05.04.2001

Сергей Клыков

Молодежное отделение Ядерного

Чтоб нам так жить. Умные учатся на чужом примере

В прессе не стихают споры по поводу обсуждаемых Государственной думой поправок в атомное законодательство. Ломаются копья - из-за облученного ядерного топлива (ОЯТ), точнее, из-за допускаемого этими поправками его ввоза на длительное хранение и переработку в нашу страну.

С одной стороны, ученые-ядерщики доказывают: это послужит дальнейшему развитию атомной энергетики России, а помимо того, даст необходимые средства для решения многих экологических "болезней". С другой - многочисленные "зеленые", что называется, бьют в колокола по поводу "превращения страны в мировую ядерную свалку". И как же порой простому "человеку с улицы" нелегко сделать выбор в пользу тех или иных доводов.

Непросто, поскольку ни общего понимания самой проблемы, ни знания о конкретных вариантах ее решения по-прежнему нет. Между тем именно о них-то, конкретных вариантах, пожалуй, и стоит писать, а не просто об абстрактных аргументах "за" или "против".

Таких конкретных вариантов множество. Один из них (причем едва ли не самый наглядный и доказательный), например, демонстрирует Франция. Так вот, теперь в канун второго чтения поправок в атомное законодательство в Госдуме, на мой взгляд, полезно, чтобы широкая общественность узнала именно об этом конкретном примере. Почему полезно? По очень и очень простой причине: французы практически решили проблему, которая многим у нас представляется вообще нерешаемой. В мировой практике вопросы развития атомной энергетики на политический уровень выносились всего один раз, когда Франция, столкнувшись в конце 60-х - начале 70-х годов с энергетическим кризисом, приняла решение развивать свою атомную отрасль. Но приняв такое решение, столкнулась с тем же, с чем сейчас сталкиваемся и мы, - с проблемой ОЯТ.

Эта проблема решена на заводах фирмы "Кожема". Главный из них, крупнейший в мире завод по переработке ОЯТ, находится в 25 километрах от города Шербур, на мысе Ла Аг. По площади он занимает 300 гектаров. Здесь перерабатывают ни много ни мало 1600 тонн ОЯТ в год главной энергетической компании Франции ЭДФ и 27 других энергокомпаний, не нанося при этом ни малейшего ущерба идиллической картине, знакомой всем по фильму "Шербурские зонтики".

Но сначала несколько слов о самой компании "Кожема", которую не так давно посетила делегация Ядерного общества России. Что же представляет собой эта компания? "Кожема" была создана в 1976 году в период подъема атомной энергетики во Франции. Она имеет дело со всеми этапами ядерно-топливного цикла: от добычи урана до получения энергии и переработки ядерных "отходов". Объем ее торгового оборота составляет около 25 миллиардов франков (более 4 миллиардов долларов) в год, причем треть его обеспечивается за счет продажи продукции и услуг в другие страны. Компания является мировым лидером в переработке облученного топлива. Имеются две мощные установки на мысе Ла Аг, а также перерабатывающая установка в Маркуле (на юге Франции).

В "Кожеме" около 18,5 тысячи работников, 60% из которых - профессиональные инженеры, высококвалифицированные специалисты. Эти люди к своей работе превращения "прекрасной Франции" в "ядерную свалку" относятся очень спокойно. Такое впечатление, что при здешнем уровне организации производства такой опасности просто нет, коль возможность ошибок ничтожно мала. Все механизировано, компьютеризировано и за все есть ответственные. Люди уверены в себе, уверены в своем будущем. Они дорожат своим рабочим местом, так как хорошую работу в Европе найти нелегко. Завод - главный научно-исследовательский центр комиссариата по атомной энергии Франции, владеющий экспериментальными реакторами, специальными лабораториями, промышленными цехами и двумя мощными перерабатывающими установками. Одна из них, старая, перерабатывает французское топливо. А новая - только топливо иностранных компаний. Установка была построена на деньги не одной Франции - при долевом участии других стран, таких, как Япония и Германия.

Причина - высокая стоимость этого объекта (порядка 10 миллиардов долларов). Теперь французы бесплатно перерабатывают ОЯТ стран-инвесторов. Впрочем, только в течение 10 лет, по прошествии которых они (французы) станут полными собственниками предприятия.

Общее впечатление - как от посещения космического центра. Даже время здесь не французское, а земное (то есть по Гринвичу). И еще: быстрота, профессионализм, четкость во всем. Как и положено, собственно, при работе с ядерными материалами: с мирным атомом иначе, чем на "вы", нельзя. Какой же, спросите, вывод из сказанного? Тот, что цивилизованные, развитые страны активно развивают у себя высокотехнологичное, наукоемкое производство, связанное с переработкой ОЯТ. Кроме Франции, Великобритания существенно расширяет свой перерабатывающий завод в Сельфильде. Япония, имеющая перерабатывающую установку в Токай-мура, строит вторую - в Рокасс-мура. Даже Китай и Индия вот-вот начнут создавать мощности по переработке ОЯТ. Высокий уровень организации работы этих предприятий, оптимизм и уверенность их сотрудников и вообще то внимание, которое уделяется ядерной безопасности в этих странах, вызывает только положительные эмоции и восхищение. Вопрос тут, собственно, один. Будем ли и мы, как все, развивать у себя такое же производство или в очередной раз докажем свою "уникальность", отказавших от высоких технологий?




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»