05.04.2001

Владимир Кучеренко

Российская газета

Ядерный портфель для нового министра

Вместе с должностью новый шеф Минатома Александр Румянцев унаследовал и сложную проблему отработанного топлива, отношение к которой в обществе далеко не однозначно

Несломленная корпорация

Как нам стало известно, еще в феврале 2001 года в Брюсселе собралась группа больших людей, которых называют западным разведывательным сообществом, и постановила: атомную отрасль России нужно притормозить. Почему? Ядерная энергетика - то самое направление, на котором русские будут наступать. И контуры этого наступления уже обрисовал Президент В. Путин на "саммите тысячелетия" в сентябре 2000 года. Миру предложили программу развития безопасной ядерной энергетики на основе новых реакторов. А это - возможность быстрого решения энергетических и экологических проблем, особенно для "третьего мира".

Русские пришли со своими АЭС в Иран, Китай и Индию, занимая рынок, который традиционно делили между собой США, Канада, Франция и Германия. Они же готовы вторгнуться на мировой рынок переработки и вторичного использования облученного ядерного топлива (ОЯТ), чем давно занимаются Британия и Франция.

В общем, за границей постановили: "топить" Минатом России. И это не домыслы: доклад по этому поводу, сделанный Службой внешней разведки РФ, мне показывали еще при прежнем министре. Надо сказать, цель выбрана абсолютно точно. Минатом остался единственной "непокоренной корпорацией" нашего высокотехнологично-оборонного комплекса, да еще и государственной. Бывшие Минавиапром, Минэлектронпром, приборостроение и станкостроение, Минсудпром еще в 1992 году раздробили и приватизировали. Теперь они или в полном упадке, или на грани клинической смерти. А вот Минатом сохранился и стал по итогам 2000 года самой динамичной сферой нашего производства, не связанной с нефтью или газом. Из девяти подотраслей бывшего советского ВПК только эта (при мизерных бюджетных ассигнованиях!) по загрузке АЭС сумела выйти на уровень 1989 года и нарастить производство в оружейном комплексе (плюс шесть процентов в 2000 году). Да еще при этом дает теперь щедрые заказы машиностроению. В самом деле, к чему западной индустрии такое бельмо в глазу?

Пошли в обход?

Как остановить ядерную отрасль России? Действовать в лоб нынче не принято. Да и опасно. Не поднимать же, в самом деле, авиацию и не бомбить стройку АЭС в Иране. На Западе давно отработали методику поражения экономического потенциала противника - ударами по его ключевым звеньям. Если, скажем, сорвать стройки АЭС в Иране, Индии и Китае, то элитное энергомашиностроение России остановится без заказов. Останутся без работы последние оставшиеся у нас кадры строителей и проектировщиков АЭС, которые потом разбегутся от безработицы или уйдут на пенсию. Без зарубежных контрактов сохранить этот кадровый костяк невозможно: бюджет России ныне неприлично мал и за новые АЭС у себя мы примемся нескоро. А если Россия лишится "атомных" строителей, то уже через несколько лет рухнут все планы развития ядерной энергетики и, когда придет время, придется ей строить новые АЭС с помощью уже западных строителей и на заморском оборудовании. Аккурат в момент, когда у нас исчерпаются газовые промыслы на Ямале и начнется стремительное падение нефтедобычи в исчерпанной до дна Тюменской области. А ведь с 2010 года атомная энергетика должна стать спасителем страны от энергетического "голода". Между прочим, один ядерный энергоблок-миллионник по мировым расценкам стоит около трех миллиардов долларов: мы это уточняли в "Атомстройэкспорте". Именно столько с нас, лишенных своей атомной индустрии, иностранцы брать и будут.

Можно ли сорвать стройки российских АЭС за рубежом непрямыми операциями? Можно.

- США вступают в полосу кризиса, и потому им важно создать образ внешнего врага. А если есть враг, то нужно выйти из Договора по ПРО 1972 года, чтобы нарастить военные расходы. Самый безопасный кандидат на роль "внешнего супостата" - ослабевшая Россия. Иран с Ираком не "тянут", способная показать зубы Индия на эту роль явно не годится. Китай одевает и кормит американцев, - считает заместитель председателя Государственной Думы РФ Петр Романов.

- Вот тут нам и "лепят", помимо Чечни и "шпионского скандала", атомное сотрудничество с Ираном.

Авось, дескать, внутри страны сдадут нервы: "Мол, если это ссорит нас с Америкой - давайте отступим". У нас в СМИ такие голоса звучат очень громко. Для Минатома, который рассчитывает не на бюджет, а на контракты, это удар сокрушительный...

Стратегическая "экология"

Второй ход - это организация массовых экологических протестов. "Нет ввозу в Россию ОЯТ с зарубежных станций!" - кричат плакаты и заголовки.

И если запретить эти операции, то сами собой рухнут контракты России с Ираном или Индией. Ведь по правилам МАГАТЭ и по Договору о нераспространении ядерного оружия РФ должна вывозить облученные реакторные стержни с этих станций, поелику из них можно добыть плутоний вместе с обогащенным ураном - материалы для производства термоядерных боеголовок. Поэтому мы просто обязаны перевозить к себе ОЯТ с уже построенных нами АЭС в Болгарии, Словакии, Финляндии, на Украине и в Литве.

- Если из-за запрета ввозить в страну зарубежное ОЯТ сорвутся контракты Минатома на строительство АЭС за границей, то страна получит крайне болезненный удар, - говорит Петр Романов. - Ведь придется возвращать деньги, которые мы получили от Ирана и уже успели потратить. А у России лишних средств сейчас просто нет. Я уж не говорю об угрозе банкротства "Атомстройэкспорта" и крушении надежд на новые иностранные заказы...

Отдадим должное дирижерам "экологических протестов" в России: действуют они крайне умело. Бьют на иррациональный страх толпы перед радиацией, на "чернобыльский синдром". Нагнетая истерию, оставляют "за бортом" такие обстоятельства, что ОЯТ - это не отходы, а ценнейшее сырье, которое из тонны дает десятки килограммов делящегося урана-235, тогда как переработка тонны руды - всего семь граммов. Что добывать новое топливо из ОЯТ в будущем станет экологически намного чище и экономически неизмеримо выгоднее, чем поганить землю "хвостами" из урановых руд. Неспроста в Германии и Франции полиция нещадно молотит дубинками "зеленых", которые пробуют мешать движению спецпоездов с ОЯТ.

Нам не говорят и о том, что с распадом СССР Россия осталась без лучших залежей урана и сегодня наши АЭС сжигают вчетверо больше урана, чем его производится, а потому зарубежное ОЯТ - это спасение. Ибо "Росэнергоатом", вырабатывая в год 130 миллиардов киловатт-часов, обеспечивает 40 процентов электричества в европейской, самой густонаселенной части России, и заменить АЭС здесь нечем. Нам на то не хватит ни угля, ни нефти. А особенно - газа, которого уже для России в обрез.

Нам не говорят и о том, что у государства сегодня просто нет денег на многомиллиардные экологические программы, принятия и выполнения которых требуют и регионы, и те же "зеленые". Более того, вновь подспудно нам внушают: долой АЭС! Но помилуйте! Вырабатывая 100 миллиардов кВт/ч, ядерные станции дают 5,7 тысячи тонн отходов. Создаются технологии их полной дезактивации. Те же сто миллиардов киловатт-часов, произведенные угольными ТЭС по нынешней технологии, обойдутся атмосфере в 440 тысяч тонн сажи, золы, тяжелых металлов, тория, урана и окислов углерода, выброшенных через трубы в воздух. Даже если уменьшить выбросы вдвое - все равно много. Без АЭС Россия вынуждена будет топить все и вся углем (иного топлива у нее просто нет), и тогда страна утонет в ядовитом смоге. Не зря Британия сегодня планирует строительство у себя десяти атомных энергоблоков.

- Не надо идти на поводу у голых эмоций, - считает первый заместитель главы Минатома Валентин Иванов. По его словам, радиоактивность ОЯТ радикально снижается после 25-30 лет выдержки. Потом его вновь можно пустить в дело в "быстрых реакторах" БОР-60 и БН-600, которые дают отходов в десятки раз меньше, нежели нынешние технологии. А чтобы развить эти направления, и нужно зарабатывать деньги.

На кону - слишком много

- Мы все равно будем вынуждены завозить ОЯТ, если хотим продолжать поставки АЭС и топлива для них за рубеж, - убежден П. Романов.

- Куда будут его доставлять? В Красноярский край и Челябинскую область, которые отнюдь не протестуют, так как получат конкретную выгоду от этого. А треть заработанных денег пойдет на финансирование экологических программ, в том числе и в тридцать три других региона. Словом, хранение и переработка ОЯТ крайне выгодны. И если мы этим не займемся, бизнес перехватят другие. Кстати, где были все эти "зеленые", эти критики из "Яблока" и СПС, когда в последние три года ОЯТ завозилось в Россию по указу Б. Ельцина? Решение по переработке топлива в рамках уникального замкнутого цикла принималось еще в СССР. На Красноярском горнохимическом комбинате начали строить хранилище и завод РТ-2 для переработки топлива. Хранилище там огромное - на 6 тысяч тонн, а заполнить облученным топливом его успели лишь на 2,9 тысячи тонн. Есть возможность увеличить мощность хранилища до 9 тысяч тонн. Правда, потом разгул горлопанских движений остановил стройку, но не уничтожили ведь ее. Спасибо Минатому за то, что он сохранил инфраструктуру в нормальном состоянии. Проблему ОЯТ специалисты считают надуманной - страна будет с ним работать. Ведь это реальные налоги, пенсии, заказы для индустрии...

Обычно критики атомщиков говорят, что в законопроектах, выдвинутых ведомством и рядом депутатов парламента, нет четкого разграничения между понятиями "облученное ядерное топливо" и "ядерные отходы", нет четких гарантий того, что заработанные на ОЯТ деньги не будут расхищены.

- Любой законопроект - не догма, его можно и нужно совершенствовать, шлифовать. Пусть будет еще два чтения, еще две экологические экспертизы. Теперь законопроектами занимаются не комитеты по промышленности и энергетике, а Комитет по экологии. Нет сомнения в том, что они пройдут: слишком о больших средствах для России идет речь. На второе чтение в Думе их выносят 11 апреля.

И ежу, как говорится, понятно: нынешняя "экологическая" кампания против Минатома, равно как и нападки на его сотрудничество с Ираном, провоцируются с Запада. Нам не хотят уступать этот рынок, стараются пресечь развитие высоких технологий в России. Там прекрасно знают, что хотя бы малая толика доходов попадет и в оружейный комплекс. Если же "ОЯТ-законопроекты" не пройдут, то эффект будет сродни утоплению "Мира" и уходу России из ближнего космоса. Не случайно противниками нынешних планов Минатома выступают не компетентные специалисты, а политики. И сейчас как воздух нужно ясное, недвусмысленное заявление Президента России по этому поводу.

Нет никаких сомнений и в том, что параллельные "эколого-иранской" шумихе попытки сорвать план слияния всех АЭС России в единый концерн тоже аранжируются нашими зарубежными конкурентами. Они хотели бы видеть нашу ядерную энергетику в состоянии развала, подорвать финансовую базу отрасли и отнять у нее способность мобилизовать инвестиционные средства, сделать проблему реконструкции стареющих станций неразрешимой...

Что ни говорите, экология и даже Иран тут ни при чем. Цель другая - задушить начавшую подниматься с колен высокотехнологичную, оборонно-промышленную отрасль. И хорошо, что шеф Минатома Александр Румянцев это понимает и уже заявил о том, что твердо будет отстаивать завоеванные позиции:

- В преддверии второго чтения по "ОЯТ-законопроектам" я говорил со всеми руководителями фракций в Государственной Думе. В беседе все они поддерживают выход российских технологий на мировую арену. Так что будем сближать позиции.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»