05.04.2001

Надежда Борисова

Наш край, Красноярск

Закон не должен быть опасен

Когда Государственная Дума обсуждала три законопроекта, разрешающих ввоз в Россию отработанного ядерного топлива из других стран на хранение и переработку, в числе 38 депутатов, проголосовавших против, был и депутат от Красноярского края по 46-му избирательному округу Александр Клюкин

Когда Государственная Дума обсуждала три законопроекта, разрешающих ввоз в Россию отработанного ядерного топлива из других стран на хранение и переработку, в числе 38 депутатов, проголосовавших против, был и депутат от Красноярского края по 46-му избирательному округу Александр Клюкин

- Александр Николаевич ,вы с самого начала определили свою позицию по ввозу радиоактивных отходов.

- Из девяти депутатов Госдумы по Красноярскому краю против ввоза чужого отработанного ядерного топлива проголосовали еще В.М. Семенков и А. А. Гузанов. Причем им было сложнее, потому что их фракция голосовала "За".

Ввозить или не ввозить отходы из-за границы на нашу территорию - такой вопрос лично для меня никогда не стоял. Однозначно - не ввозить. Хотя специалистом в атомной энергетике я не являюсь. Но в Госдуме почему-то оказалось много специалистов. И они проводили большую "разъяснительную работу" среди депутатов. Почти всем составом, за редким исключением активно работал в плане "за" экологический комитет, состоящий почти из одних представителей Минатома. У меня в кабинете до сих пор лежат их пачки журналов, экономических выкладок, экологических статей о безопасности и пользе ввоза в Россию ОЯТ. В числе агитаторов был и экс-губернатор Красноярского края.

Убежденность этих людей в своей правоте, может быть, и достойна уважения. Но спрашивается, а где же мнение другой стороны? Где альтернативная позиция?

- А в ходе обсуждения было ясно, что отходы повезут именно к нам?

- Совершенно определенно - на Красноярский горно-химический комбинат. И под Челябинск на НПО "Маяк".

И если депутаты, допустим, из Якутии особого беспокойства могли и не проявлять до нас с челябинцами это касалось самым непосредственным образом. Потому что отходы повезут в край, где мой дом, где мои родные, где я живу.

- Неужели вам как депутату Госдумы не поступило из края ни одного телефонного звонка по поводу столь серьезного принятия решения?

- Ни из администрации края, ни из Законодательного Собрания, ни из комитета по природопользованию и природоохране. Хотя в депутатскую приемную в Красноярске и звонков и личных обращений было много.

- На первых порах в Госдуме вы были заместителем председателя комитета по природным ресурсам и природопользованию. И перешли в комитет по информационной политике. Почему?

- А все по той же причине полной незаинтересованности местных властей. Будучи избранным заместителем председателя комитета природных ресурсов и природопользования Госдумы, имея поддержку этого комитета, выходы на министерства и ведомства, я неоднократно предлагал свои услуги тому же краевому комитету природных ресурсов. Но тщетно. Им это не нужно, неинтересно. Видя свою невостребованность, я и решил перейти туда, где от меня может быть польза.

- А как же изменение природоохранного законодательства, 50-я статья по запрету зарубежных отходов?

- Лично меня законопроект ни в первом, ни во втором чтении не убедил в пользе и безопасности завода зарубежного ОЯТ в наш край. Кстати сказать, многие из депутатов, кто голосовал "за", также отмечали массу недочетов, делали поправки в законопроект. Пока не будет полной ясности, стопроцентной уверенности в том, что завоз ОЯТ в Россию безопасен, экономически целесообразен - а это Минатому доказать будет трудно, практически невозможно - ни я, ни, думаю, мои красноярские коллеги В. М. Семенков и А.А. Гузанов не дадим свое депутатское "добро" на ввоз опасных отходов. И, как показали события при вторых чтениях по проекту федерального закона "О внесении дополнения в статью 50 Закона РФ "Об охране окружающей природной среды, "также поступят и многие другие депутаты Госдумы.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»