали на них политики и журналисты. Из-за этого заболело больше людей, чем было собственно облученных.

- Вы думаете, что последствия облучения - это плод воображения?

- Во все десятилетия существования российской атомной энергетики у нас от лучевой болезни не умерло и ста человек. Менее тысячи заболели. Все остальные живут абсолютно нормально. Они иногда, конечно, заболевают, как и все другие люди. Ликвидаторы, работавшие после аварии на чернобыльском реакторе, болеют даже реже, чем среднестатистический человек.

- Это, должно быть, шутка?

- Напротив. Атомная энергия - это самая чистая форма энергии, которой не требуются никакие природные ресурсы и которая не имеет последствий для здоровья. С этим девизом и встретят мои коллеги по министерству пятнадцатую годовщину Чернобыля. Вместе со многими серьезными учеными. Другим, несерьезным ученым, которые говорят о многочисленных жертвах Чернобыля, место в сумасшедшем доме.

- Положа руку на сердце, господин министр. Вы хотя бы немножко рады, что в декабре прошлого года Чернобыльская АЭС полностью прекратила работу?

- Как Вы могли подумать такое? На Украине тяжелейший экономический кризис. Последний реактор был отключен совершенно необоснованно и под огромным давлением Запада. Украинское правительство после взрыва четвертого блока могло бы и далее совершенно нормально эксплуатировать оставшиеся три чернобыльских реактора. Каждый из этих реакторов производил в год энергии стоимостью не менее 70 миллионов долларов. Но бедная Украина за последние годы отключила все три реактора. Это же совершенно бессмысленно!

- Может, для консервации этой станции были не только экономические причины…

- Под Санкт-Петербургом мы эксплуатируем АЭС того же типа. Она после чернобыльской аварии была модернизирована, и там все хорошо. Всего в России в эксплуатации находятся одиннадцать реакторов РБМК чернобыльского типа.

- Независимые эксперты считают этот тип реакторов наиболее опасным.

- Проблемы существуют всегда, когда речь идет о современных технологиях. Наши реакторы, построенные в 70-е годы, с точки зрения их безопасности, сравнимы с вашими на Западе.

- Когда пойдут первые ядерные грузы с Запада?

- Для этого должен быть изменен российский закон об охране окружающей среды, в настоящее время импорт отработанных стержней запрещен. В первом чтении, в декабре за изменения проголосовало 320 депутатов Думы из 450. После того, как пройдут еще два чтения, решать будет президент.

- Не переоцениваете ли вы готовность своих соотечественников к дополнительному облучению?

- Радиоактивная нагрузка, возникающая вследствие переработки 20000 тонн отработанных стержней, очень мала. Доза облучения, которую население получит дополнительно за 500 лет, аналогична получаемой сегодняшним россиянином ежедневно в течение пяти часов. Это показали наши научные исследования.

- Да?

- Эти результаты объясняются природной радиоактивностью, независящей от человеческой деятельности, а также медицинскими рентгеновскими исследованиями. Если мы в России откажемся от тридцати устаревших рентгеновских аппаратов, то никакой дополнительной лучевой нагрузки вследствие импорта не будет, она будет нивелирована.

- Интересно. Проведете ли Вы сами отпуск вблизи завода “Маяк”, если редакция журнала “Frankfurter Rundschau” снимет Вам там дачу?

- Что за детский вопрос! Я отдыхаю всего неделю в году. Но в течение года я провожу примерно два месяца на наших ядерных установках. И на “Маяк” я приезжаю регулярно. А в 1986 году после аварии я три месяца был в Чернобыле. В Индии и Бразилии есть места, где природное излучение значительно выше, чем на наиболее пострадавших участках в Чернобыле. В десятки раз выше, если быть точным. И там живут люди.

- Это для меня новость. Вы, видимо, считаете ядерную энергию совершенно безопасной. Можете ли Вы представить себе существование на территории России складов для хранения ядерных отходов со всего мира?

- Конечно. Я хочу Вам это пояснить: при вторичной переработке образуется радиоактивная урановая руда. Вопрос заключается в том, можем ли мы поддерживать продукты распада атомной энергии на уровне, соответствующем характерному для этой руды в природе. И наши исследования показывают, что это возможно.

- Правда? То есть Вы готовы завезти германские ядерные отходы для окончательного захоронения в России?

- Мы как раз об этом и говорим. Вам это не пришло в голову? И многие другие страны обрадовались бы такой перспективе. Существующие методы требуют многих тысячелетий для затухания излучения. Но благодаря нашему огромному ноу-хау уровень излучения сравняется с природным за одно-два столетия. Мы оставим нашим детям землю в таком виде, в каком ее создал Господь.

- Звучит совершенно утопически.

- Мы идем по этому пути. Но загранице мы это, судя по всему, должны это объяснить подробнее. В том числе и Германии. С германским министром экологии Триттином я уже разговаривал, но, кажется, он неправильно понял, каковы экологические, экономические и политические возможности атомной энергетики. Может, он компетентен в других областях, но в ядерной энергетике господин Триттин вообще ничего не понимает!

- Сколько должна платить Германия за захоронение одной тонны своих ядерных отходов?

- 1,5 миллиона долларов. И тогда все они останутся в России.

- А Вы, действительно, совершенно не боитесь катастроф и дополнительного радиоактивного излучения?

- Почему же? Как я уже сказал, я постоянно бываю на ядерных объектах. Вскоре после аварии на Чернобыльской АЭС я прошелся, например, вокруг разрушенного блока и составил для себя картину происшедшего. Это было в мае или июне 1986 года. Когда я несколько лет спустя, зимой 1998 года, был в Америке и проходил через контрольное устройство аэропорта, все датчики стали пищать, и служба безопасности принялась искать в моем багаже радиоактивные вещества. Я им сказал, что их излучает мой организм. Но они мне попросту не хотели верить.

- А Вы себя хорошо чувствуете?

- Я абсолютно здоровый человек. Мне скоро исполнится 62 года, чтоб Вы знали. И то, что я делаю здесь в качестве министра, никогда не смог бы осилить больной человек.

- Во время недавно проведенного опроса общественного мнения 93,5 процента россиян высказалось против импорта отработанных стержней ядерных реакторов. Это ли не повод для размышления?

- Что Вы понимаете под демократией? Представите себе, Вы садитесь в авиалайнер с 350 пассажирами, и там путем голосования решаете, кто им сегодня будет управлять. Я могу только пожелать Вам удачного полета! Ряд вопросов не может быть решен демократическим путем. А вообще-то в опросе, на который Вы ссылаетесь, вопрос был поставлен некорректно: “Хотите ли Вы, чтобы Россия превратилась в свалку ядерных отходов?” И поэтому не надо удивляться результату. Существуют разные методы, чтобы выставить человека глупцом. В том числе и такие опросы.

- Но все же скажите сами, что Вы хотите импортировать ядерные отходы в обмен на иностранную валюту.

- Извините, но мне пора на совещание. Всего хорошего и до свидания!

- Извините, господин министр, еще один вопрос. Что Вы скажете об обвинениях против Вас в коррупции, которые появились сегодня в российской прессе?

- О чем Вы говорите?

- Там написано, что Вы владеете долей в иностранных фирмах, которые делают деньги на транспортировке ядерных отходов. Кроме того, Вы якобы обеспечили своим партнерам по бизнесу высокие посты в Вашем министерстве, хотя они ничего не понимают в атомной энергетике.

- Вы должны меня извинить. Сегодня у меня, к сожалению, не было времени почитать газеты.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»