03.04.2002

Артур Хартман, Джеймс Гудбай,

International Herald Tribune,

Похоронить "холодную войну" с помощью новых идей по контролю над вооружениями

Нужно такое сотрудничество по всем направлениям, какого заслуживают фактические союзники

Артур Хартман одно время был послом США в Советском Союзе. Джеймс Гудбай в администрации Клинтона был специальным представителем президента по ядерной безопасности. Александр Вересковский, в прошлом высокопоставленный российский дипломат, на американо-российских переговорах отвечал за контроль над ядерным оружием.

Вашингтон, 3 апреля 2002 года. Президенту США Джорджу Бушу-младшему (George W. Bush) и президенту России Владимиру Путину на их майском саммите в Москве предоставляется возможность сделать шаг к совершенно новой основе для контроля над ядерным оружием в мире после "холодной войны". Дело в том, что Россия и Америка с 1950-х годов остаются в ловушке ядерного устрашения. Г-н Буш-младший говорил о "взаимном сотрудничестве" между Россией и Соединенными Штатами. Модель американо-российских отношений, базирующихся на "гарантированном взаимном сотрудничестве", имеет большой смысл. Действительно, пришло время отказаться от доктрины гарантированного взаимного уничтожения времен "холодной войны". В Москве может быть сделан крупный начальный взнос в новую стратегическую основу, включающую такие, например, элементы.

Во-первых, сокращения ядерных боезарядов должны быть еще более глубокими, чем ныне планируют два лидера. Даже 1500 боезарядов на стратегических носителях, на которые готов согласиться г-н Путин, больше, чем это необходимо при их нынешних отношениях и с учетом стоящих перед ними новых угроз. Следует принять меры к тому, чтобы сделать сокращения настолько необратимыми, насколько это позволяют технологии и прозрачность. Россия сейчас, как кажется, решила также отправлять оперативно боеготовые ядерные боезаряды на складское хранение, тем самым усугубляя проблемы безопасности и надежности. Демонтаж ядерных боезарядов требует длительного времени, ограничен нынешними физическими возможностями и наличными безопасными складскими комплексами. Неизбежно возникнет потребность в хранении определенного количества боезарядов в ожидании, когда их начнут демонтировать. Но две страны могут договориться о процессе мониторинга уничтожения излишних боезарядов и подсчета отправляемых на склады боезарядов. Это следует сделать как можно скорее.

Второй важный элемент может строиться на совместных действиях с целью противодействия угрозе нападений государств-изгоев или террористических группировок. После 11 сентября успехи в этом деле обнадеживают. Но главным для того, чтобы стереть из памяти воспоминания о былой враждебности, могло бы стать российско-американское сотрудничество в области обороны от баллистических ракет. Для этого необходим совместный проект НАТО-Россия, предусматривающий на первом этапе создание региональной системы противовоздушной и противоракетной обороны (ПВО/ПРО) и фокусирующийся на научных исследования, разработке, производстве и развертывании системы. В случае успеха совместный проект такого типа стал бы множителем силы. Он позволил бы эффективно интегрировать евроатлантическое сообщество в проект противодействия угрозам с воздуха и из космоса. Эра гарантированного взаимного уничтожения стала бы историей.

Третье, России и Америке следует создать на высоком уровне американо-российскую группу по стратегии во главе с двумя президентами, где их доверенные полномочные представители будут начальниками оперативного штаба. Нужен механизм для того, чтобы направлять обе страны в одном общем направлении, точно так же, как Великобритании и Америке во время второй мировой войны требовался объединенный комитет начальников штабов, когда они только еще экспериментировали с непривычной задачей совместных действий в вопросах безопасности.

Договора для этого не нужны. Нужно американо-российское сотрудничество в ряде проектов вроде раннего предупреждения о воздушном и ракетном нападении с тем, чтобы снизить зависимость от срочных процедур пуска их баллистических ракет, и нужна прозрачность в области средств ядерного нападения малой дальности. Отсутствие надлежащим образом оформленного высокого форума для гармонизации решений в области обороны является одной из причин того, что не произошел более быстрый переход к отношениям по типу альянса.

Вышеперечисленные элементы важны для того, чтобы начать выстраивать новую стратегию "гарантированного взаимного сотрудничества" - комбинацию минимальных ядерных сил; медленно наращиваемую совместную оборону от нападений с использованием баллистических ракет; и, что всего важнее, такое наделенное законным статусом сотрудничество по всем направлениям, какого заслуживают фактические союзники.

Майский саммит - удобное время для полностью новых российско-американских отношений в сфере безопасности, совершенно отличных от тех, что существовали в годы "холодной войны". Только сильное и смелое политическое руководство и глубокое стратегическое предвидение могут позволить создать такие отношения.

Перевод: Виктор Федотов




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»