13.02.2002

Ив Конант

Newsweek, США

Реформа Вооруженных Сил

Военные боятся, что президент Владимир Путин готов проявить свою волю

Уже практически десять лет российские руководители обещают реформировать военную структуру, насчитывающую три миллиона человек и призывающую 400 тысяч молодых людей каждый год на службу, которая может сопровождаться болезнями и бесправием. Однако если российские законодатели и президент Владимир Путин проявят волю, то эта традиция может исчезнуть. Быстрая победа Соединенных Штатов в Афганистане четко показала, что могут сделать хорошо снабжаемые и обученные войска, и российское руководство не упустило этот урок. К 2010 году министр обороны Сергей Иванов намеревается сделать российскую армию целиком профессиональной, сократить офицерский корпус и перейти на контрактную основу набора сержантского и рядового состава - не говоря уже о современном вооружении, достойных зарплатах и условиях проживания - и достичь уровня боеготовности, который современная Россия еще никогда не имела. Первому шагу - предоставлению призывникам права отказаться от военной зависимости и выбрать вместо нее альтернативную службу - военное руководство сопротивляется наиболее яростно.

В случае принятия Государственной Думой новое законодательство позволит тысячам призывников занять трудоемкие должности в социальном секторе - в госпиталях, школах, на общественных работах и везде, где из-за упавшего уровня рождаемости не хватает рабочей силы для выполнения непрестижной или тяжелой работы. С социальной и демографической точки зрения это имеет смысл. Это также хорошо согласуется с путинской агрессивной политикой социально-экономических и политических преобразований. Однако вооруженные силы сопротивляются передаче Кремлю большего контроля над в значительной мере раздутым и коррумпированным институтом, продолжая жить по своим собственным правилам советских времен. Потеря права набирать многомиллионную армию станет значимым символическим ударом, окончательным отказом от славного прошлого прежней Красной Армии. Для российских генералов старой закалки, сама идея альтернативной службы и контрактной армии является предательством. Одновременно с этим они являются свидетелями расширения НАТО на восток, они слышат, как Путин говорит о новом партнерстве с Соединенными Штатами, а также наблюдают возникновение военных баз в пределах границ бывшей империи. Не удивительно, что военная элита пытается саботировать эти планы, говорит Александр Гольц, военный эксперт российского "Еженедельного Журнала". "Это вопрос их выживания".

Вполне очевидно, что следует ожидать значительных перемен. Гольц сравнивает сегодняшние вооруженные силы с перевернутой пирамидой. По его словам, "полковников больше, чем лейтенантов". Так же нередки случаи, когда на десятерых солдат приходится по 4-5 офицеров. Многие из этих "солдат" часто на самом деле оказываются женами командиров, "зачисленными на бумаге как пулеметчики или минометчики, а на самом деле сидящими дома с детьми", - говорит военный аналитик Павел Фельгенгауэр. Принимая во внимание низкие офицерские зарплаты и зачастую неудовлетворительные условия проживания, возможность получения второй зарплаты является вполне понятным бонусом. И вместе с тем это является неоспоримыми убытком для системы.

Предыдущие реформы были половинчатыми. В 1990-х годах бывший президент Борис Ельцин сделал военную реформу частью своей предвыборной программы - а затем сразу же забыл о ней. "Ельцину было совершенно наплевать на армию. Ему нужна была только персональная лояльность высших генералов, - говорит Фельгенгауэр. - Он хотел, чтобы они дрались между собой и пьянствовали". С тех пор происходит постоянный упадок. Тысячи призывников каждый год умирают от зверских издевательств, несчастных случаев, ухудшающихся условий проживания и медицинского обслуживания, и просто от халатности. Случаи гепатита, дистрофии, недостаточного питания, туберкулеза нередки среди призывников. Недавно к этим проблемам прибавились вирус иммунодефицита человека, наркомания и психические болезни. Количество самоубийств достигло запредельного уровня и продолжает расти. Дезертирство и уклонения от призыва приняли масштабы эпидемии - один случай на десять призывников - из-за этого милиция и военные начали проводить специальные операции по поимке уклонистов.

Призывники испытывают на себе тяжесть глубоко укоренившейся коррупции, иногда их даже продают для оказания услуг различной степени законности. В одной части Министерства обороны в Москве их даже принуждали к мужской проституции, сообщает Союз комитетов солдатских матерей России, который получил как минимум 14 жалоб от призывников с просьбами о переводе в другие части. Офицеры и солдаты-старослужащие преследуют новобранцев, вымогая деньги и другие ценности у таких бедолаг, как двадцатилетний Дмитрий, тихо сидящий в холе Союза, куда он пришел в поисках защиты. "Командиры заставляли меня раз в месяц идти домой и приносить им деньги", - говорит он. Его брат Яков добавляет: "Если он не вернется, он будет дезертиром; если он вернется с пустыми руками, они сделают из него инвалида".

Дезертирство наказывается суровыми сроками заключения. Однако это не остановило девятнадцатилетнего Артема, который говорит, что он убежал из своей части на юге России после того, как солдаты угрожали его убить. Десятки других молодых бойцов тоже покинули часть, говорит Артем. "Нас всех били, и все, что можно сделать - это убежать". Для тех, кто служит в условиях боевых действий в Чечне, ситуация складывается еще хуже. "Жизнь солдата ничего не стоит, - говорит Валентина Мельникова, руководитель Комитета солдатских матерей, в ответ на вопрос о независимых данных о потерях в Чечне. - Настоящей статистики в России не ведется, так как людей это не волнует".

Поэтому реформа является не только проводимой сверху вниз военной политикой, но и серьезным социальным шагом. Идея альтернативной службы и добровольной армии стала не столько военным вопросом, сколько "вопросом прав человека", утверждает Евгений Зеленов, член комитета Государственной Думы по обороне. Он рассматривает сохранение старой советской практики направления молодых учителей и специалистов в сельскую местность как альтернативу военной службе. "У нас самое образованное население в мире, и вместе с тем у нас есть отдаленные регионы, куда никто не поедет преподавать, - говорит Зеленов. - Поехав туда, эти люди реально помогут нашему государству и выполнят свой долг".

Военные, что вполне предсказуемо, имеют свою точку зрения. По предложениям военных чинов, альтернативная служба, если она будет существовать, должна длиться от трех до четырех лет, то есть в два раза дольше, чем служат призывники. Юноши, отказывающиеся от прохождения военной службы по политическим или религиозно-этическим убеждениям, должны будут выполнять свои обязанности в частях, чистя туалеты до 22-23 лет - это предложение заставило одного министра из правительства Путина назвать этот план "системой концентрационных лагерей". Хочет она того или нет, российская армия рано или поздно должна будет адаптироваться к новым веяниям. Администрация Путина намеревается реформировать не только армию, но и коррумпированную судебную систему, милицию и другие ветви власти, уходящие корнями глубоко в свое советское прошлое. Недавно Путин уволил высокопоставленных офицеров военно-морского флота, причастных к трагедии подводной лодки "Курск". Он закрыл, несмотря на яростное сопротивление со стороны офицеров министерства обороны, находившуюся на Кубе станцию прослушивания, перехватывавшую информацию Соединенных Штатов. В конце концов, перемены являются признаком политической воли, отмечает Александр Гольц. "Военные боятся, что Путин готов проявить свою волю". Вопрос в том, насколько далеко они собираются зайти, чтобы остановить его.




Страница:


  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»