10.02.2002

Международный центр, США

Одна из важнейших задач для США и России - увеличить допустимое время для принятия решения о нанесении полномасштабного удара против друг друга

Интервью СNN. Телеведущий Лари Кинг задает вопросы основателям "Инициативы по сокращению ядерной угрозы" - бывшему сенатору Сэму Нанну, сенатору Ричарду Лугару и сенатору Питу Доменичи

Лари Кинг: Сейчас мы приветствуем в Вашингтоне Сэма Нанна, сопредседателя и главного исполнительного директора "Инициативы по предотвращению ядерной угрозы." Он - бывший сенатор, служивший на посту председателя Комитета по делам вооруженных сил, демократ из Джорджии.

Также в Вашингтоне с нами - сенатор Ричард Лугар, старший член Комитета по международным делам и разведке, член совета директоров "Инициативы по предотвращению ядерной угрозы", республиканец из Индианы.

Сенатор Ричард Лугар - член Бюджетного комитета, член подкомитета по правительственным делам по международной безопасности, член совета директоров "Инициативы по предотвращению ядерной угрозы", республиканец из Нью-Мексико.

Эта инициатива основана год назад Тедом Тернером и Сэмом Нанном. Что теперь делается, какова ее задача?

Ответ. Сэм Нанн: Тед Тернер захотел сразу же энергично взяться за решение этой проблемы. Главная головная боль - как мы и русские обращаемся с наследием холодной войны - с ядерными материалами, ядерными технологиями, биологическими материалами. Многие из этих опасных материалов недостаточно охраняются, особенно в бывшем Советском Союзе.

В общем, эта инициатива идентифицирует такие материалы и технологии, которые могут быть доступны террористическим группам. Если они будут распространяться, то это будет прямой и непосредственной угрозой не только США, но и всему миру.

Мы знаем об угрозе и об ответной реакции национальных правительств. Мы обнаружили большое несоответствие этой угрозы и ответной реакции и пытаемся помочь правительствам преодолеть это.

Наша роль по сравнению с правительствами небольшая, но мы надеемся стимулировать и правительство США и российское правительство и другие правительства по всему миру к тому, чтобы лучше охранять ядерное, биологическое и химическому оружие, материалы и технологии.

Вопрос. Лари Кинг: Сенатор Лугар, существует ли законодательные предложения, относящиеся к этой инициативе?

Ответ. Сенатор Лугар: Предложений по законодательству нет, но базовым проектом в этой области является Акт Нанна-Лугара 1991 года и Акт Нанна-Доменичи 1996 года, которые позволили нам начать работать вместе с русскими по уничтожению их оружия массового поражения и а также принимать меры по его охране и идентификации.

В работе "Инициативы по ядерной угрозе" мы вместе с Сэмом Нанном и Питом Доменичи очень тесно работали с членами президентской администрации в Вашингтоне, так как Президент США заявил, что нам надо уничтожить с корнем всех террористов. Вторая часть этого проекта - в том, что мы хотим идентифицировать каждую страну, которая имеет оружие и материалы массового уничтожения. Мы хотим знать, где они находятся, как они охраняются. Если возможно, мы хотим создать программы по их уничтожению. Мы также стараемся финансировать возможность такой работы. Это большое и трудное дело - организовать такую войну - против оружия массового поражения, но мы должны выиграть эту войну. Мы надеемся, что если Конгресс и Администрация будут думать также, мы сможем сделать большое движение вперед.

Для выполнения этой задачи " Инициатива по предотвращению ядерной угрозы" предоставляет исследовательские возможности, руководство, необходимых сотрудников (того же Сэма Нанна).

Вопрос. Лари Кинг: Сенатор Доменичи, может это звучит нереально, но не думаете ли вы, что лучше было бы повсеместно отказаться от ядерного оружия или стратегия взаимного сдерживания все еще работает?

Ответ. Сенатор Доменичи: Я думаю, что Стратегия взаимного сдерживания уже уходит, если уже не ушла. Но я верю, что вызов человечеству (со стороны ядерной угрозы) - это то, с чем мы сталкиваемся и чему должны противостоять. Конечно, нам не хватает Сэма Нанна в нашей команде на Капитолийском холме. Но пять с половиной лет я был председателем подкомитета, который контролировал финансирование всех программ Министерства энергетики, включая нераспространение ядерного оружия. В последние шесть лет мы очень удачно заполняли пробелы в сотрудничестве США с русскими в этой области. Мы хотели удержать российских ученых от распространения плутония и высокообогащенного урана. Мы хотели удерживать эти материалы внутри России, способствовать ответственному хранению. Это было частью высокой миссии и для наших национальных лабораторий. Я думаю, теперь нам предстоят еще большие задачи. При лидерстве американцев и русских мы должны добиться международных соглашений о недопустимости возможности для террористов завладеть оружием массового поражения.

Вопрос. Лари Кинг, обращаясь к Сэму Нанну: Мы нервничаем по поводу конфликта Индии и Пакистана, двух стран которые обладают таким оружием.

Ответ. Сэм Нанн: Там сейчас одно из самых опасных мест на земле. Хотя дипломатия в последние дни сделала большие успехи, перестрелки и конфронтация заставляет нас с тревогой думать о том, что Индия и Пакистан имеют ядерное оружие, но не имеют того опыта в гарантиях безопасности и системах оповещения, которые наработали мы и Советский Союз. Я хотел бы повторить то, что уже сказали сенаторы Доменичи и Лугар: я думаю, что недопущение террористов к оружию массового поражения - это важнейшая проблема безопасности на планете. Я хотел бы видеть партнерство США и России в этом вопросе и призвать другие нации присоединяться к нашим усилиям. Это будет партнерство против катастрофического терроризма.

Я думаю, что это взаимное партнерство важно не только в ядерной области, но и в биологической - там, где русские обладают наибольшим потенциалом, - потому что, к несчастью, Советский Союз долгое время обходил договор о биологическом оружии. Нам нужна их помощь в деле обнаружения такого оружия и материалов, нам нужны их вакцины.

Вопрос. Лари Кинг, обращаясь к Сэму Нанну: Вы действительно ожидаете такую взаимопомощь?

Ответ. Сэм Нанн: Я думаю, что при складывающихся отношениях президентов Буша и Путина у нас есть редкая возможность продвинуться вперед по этим вопросам вместе с Россией и, призывая Китай и наших союзников присоединиться.

Мы будем работать не только с проблемами здравоохранения и ядерными проблемами, но и с проблемой инфекционных болезней. Мы могли бы помочь России в улучшении ее системы общественного здравоохранения. Это реальная возможность партнерства - переход от дружбы между президентами на уровень от человека к человеку.

Сенатор Доменичи: В терминах нераспространения ядерного оружия то, что мы стараемся сейчас сделать - это борьба против оружия массового поражения. У нас есть три больших национальные лаборатории, которые действуют по закону Нанна-Лугара, и еще - Министерство обороны. Объединение этих сил поможет нам убедить нашего президента в том, что мы должны более активно поддерживать уничтожение таких материалов как плутоний и высокообогащенный уран. Это очень важные программы.

Вопрос. Лари Кинг: Сенатор Нанн, после 11 сентября, не стало ли больше людей внутри США, не желающих сокращения ядерных вооружений?

Ответ. Сэм Нанн: Может быть так, но я думаю, люди должны понимать, какое большое количество оружия есть и у нас и у России . Учтите, что 11-ого сентября президент Буш имел очень мало времени (не знаю точно сколько) на принятие важного решения - сбивать ли пассажирский самолет с американцами на борту, захваченный террористами. Возможно, что тогда же к нему зашел один из генералов и объявил: "предупреждаем, г-н президент, что мы атакованы".

Одна из фундаментальных вещей, которые США и Россия должны и просто обязаны сделать - не только сократить число вооружений, о чем мы уже договорились, но и увеличить допустимое время для принятия решения о нанесении полномасштабного удара против друг друга. Это означает, что мы должны быть абсолютно уверены в своих системах предупреждения (о ядерном нападении) и мы должны помогать русским в совершенствовании их системы, как ни странно это звучит. Потому что если их система сработает неправильно, то США могут быть уничтожены русской ядерной атакой.

Таким образом, ставки в этом деле очень высоки. Холодная война уже в прошлом. Мы желаем русским преуспеть в развитии системы свободного предпринимательства и в их движении к свободе. Чтобы уменьшить ядерную опасность нам надо увеличить время для принятия решения с обеих сторон. Это также означает, что мы должны сократить число вооружений.

Вопрос. Лари Кинг: Сенатор Лугар, что вы скажете о биологическом, химическом и токсичном оружии?

Ответ. Сенатор Лугар: Они всегда были частью вопроса - это тоже оружие массового поражения. США давно приняли решение не заниматься более биологическим и химическим оружием. Мы публично обещали соблюдать это решение и мы это делаем. Очевидно, мы должны помогать России (хотя у нас в США и были споры об этом) в уничтожении ее собственного оружия, что Россия обещала сделать сама.

Теперь мы наконец-то решили помогать русским и, что еще более важно, убедили наших союзников по НАТО - Германию, Норвегию и Канаду - согласиться вложить деньги в дело уничтожения одной седьмой части такого оружия в России. О ситуации с биологическим оружием - тут русские еще не открыли большинство своих военные объектов. Я посетил большое число их гражданских объектов и мы достигли прогресса в работе с их учеными по устранению угрозы. Но все это еще чревато опасностями, если мы не будем теснее сотрудничать с русскими. Если мы - две страны справимся с этим, тогда мы сможем в полную силу нажать на другие страны и сдерживать их.

Вопрос. Лари Кинг: Сенатор Нанн, скажите откровенно, вы верите в реальное сокращение и последующее уничтожение ядерного оружия в мире?

Ответ: Сэм Нанн: Я настроен оптимистично. Но не знаю, насколько далеко я могу предвидеть полное его уничтожение, потому что процедуры проверки будет исключительно трудно осуществить.

Ведущий Лари Кинг: В мире 43 страны имеют исследовательские ядерные реакторы. Эти реакторы содержат небольшое, но смертельно опасное количество материалов, которые могут быть использованы как оружие. Не все эти материалы надежно охраняются. Мы окажемся перед катастрофой, если не начнем новую гонку - с целью не допустить оружие массового уничтожения (ядерное, биологическое, химическое) - в руки людей, которые могли бы использовать его.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»