12.03.2002

Сергей Митрохин

Красноярский рабочий

Ворота в "ядерный ад" открыты?

Реакция, которая последовала со стороны Минатома после моей поездки на Железногорский горно-химический комбинат, больше всего напоминает хорошую мину при плохой игре. Министерство пытается скрывать от общественности масштабы творящегося на его объектах безобразия. Это не удивительно - деньги за ввоз в Россию иностранного отработанного ядерного топлива после принятия "ядерных" поправок к закону "Об окружающей среде" кажутся такими близкими... Когда приоткрывается правда, сразу возникает грандиозный скандал, а скандалы атомным лоббистам совсем ни к чему.

Вот и пытаются представители Минатома, например, в лице начальника бюро по связям с общественностью и СМИ Железногорского комбината Павла Морозова доказать, что мы вместе с коллегами из "Гринпис" и НТВ якобы не были в охраняемой зоне, ограничившись посещением заброшенной с советских времен стройки, которая охраняется лишь формально.

Отвечаю господину Морозову: проникновение непосредственно в хранилище не входило в наши планы. Цель состояла в том, чтобы снять на камеру путь, по которому могут туда проникнуть террористы. Так вот, путь этот очень прост. С крыши недостроенного корпуса N 2 на крышу хранилища можно элементарно спрыгнуть (спуститься по веревочной лестнице) и попасть в то место, которое Морозов называет "охраняемой зоной". Кроме того, поскольку строение N 2 - это пристройка к хранилищу, то попасть в него можно и проломив общую стену. Мы были возле нее. При этом можно с высоты 20 метров любоваться на мощный заградительный барьер из колючей проволоки, существование которого стало абсурдным после начала возведения строения N 2. Пройдя по крыше метров 30, вы легко достигнете люка, ведущего непосредственно в хранилище.

Я благодарен Павлу Морозову за информацию о том, что именно здание, "покоренное" нами, предназначалось для "рубки и растворения твэлов", то есть самой опасной фазы цикла переработки ОЯТ. Теперь очевидно, что одно только начало строительства завода по переработке ОЯТ создало чудовищную брешь в защитном периметре хранилища, а опаснейшее производство предполагается разместить не в горных подземельях и даже не в отдельно стоящем здании, а в пристройке к самому хранилищу!

Но еще до того, как взобраться на крышу строения N 2, наша группа (я, экологи из "Гринпис" и журналисты НТВ) совершила прогулку по считающейся охраняемой территории комбината. Переправившись через Енисей со стороны села Атаманово, мы быстро дошли до внешнего периметра охраны комбината. Колючая проволока изобиловала огромными дырами величиной в человеческий рост и таких же размеров в ширину. Проникнуть на территорию комбината не составило никакого труда.

На половине дороги группа разделилась: тележурналисты НТВ отправились снимать стоки, по которым так называемые "слабоактивные" ядерные отходы сливаются в Енисей. Я же и двое коллег из "Гринпис" отправились к хранилищу. Мы шли очень спокойно. Один раз мимо нас проехала машина, по-видимому, с группой охраны. Но мы не вызвали у нее никаких подозрений, хотя находились в зоне, где не должно быть посторонних. Мы прошли по дороге, которая хорошо просматривалась из охранных будок. И никто так и не обратил на нас внимания.

Для нас совершенно очевидна некомпетентность Минатома в обращении с ядерными отходами. По нашему мнению, атомное ведомство не в состоянии справиться даже с имеющимися объемами ОЯТ, а их резкое увеличение за счет ввоза из-за рубежа критически увеличит риск аварии или теракта. Информировать об этом общественность и высшее руководство страны я считаю не только своим правом, но и прямой обязанностью.

Сергей Митрохин, депутат Государственной Думы (фракция "Яблоко").




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»