06.02.2002

Джим Хогланд

Washington Post, США

Странная стратегическая пара

Буш и Путин могут спасти мир, несмотря на все их противоречия

Президент Буш (Bush) разорвал Договор об ограничении систем противоракетной обороны, ввел американские войска в Среднюю Азию вдоль российских границ и дал понять, что Соединенные Штаты в ноябре начнут новый активный этап расширения НАТО - все это было сделано за четыре месяца и не вызвало серьезной ответной реакции Москвы. Россия Владимира Путина стала медведем, который не рычит.

Представляя собой острейший парадокс нынешней глобальной политики, личные взаимоотношения между Путиным и Бушем сегодня кажутся крепче, чем они были до событий 11 сентября. В этот злосчастный день президент России был первым иностранным лидером, позвонившим Бушу. Он использовал линию связи, установленную на случай непредвиденных обстоятельств во времена "холодной войны" - горячую линию - чтобы поставить Белый дом в известность о том, что Россия немедленно прекращает проведение военных учений.

А последующее решение Буша о выходе из Договора по ПРО для осуществления ничем не ограниченных испытаний систем противоракетной обороны не нанесло американо-российским отношениям серьезного вреда, как это ожидалось многими в Европе и в нашей стране. Буш и Путин гораздо ближе, чем говорилось ранее, подошли к заключению межпрезидентского соглашения о продлении Договора по ПРО на два дополнительных года.

Российские официальные лица сейчас понимают, что они могли ошибиться, не согласившись примириться с позицией Буша по проведению испытаний для того, чтобы добиться в прошлом ноябре продления существования Договора. Сопутствующим выигрышем для русских, если бы им удалось сохранить в силе Договор, который они считают краеугольным камнем стратегической стабильности, могло бы стать усиление позиции государственного секретаря Колина Пауэлла (Colin Powell) в политических спорах, которые активно ведутся в окружении Буша.

И во время их ноябрьского саммита в Соединенных Штатах, и во время телефонного разговора, когда Буш позвонил Путину за неделю до объявления 13 декабря о выходе из Договора по ПРО, российский лидер открыто говорил Бушу, что это не будет драмой для Москвы. "Это не будет концом отношений. Однако это будет ошибкой", - так один из российских чиновников охарактеризовал мнение Путина о выходе США из Договора по ПРО, выражавшееся им осенью 2001 года.

Сдержанная реакция Путина подтверждает реалистичное мнение команды Буша, заключающееся в том, что она сможет построить новые взаимоотношения с Россией, которые не будут основываться на контроле за вооружениями. "Буш понял, что Путин намеревается стабилизировать Россию, и относится к нему как к настоящему партнеру", - заявил канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) во время своего визита в Вашингтон, в ходе которого он не критиковал, как это бывало ранее, планы Соединенных Штатов в отношении противоракетной обороны.

Путин в настоящее время сталкивается с тем, что российское военное и внешнеполитическое сообщество недовольно его примирительным подходом к противоракетной обороне, присутствию американцев в Средней Азии и расширению НАТО. Он принял на себя политически выпады по стратегическим вопросам, что приносит очки Бушу и консерваторам в Соединенных Штатах. Однако в настоящее время видны признаки того, что Белый дом считает совершенно неприемлемым тот огромный дефицит политической власти, который устанавливается при Путине.

В отличие от Бориса Ельцина, Путин не осуществляет свои действия в порыве сентиментальности или под влиянием сеюмоментных чувств. Бывший подполковник (так в тексте - прим. пер.) КГБ является холодным, расчетливым человеком, стремящимся использовать нынешнюю слабость России. Он использует мощь Америки, быстро и широко распространяющуюся в незнакомые уголки мира под наблюдением Буша.

Однако, судя по всему, он был по настоящему шокирован атаками на Америку и выразил искренние соболезнования 11 сентября в своем звонке Бушу по горячей линии, который был принят в Белом доме советником президента по национальной безопасности Кондолизой Райс (Condoleezza Rice). Райс быстро перенаправила звонок Путина на борт самолета Буша: Путин сказал, что, повышая степень боевой готовности вооруженных сил, он приказал прекратить запланированные учения, чтогбы избежать возникновения непредвиденных ситуаций. На следующий день президенты еще дважды говорили напрямую друг с другом, и в ходе этих разговоров Буш все еще выражал опасения по поводу возможных атак на Белый дом и на его семью, сообщает один источник.

Хотя стремление Буша к тому, чтобы его помощники работали с русскими над проектом соглашения о продлении действия Договора по ПРО еще на два года, и не достигло своей цели, оно также явилось важным фактором стабилизации стратегического диалога между Москвой и Вашингтоном.

Заместитель министра иностранных дел России Георгий Мамедов начал на прошлой неделе переговоры с заместителем государственного секретаря Джоном Болтоном (John Bolton), посвященные разработке "юридически обязывающего соглашения" по сокращению стратегических вооружений, которое может быть обнародовано в ходе встречи Буша и Путина в России 23-25 мая этого года. По сути это контроль над вооружениями под другим названием, своевременная дань вежливости Буша Путину. Последний отклонил первоначальную инициативу Буша действовать в рамках неофициальных "скрепленных рукопожатиями" соглашений вместо продолжения официальных переговоров.

Буш инстинктивен, Путин рассудителен. Однако каждый считает другого решительным, открытым и настойчивым в осуществлении своей политики. Все эти качества не является плохими для Стратегической Странной пары, которая должна действовать быстро и решительно в деле сокращения ядерных арсеналов, которые все еще могут перечеркнуть судьбу человечества за несколько минут.

Перевод: Рафаэль Сайдашев




Страница:


  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»