04.08.2001

Гражданский Центр ядерного нер

Минатом планирует построить реактор на быстрых нейтронах БН-800 на Белоярской АЭС в Свердловской области в 2009 г

Директор Белоярской АЭС О. Сараев в интервью газете "Век" даёт самые радужные перспективы БН-800. Но жизнь показывает, что планы Минатома при создании реакторов на быстрых нейтронах сталкиваются с серьёзными проблемами

Минатом начинает реализацию проекта 4-го энергоблока Белоярской АЭС с реактором на быстрых нейтронах БН-800. Белоярская АЭС в Свердловской области - единственная в России и в мире атомная станция с энергоблоками разных типов. Среди них - действующий БН-600, крупнейший в мире промышленный энергоблок с реактором на быстрых нейтронах. Теперь к нему добавится и БН-800.

- Создание этого реактора - начало качественно нового этапа в развитии ядерной энергетики. Этапа, связанного с использованием именно быстрых реакторов. Будущее безусловно за ними, - комментирует это событие Олег Сараев, директор Белоярской АЭС.

Постойте, это что же такое - быстрые реакторы, в пользу которых у отечественных специалистов немало аргументов? Вот один из аргументов, едва ли не самый весомый. Его приводит академик РАН, советник дирекции ГНЦ ВНИИ неорганических материалов Федор Решетников:

- В распространенных сейчас типах реакторов на медленных нейтронах топливо выгорает всего на 1%, после чего его приходится либо хранить (что весьма недешево), либо перерабатывать, выделяя из него ценные изотопы, прежде всего оружейные уран-235 и плутоний. В реакторах, работающих не на медленных, как сейчас, а на быстрых нейтронах, топливо сжигается на порядок эффективнее - до 12%. Более того, они позволяют обойтись без используемого ныне урана-235, заменив его плутонием и ураном-238, который составляет 99,28% природного урана и в колоссальных объемах хранится в отвалах руды после извлечения из нее урана-235. Но главное, поскольку в быстром реакторе уран-238 превращается в плутоний, постольку самой ценной составляющей ядерного "горючего" он обеспечивает себя сам. Не случайно использование быстрых реакторов широко планировалось еще в СССР. Тогда было принято решение правительства о строительстве четырех крупных реакторов БН.

Увы, планируемого массового ввода промышленных быстрых реакторов в ядерно-энергетическое производство не произошло. Сказались самые разные причины: и Чернобыль, и последовавшее за ним свертывание программ интенсивного развития ядерной энергетики, и страх перед распространением ядерных технологий, и проблемы с захоронением ядерных отходов... Все это сплелось в один замысловатый клубок. Но, по большому счету, все-таки не ими (или не только ими) была обусловлена интрига свертывания программы. Тогда в чем же она, интрига?

Напомним, один быстрый реактор был пущен - БН-600 на Белоярской АЭС. В апреле прошлого года исполнилось ни много ни мало 20 лет с момента его энергетического пуска.

И что же показал опыт его эксплуатации?

- Двадцатилетняя эксплуатация показала хорошее совпадение проектных и фактических показателей работы, - отвечает на этот вопрос Олег Сараев. - Были решены все поставленные при его сооружении задачи - демонстрация длительной, эффективной и безопасной работы. БН-600 устойчиво входит в число лучших ядерных энергоблоков мира. Он надежен в управлении, безопасен, не оказывает радиационного воздействия на население и окружающую среду.

Весь этот ценный, во многом уникальный опыт имеет непреходящее значение для дальнейшего развития мировой и отечественной ядерной энергетики, убежден директор Белоярской АЭС. Успешный многолетний опыт эксплуатации этого реактора, по сути, дает единственную надежду на то, что быстрые технологии имеют перспективное будущее.

- Знаменательно, что сегодня как никогда высок интерес Минатома к оснащению площадки БАЭС энергоблоками с быстрыми реакторами, - обращает внимание еще на один существенный момент Олег Сараев.

- Если инициатива президента Владимира Путина на Саммите тысячелетия ООН по строительству блоков нового поколения найдет международную поддержку (судя по реакции МАГАТЭ, есть основания на это надеяться), ее нужно будет подтвердить практическими делами. И средством подтверждения в ближайшее время могут быть только энергоблоки с быстрыми реакторами на площадке БАЭС.

В конце концов, быстрые реакторы - "это красивая физическая идея", по словам Олега Сараева. Только вот почему ввод этой "красивой идеи", столь привлекательного на первый взгляд ноу-хау, в массовое производство так и не состоялся? Вот это и есть интрига.

И объясняется она довольно просто. Дело в том, что при создании реакторов на быстрых нейтронах ученым пришлось столкнуться с серьезными технологическими проблемами. "Особые условия работы БР определяют его относительную дороговизну по сравнению с тепловыми реакторами", - говорит главный научный сотрудник ВНИИНМ, профессор МИФИ Игорь Головнин. Так, предъявляются особые требования к конструкционным материалам. К примеру, используются специальные дорогостоящие стали. Еще одна технологическая проблема, вызывающая резкое повышение стоимости установки, - использование особого теплоносителя. Компоненты энергоблока необходимо изготавливать из коррозионно-стойких спецматериалов, что влетает в копеечку. По перечисленным выше причинам до самого недавнего времени стоимость электроэнергии, вырабатываемой быстрыми реакторами, говорит академик Федор Решетников, была в 2-2,5 раза дороже той, что получали на тепловых реакторах. Но в связи с резким повышением требований к безопасности тепловых АЭС их капитальная составляющая увеличилась после Чернобыля почти в 2 раза.

- Строительство серийного энергоблока на тепловом реакторе ВВЭР-1000 обошлось бы сейчас в 1,1-1,2 миллиарда долларов, - утверждает заместитель генерального директора Обнинского физико-энергетического института Владимир Поплавский.

- А сметная стоимость БН-800 оценивается в 1,3 миллиарда. Стоит напомнить и то, что по мере исчерпания запасов урана цена на топливо для традиционных АЭС будет быстро расти, следовательно, существенно увеличатся их эксплуатационные расходы.

Именно благодаря этому и пришло время быстрых реакторов. "У быстрых реакторов есть очевидные перспективы, и отечественным ученым надо лишь дальше развивать свои конкурентные преимущества в быстрых технологиях". Шаг в этом направлении - создание БН-800, а также БРЕСТ-300, идеология которого разработана в НИКИЭТе.

- В какой очередности будут строиться два новых блока?

- Поскольку БН-800 уже имеет лицензированный проект и его можно строить хоть сейчас, а по БРЕСТу могут возникнуть проблемы, на решение которых нужно время, возрастает актуальность строительства БН-800 в первую очередь, - отвечает Олег Сараев.

- Суммы финансирования на 2001 год определены. Но на первый план выходит иная проблема - мобилизация строительных сил. Как ни парадоксально, она более сложна, чем нехватка денег на строительство.

- И как же решить эту проблему?

- Сегодня эта задача уже не только отраслевая, но и государственная. Мы надеемся, что и государство мобилизует свои ресурсы.

Вне сомнения теперь лишь то, что блок БН-800 будет строиться. "Не так давно на Белоярской АЭС работала выездная комиссия. Обсуждались вопросы с будущей программой по 4-му блоку. Принято решение подготовить программу пошаговых действий, связанных с вводом блока. Эту программу должны подписать губернатор Свердловской области Эдуард Россель, глава Минатома Александр Румянцев и подрядная организация. Программа сейчас готовится, обсуждается для внесения предложений. Но во всяком случае обстановка вокруг 4-го блока сейчас существенно активизировалась, - рассказал "Веку" технический директор концерна "Росэнергоатом" Борис Антонов.

Только вот реально ли - его пуск в 2009 году?

"Думаю, достаточно проблематично, - отвечает Борис Антонов. - Надо иметь в виду программу ввода других блоков - 3-го на Калининской АЭС, 5-го на Курской, 2-го на Ростовской, 5-го на Балаковской... Если учесть, что предстоит ежегодно вводить по одному новому энергоблоку на наших АЭС, то пуск БН-800 на Белоярской атомной в 2009 году - это некое оптимистическое предложение".

Технологии, связанные с использованием быстрых реакторов, станут весьма и весьма актуальными в условиях дефицита атомного сырья, который неизбежно наступит через несколько десятилетий. Но совершенствовать их надо уже сейчас. Это поняли многие страны. Они существенно активизируют работу по развитию своих быстрых реакторов. Япония в 2003 году дала "добро" на возобновление работы АЭС с быстрым реактором.

Действует экспериментальный БР в Индии. Китай с помощью российских специалистов ведет интенсивные работы по завершению проекта БР, который планируется пустить в 2005 году. Всего же в мире, по подсчетам обнинского ФЭИ, разработано 29 "быстрых" проектов, 17 из которых реализовались в экспериментальных установках и АЭС.

"Начатое на Белоярской АЭС промышленное освоение энергоблоков с реакторами на быстрых нейтронах, успешная эксплуатация энергоблока БН-600 и строительство энергоблока БН-800 обеспечат преемственность развития в России атомных электростанций с качественно новыми мощностями. Будет создана реальная база для освоения энергоблоков данного типа всей отраслью с выходом на зарубежный рынок перспективных ядерных технологий", - убежден Олег Сараев.

Так или иначе в XXI столетие с отработанными технологиями и успешным опытом эксплуатации не только экспериментальных, но и промышленных быстрых реакторов вошла только одна страна - Россия. И пока на этом потенциальном рынке у нашей страны самые сильные позиции.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»