07.04.2002

Чарли Диггес

Беллона, Норвегия

Стержни РБМК разрежут на части

Санкт-Петербург: Ленинградская атомная электростанция (ЛАЭС), утверждает, что она нашла новый способ решить давнюю проблему перезагруженности хранилища ОЯТ

Ленинградская атомная электростанция (ЛАЭС), кажется, открыла новый способ решить давнюю проблему перезагруженности бассейнов хранилища ОЯТ и обещает, что новое, якобы более безопасное сухое хранилище будет введено к 2003 году.

Экологи согласны с тем, что проблему ядерных отходов ЛАЭС нужно решать. Тем не менее, они считают поспешным планируемое перемещение отходов в до сих пор недостроенное сухое хранилище. Этот шаг может даже иметь более неблагоприятные последствия для окружающей среды, чем если отходы останутся в ныне действующем бассейне. Ведь в конце концов, у этой проблемы могут появится другие, более удачные решения.

Эколог Сергей Харитонов, бывший работник ЛАЭС, уволенный за свою общественную деятельность, даже утверждает, что новый проект нужен не для того, чтобы повысить безопасность станции, а для того, чтобы обогатить разработчиков этого запатентованного мероприятия. Пресс-служба ЛАЭС отвергает подобные обвинения без дальнейших комментариев.

Предложенный ЛАЭС план, как нам рассказали об этом в Госатомнадзоре, предполагает, что из нынешнего хранилища будут убраны 24 тысячи отработавших стержней, возраст которых насчитывает от 15 до 27 лет. Все эти стержни использовались в реакторах РБМК-1000, - той самой модели, которая взорвалась в Чернобыле в 1986 году. В настоящее время все эти стержни находятся в разрушающейся постройке ЛАЭС номер 428, где они подвешены на ужасающе близком расстоянии друг от друга. За последние несколько лет в этом здании было официально отмечено несколько значительных утечек радиоактивной воды. Сами стержни, некоторые из которых были погружены в воду на протяжении десятилетий, подвержены сильной коррозии.

Топливо из РБМК не может быть переработано и поэтому его использование вызывает огромные проблемы, связаные хранением ОЯТ.

Как предположил в телефонном разговоре с нами специалист о утилизации реакторов BNFL Magnox Дэвид Картрайт, после перенесения в сухое хранилище, стержни из здания 428 будут храниться в чистом углекислом газе. По мнению Картрайта, этот метод хранения стандартен для сухого хранилища. Впрочем, Николай Афанасьев, пресс-секретарь местного отделения ГАНа, которое будет следить за перенесением стержней, отказался подтвердить нам, что будет использован какой-либо новый метод.

Разрезка стержней

Сомнения экологов по поводу плана перенесения радиоактивных отходов имеют два основания. Во-первых, нужно будет куда-то деть сотни литров радиоактивной охлаждающей воды из небольшого цементного здания номер 428, расположенного всего в 90 метрах от берега Финского залива.

При этом ещё в 1996 году было установлено, что в этой воде присутствует цезий-137, который является опасным высокоактивным изотопом.

По забавному совпадению, вода в бассейнах здания 428 не считается радиоактивной, при том что здание заполнено 24 тысячами отработавшими тепловыделяющими сборками, что на треть превышает проектную нагрузку. А вода не могла не подвергнуться радиоактивному загрязнению, посколько циркониевая оболочка отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) сильно проржавела.

Опасение экологов вызывает и следующий факт. планируется, что пробывшие столько времени в воде стержни будут распилены на части, перед тем как поместить их в сухое хранилище. В телефонном интервью с нами представитель Комиссии Ядерного Надзора США сказал, что "при неверных действиях такой процесс может привести к радиоактивному загрязнению".

Сергей Харитонов, бывший работник ЛАЭС, который был занят непосредственно в здании 428, но впоследствии был уволен за общественную деятельность, согласен с этим мнением.

"Распиливание этих стержней может вызвать загрязнение", сказал он в беседе с нами. - "В них содержатся уран-235, 238 а также плутоний оружейного качества. При нарушении технологии может произойти катастрофа. Риску подвергаются как сами работники, так и вся прилегающая территория."

Кроме того, никогда в мире ещё не практиковалась разрезка таких огромных проржавевших десятиметровых стержней. Англия и Франция режут стержни для переноски из водного в сухое хранилище в Селлафилде и Ля Аге соответственно, однако, как сообщил нам Картрайт, у них размер стержней составляет всего метр и в воде хранят их не больше пары лет. Затем с них снимают магниевое покрытие и режут их в лабораторных условиях.

Разрезка десятиметровых стержней - это совсем другое дело.

"Наша ядерная индустрия никогда ничем таким не занималась, опыт европейцев тут не причем", - сказал нам в телефонном интервью Владимир Сливяк из организации "Экозащита!"

По его мнению, "это обычный рискованный эксперимент наших атомщиков, которым наплевать на то, что облучению может подвергнуться сотня работников ЛАЭС, а возможно, и город Сосновый Бор. И их политика такова - чем меньше знает общественность, тем им спокойней."

Несмотря на успех западных предприятий по разделке отработавшего ядерного топлива, этот опыт не может быть даже перенесен сюда, сказал нам Сергей Харитонов. Причина этому - то, что стержни РБМК-1000 требуют к тому же ещё и большего внимания. Ведь сперва их достанут из охлаждающих бассейнов, чем вызовут резкий перепад температуры. Однако, никто не знает к каким последствиям это может привести.

Затем их поставят на распилку. По данным Харитонова, предварительные эксперименты по разрезанию стержней, в которых участвовал необученный персонал, привели к ряду травм среди работников, лечение которых было оплачено станцией.

Однако пресс-секретарь ЛАЭС Сергей Аверьянов сказал в телефонном интервью в среду, что процесс распиливания безопасен и во время предварительных испытаний никто из рабочих не пострадал.

"Это всё ерунда", - сказал он, - "Процесс распиливания абсолютно безопасен, экологи должны быть рады, что дождались такой технологии. Не вижу никаких причин для жалоб с их стороны."

Точку зрения Аверьянова поддерживает Афанасьев, представитель ГАНа - контролирующей организации, которая была за последнее время заметно оттеснена от принятия решений Минатомом, который, по мнению Харитонова, стоит за планом перенесения радиоактивных отходов.

"Вероятно нужно что-то делать со зданием 428", - сказал Афанасьев в интервью из своего петербургского офиса, - "Но пока мы только на самой предварительной технической стадии. Кажется, пока всё там в безопасности, но впрочем планы принимаются в Москве."

Московское начальство Афанасьева отказалось комментировать ситуацию, предлагая обратиться в Минатом, где тоже отказались от комментариев.

Несмотря на эти отказы от комментариев, концерн Росэнергоатом, в который входят все российские атомные станции, подтвердил, что подобное мероприятия по перенесению радиоактивных отходов, включая распиливание стержней РБМК-1000, скоро будут осуществлены также на Курской и Смоленской атомных станциях.

История здания 428

На протяжении нескольких последних лет все экологические организации, знакомые с ситуацией на ЛАЭС, требуют демонтажа здания 428. В 1996 находящееся уже не в лучшем положении здание было вынуждено принять дополнительные пять тысяч тонн топливных стержневых сборок при нехватки пространства. План поддержали ЛАЭС и Минатом, и новые подвешенные сборки удвоили нагрузку. Это нововведение было запатентовано, а здание 428 оказалось забито под завязку. В последний визит делегатами финского Атомного Надзора в здании было насчитано 22 новых отверстия, в дополнение к уже существующим, по которым ранее вытекало до 400 литров воды.

Чего боялись и до сих пор боятся экологи - так это повторение в здании 428 сценария Губы Андреева. В результате аварии в губе Андреева на Кольском полуострове десятки сборок ОЯТ, которые были подвешены на кронштейнах, упали на дно охлаждающего бассейна. В результате были повреждены как тонкое стальное дно этого бассейна, так и сами стержни.

Радиактивное загрязнение воды стало расти, и по данным "Беллоны", вода начала выливаться со скоростью тридцать литров в день. Через два месяца скорость утечки воды достигла 100 литров в день. Ещё через 10 месяцев, в день в почву выливалось уже 10 тонн высокорадиоактивной воды.

Возможные решения и скрытые мотивы

Харитонов предлагал руководству ЛАЭС несколько планов по улучшению ситуации, однако те были отвергнуты. Он считает, что нужно строить более объемные контейнеры для радиоактивных отходов.

"Разрезка - это ненужная фантазия, если только вы не пытаетесь изыскать таким образом пространство для дополнительных отходов", - сказал он в интервью с Bellona Web. Возможно, такие отходы поступят с Украины, в которую ядерное топливо было поставлено, ещё когда она была частью Советского Союза. Разрезка может также дать дополнительное место для заграничных отходов, - а именно такой бизнес российское правительство взяло недавно за основу своей политики.

"Так ЛАЭС станет ядерным могильником, как и вся Россия", сказал Харитонов. - "А лучший способ избавиться от отходов [из здания 428] - это захоронить их."

Тем неменее, как эколог Харитонов, так и специалист Картрайта из BNFL и физики из Британской Всемирной Ядерной Организации согласны, что сухое хранилище ОЯТ РБМК-1000 предпочтительнее тех систем, которые ЛАЭС использует в настоящее время.

"Сухое хранилище стержней, охлаждаемых в чистом углекислом газе много лучше водного охлаждения [используемого на ЛАЭС]", - сказал Картрайт, - "в конце концов, при правильном обращении, такое хранилище может функционировать надежно."




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»