31.03.2002

The International Center, США

Нужно ли США бояться баллистических ядерных ракет противника и насколько реальна эта угроза?

Мнение руководителя Программы нераспространения Фонда Карнеги Джозеф Циринционе

Президент США говорит, что угроза от баллистических ракет возрастает, и предупреждает нас, насколько ужаснее могли бы стать события 11 сентября, если бы террористы имели ракеты. Директор Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США говорит, что распространение в мире ракет и ракетных технологий "усилило угрозу для Соединенных Штатов: до критического порога". Конгресс США выделяет ежегодно 8 млрд. долл. на исследования в области систем противоракетной обороны (ПРО) - самую крупную оборонную программу в бюджете. В Вашингтоне преобладает мнение, что ракетные угрозы растут, как грибы.

Но так ли это? Баллистические ракеты с ядерной головной частью являются самым опасным оружием, которое когда-либо было изобретено. В пределах нескольких минут после пуска они способны уничтожить находящийся на большом удалении город размерами с Вашингтон. Однако угроза, которую они представляют, сегодня меньше, чем в прошлом, и устойчиво продолжает снижаться. Сегодня баллистических ракет в мире стало гораздо меньше, чем 15 лет назад; уменьшилось и число стран, пытающихся их создать, причем всего лишь четыре потенциально враждебные страны стремятся разработать дальнобойные баллистические ракеты. Более того, ограниченное нападение государства-изгоя, которого мы сейчас более всего опасаемся, было бы куда менее масштабным, чем ядерный холокост, которого мы страшились во времена "холодной войны".

Из более чем 190 государств мира баллистические ракеты имеют 35, включая Соединенные Штаты. Эти ракеты, аналогичные ракетам V-2, которые впервые были применены нацистской Германией, в течение короткого периода разгоняются и летят с работающим двигателем, а затем совершают полет в космосе или в верхних слоях атмосферы по баллистической траектории, которая возвращает их обратно на Землю. Хотя в период "холодной войны" количество стран, обладающих такими ракетами, устойчиво возрастало, сейчас оно уменьшается. В течение прошедшего года, к примеру, Венгрия, Польша и Чешская Республика уничтожили свои немногочисленные арсеналы поставленных еще Советским Союзом оперативно-тактических ракет "Scud" (условное наименование НАТО - прим. пер.). Только Бахрейн вступил в ракетный клуб, закупив у Соединенных Штатов несколько баллистических ракет малой дальности (БРМД). Существование трех десятков стран с баллистическими ракетами все еще считалось бы очень опасным, если бы не два обстоятельства: почти все эти страны являются друзьями Соединенных Штатов и почти все они имеют только БРМД и угрожают только своим соседям.

Соединенные Штаты защищены от большинства ракет океанами. Практически любая страна, пожелавшая нанести ракетный удар по территории США с собственной территории, должна будет построить ракету, способную преодолеть тысячи миль (1 морская, или авиационная, миля = 1,853 км). К счастью, сделать это очень трудно и стоит это дорого. Вот почему 21 из 35 стран, обладающих баллистическими ракетами, смогли развернуть только БРМД, весьма сходные с ракетами V-2, которые не способны пролететь более 200 миль. У трех других стран есть ракеты, способные достигать целей на удалении 600 миль. Многие ракеты старые, плохо обслуживаются и потому являются ненадежными. Из 10 остальных стран, не считая Соединенных Штатов, большинство имеет только баллистические ракеты средней дальности (БРСД), способные поражать цели на удалении 600-1800 миль. Это позволяет Израилю и Ирану наносить удары друг по другу, но недостаточно, чтобы кто-то из них смог нанести удар по Соединенным Штатам.

Лишь Китай и Россия способны нанести удар по территории Соединенных Штатов с помощью своих оснащенных ядерной головной частью межконтинентальных баллистических ракет (МБР) сухопутного базирования. Так обстоят дела с того момента, как Россия и Китай создали свои первые МБР в 1959 и 1981 году, соответственно. Однако даже и эта угроза сокращается. В последние 15 лет соглашения о контроле над вооружениями позволили сократить арсеналы, способные поражать Соединенные Штаты, на 57%. Ожидается, что ввиду финансовых трудностей размеры российских стратегических ядерных сил (СЯС) будут и дальше сокращаться с 1022 до примерно 400 дальнобойных баллистических ракет к концу текущего десятилетия. Китай может модернизировать и увеличить свои СЯС, в которых в настоящее время насчитывается 20 МБР, но, скорее всего, будет иметь в боевом составе не более 40 ракет.

Баллистические ракеты стали меньшей угрозой не только для американской территории; но также для американских войск и их союзников в Европе. Соглашения с Москвой о контроле над вооружениями позволили ликвидировать целый класс баллистических ракет промежуточной (меньше межконтинентальной - прим. пер.) дальности (БРПД), ранее угрожавших Европе. Лишь 3% из 680 ракет, ранее бывших в этом классе, остаются по всему миру: Китай, у которого есть около 20 БРПД, является единственной страной, обладающей такими ракетами.

А как насчет преобладающей озабоченности, связанной с появлением новых ракетных держав? Количество стран, пытающихся создать ракетные системы оружия, также сократилось, а те из них, кто все еще пытается это делать, становятся все более бедными и технически менее продвинутыми, чем те страны, которые были 15 лет назад. В 1980-х годах мы были обеспокоены по поводу ракетных программ в Аргентине, Бразилии, Китае, Египте, Ливии, Индии, Израиле Ираке, Пакистане, Советском Союзе и Южной Африке. В 2002 году Советского Союза давно не стало; бывшие советские республики Украина, Белоруссия и Казахстан отказались от своих ракет. Бразилия, Аргентина, Египет и Южная Африка отказались от своих программ, ливийская программа тихо умерла, а иракская в основном закрыта. Только Северная Корея и Иран начали новые программы.

Самой важной на сегодня угрозой остается медленный, но неуклонный рост числа государств, проводящих испытания БРПД. Это нередко приводится как свидетельство возрастания угрозы распространения ракет и ракетных технологий. Семь стран - Китай, Индия, Иран, Израиль, Пакистан, Северная Корея и Саудовская Аравия - сегодня имеют ракеты такого класса. Из них три потенциально могли бы вступить в конфликт с Соединенными Штатами: это Китай, Иран и Северная Корея. Однако только Китай является потенциально враждебной страной, у которой имеются как баллистические ракеты, способные достичь территории Соединенных Штатов, так и ядерные боезаряды, которые можно на них разместить.

В ближайшие 10 лет ракету с ядерной головной частью, способную достичь территории Соединенных Штатов, возможно, разработает Северная Корея, но пока она такой способностью не обладает. У Ирана нет ни дальнобойных ракет, ни ядерных боезарядов для них. Усилия Ирана импортировать и скопировать северокорейские ракеты, кажется, ни к чему не привели: его ракеты "Shahab-3" взорвались во время двух из трех испытательных пусков, которые были проведены в 1998 и 2000 годах. В эту угрозу мы могли бы включить также и Ирак. Но иракские ракетные и ядерные амбиции сдерживаются благодаря санкциям Организации Объединенных Наций (ООН) и запретам. У него нет ни ядерных боезарядов, ни дальнобойных ракет, и потребуются годы, чтобы он сумел полностью восстановить свои прежние программы. Хотя теоретически это возможно, представляется маловероятным, что Иран или Ирак будут обладать дальнобойными ракетами в ядерном снаряжении в предстоящие 10-15 лет.

И все-таки даже если ракет и стран, стремящихся к обладанию ими, стало меньше, если одна из вышеозначенных трех стран к 2010 году создаст дальнобойную ракету, будет ли это означать, что ракетная угроза стала более острой? Не обязательно. Способность не обязательно указывает на то, что она будет использована. Каждая из этих стран почти наверняка будет страшиться напасть на Соединенные Штаты, будучи уверенной в том, что за нападением, даже если оно будет неудачным или будет отражено, последует незамедлительный удар возмездия. Вполне вероятно также, что Соединенные Штаты обнаружат и в упреждающем ударе уничтожат ракету на этапе ее сборки и подготовки к пуску.

Даже наши сценарии наихудшего случая не настолько плохи, какими были когда-то. Если устрашение не возымеет действия, а предварительная защита не сработает, ущерб, который смогут нанести такие страны, как Северная Корея, Иран или Ирак, с помощью одной-двух ядерных боеголовок, был бы крупной катастрофой. Но сопоставьте это с ядерным обменом, которого мы опасались 15 лет назад - когда тысячи советских боеголовок могли бы уничтожить нашу страну или даже всю планету. Соединенные Штаты и Организация Североатлантического договора потратили сотни миллиардов долларов, развернули десятки военных систем и пережили многочисленные дипломатические кризисы, потому что мы опасались этих ракет. Мы десятилетиями жили в волнении, от занятий по гражданской обороне в школах до попыток парировать развертывание советских ракет SS-20 (условное обозначение НАТО - прим. пер.) в Восточной Европе развертыванием американских ракет "Pershing" и крылатых ракет в Западной Европе. Никак невозможно считать сегодняшнюю ракетную угрозу более насущной или смертоносной, чем угрозу, существовавшую 15, 20 или 40 лет назад. Так почему тогда так много людей думают, что это именно так?

Быть может, это происходит потому, что такова психология оценки угрозы. Специалисты по распространению оружия массового поражения (ОМП) неизменно видят будущее более угрожающим, чем прошлое. Это, в конце концов, неизвестность. Кроме того, исторический ревизионизм трансформировал Советский Союз чуть ли не в неопасного, предсказуемого противника, которого можно было устрашить, в противопоставление сегодняшним, якобы непредсказуемым, менее склонным поддаваться устрашению государствам-изгоям. Однако в те времена угроза со стороны Советского Союза оценивалась по-иному.

Более конкретно, оценки угрозы от баллистических ракет, подготавливаемые разведывательным сообществом в последние несколько лет, фокусируются на Иране, Ираке и Северной Корее вместо того, чтобы оценивать глобальную картинку. Такой подход ведет к искажению угрозы. Как зеркало в комнате смеха, он заставляет предметы казаться больше, чем они есть в действительности. В основном это не вина ведомств, которые, фактически, имеют сложные и противоречивые суждения об угрозе.

После того как в 1994 году Республиканская партия получила большинство в конгрессе США, лидеры конгресса неустанно атаковали правительственных аналитиков, которые давали сбалансированные оценки для понимания характера ракетной угрозы. Конгресс постановил подготовить собственную оценку, для чего образовал специальную комиссию во главе с Дональдом Рамсфелдом . В его докладе от 1998 года содержалось предупреждение, что нападение на Соединенные Штаты с использованием баллистических ракет может быть совершено враждебным государством "без предупреждения или с очень кратковременных предупреждением".

Это вполне укладывалось в рамки заранее сформировавшихся позиций в пользу увеличения оборонного бюджета и осуществления срочной программы разработки и развертывания национальной системы противоракетной обороны (НПРО). Аналитики американских разведывательных ведомств поспешили подчиниться, дав конгрессу сценарии наихудшего случая, которых от них добивались некоторые законодатели. Как заявил Ричард Перль в начале президентства Рейгана, "демократические общества не хотят идти на жертвы ради защиты своей безопасности в отсутствие у них чувства опасности". Преувеличенные оценки ракетной угрозы как раз и обеспечили им это чувство опасности.

События 11 сентября показали нам реальную опасность. И она не имела никакого касательства к ракетам. Сегодня угроза от баллистических ракет ограничена и меняется сравнительно медленно. Есть все основания считать, что с ней можно будет справиться путем дипломатии и умеренной военной готовности. Если противоракетная оборона окажется практически осуществимой, в особенности те системы, которые созданы для борьбы с более многочисленным классом ракет малой дальности, то системы ПРО станут важной частью этих усилий. Но они никогда не должны доминировать в нашей политике. Чем скорее мы восстановим сбалансированность в наших оценках, бюджетах и дипломатии, тем лучше будет подготовлена наша страна к действительным угрозам, с которыми мы сегодня сталкиваемся.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»