02.04.2001

Татьяна Артёмова

МК в Питере

В стране происходит беспрецедентная кампания, способная изменить не только наше экономическое, но, как утверждают, и наше биологическое завтра

В канун Нового года в России случилось нечто, до сих пор не оцененное по достоинству. Государственная Дума, по существу, проголосовала за коммерческую программу ввоза в страну зарубежных радиоактивных отходов (РАО)…

Между тем, неожиданным резонансом к планирующимся у нас переменам прозвучало мнение экспертов в области иммиграционной политики некоторых зарубежных держав. Они рекомендовали своим правительствам категорически запретить в будущем въезд в свои страны на постоянное жительство иммигрантов из России. По их мнению, радиоактивные отходы, которые в большом количестве собираются везти к нам из-за рубежа, нанесут непоправимый вред генофонду нации. И они, там, не хотят, чтобы мы, приезжая к ним, "испортили" их генофонд.

Совсем недавно нам много говорили о существовании грандиозного мирового рынка переработки РАО и о том, что у России не будет другой возможности отхватить столь же лакомый кусок. Мы совсем было поверили, что всякая страна и правда спешит ухватить кусочек от этого пирога. Но тут вдруг телеэфир наполнился кадрами немецкой хроники, рассказывающей об акциях протеста в Германии, куда везут из Франции радиоактивные отходы для временного хранения. Оказалось, что вопреки уверениям наших атомщикам, не всем по вкусу этот пирог.

Некоторые подробности мы узнали от Вольфганга Эмке, спикера Гражданской инициативы земли Люхоу-Данненберг, из его письма украинским друзьям по борьбе. Причем "друзья по борьбе" - это не стилистический оборот. Большинство из нас, видевших название украинского города Артемовска только на коробках с солью, даже не знают, от какой беды уберегли нас тамошние общественные организации. В артемовских соляных копях задумано было устроить всеукраинский могильник для радиоактивных отходов. Но неукротимые "зеленые": из центра "Бахмат", организаций "МАМА-86", "Зелений Свит", Партии Зеленых Украины - их друзья и сподвижники и даже государственная организация, аналогичная нашей бывшей "комприроде" не успокоились, пока не добились полного аннулирования вредоносного проекта на своей земле!

A 27 марта 2001 неподалеку от немецкой деревушки Горлебен в районе Люхоу-Данненберг происходило вот что: 300 человек разобрали щебневую насыпь и разворотили 100 метров рельсов. 2 активиста забетонировали себя в железнодорожное полотно, и уже более 13 часов находятся под 1,5 метровым слоем бетона. Полицейские пытаются вытащить их. Люди бросаются под колеса эшелона, чтобы остановить состав. 400 тракторов с антиатомной символикой и плакатами готовятся встретить Кастор ("Кастор", вообще-то, марка контейнеров, в которые упакованы радиоактивные отходы), когда железнодорожный путь от Данненберга закончится. Дальнейший маршрут проходит через леса до деревушки Горлебен...

В ответ бюллетень "Дикое поле", который выпускает артемовский центр "Бахмат", призвал "зеленое" сообщество Украины воздействовать факсовой кампанией на бундесканцлера Герхарда Шредера, чтобы помочь жителям Горлебен отстоять свое право на жизнь. Название этой деревушки в Германии уже стало символом непокорности. Олицетворением гражданского протеста. И заодно знаком торжества западной свободы слова. Может быть, телеоператорам и запрещают там снимать, но, судя по телеэфиру, они научились преодолевать запреты.

Между тем, в нашей стране аналогичная кампания происходит, правда, не без битв, но почти без телекамер. Исключение составляют кадры пикетирования активистами Гринпис нашей Думы с развертыванием транспаранта на стене здания в Охотном ряду. Много ли вы слышали о том, что, наперекор желанию некоторых сил превратить Россию в зарубежную радиоактивную свалку, в ней возникло антиядерное сопротивление?..

Доподлинно известно, что мощная сила противостоит гласному обсуждению этой проблемы.

Ведь когда по инициативе нескольких авторитетных неправительственных организаций было собрано 2 миллиона 600 тысяч подписей для проведения в стране всероссийского референдума по природоохранным вопросам, Центризбирком нашел возможность забраковать больше 600 тысяч подписей. Говорят, по формальному признаку. Так или иначе, проведение референдума было сорвано. И даже когда инициаторы его обратились в суд , то 22 марта, в тот же день, когда было назначено повторное рассмотрение поправки к Закону об охране окружающей среды, он отклонил их иск.

И все же, от греха подальше, фигура непопулярного министра была снята с доски. Многие рассматривали это как победу! Тем более, что министр к тому времени расшалился до такой степени, что с телеэкрана публично утверждал, будто Чернобыль причинил человечеству не больше вреда, чем железнодорожная авария. К тому же, образованная по поручению Государственной Думы комиссия по борьбе с коррупцией, расследовавшая деятельность вверенного Адамову министерства и некоторые обстоятельства его небезынтересной жизни, обнаружила немало удивительных фактов...

Так или иначе, а многие заинтересованные, обсуждая кадровые перестановки в Минатоме под условным заголовком "Жертвоприношение или сброс пара", склоняются к последнему. Тем более, что новый министр Александр Румянцев, директор Курчатовского института, академик и лауреат, свое отношение к ввозу в Россию отработанного ядерного топлива на хранение и переработку обозначил вполне определенно: "Я считаю это безусловно целесообразным, а конкретно как - это должно быть тщательно обсуждено". И тогда, будьте уверены, через наш петербургский порт или по нашим железным дорогам этот путь непременно проляжет, уж не сомневайтесь. Так что нам всем многое еще предстоит.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»