30.03.2001

Алексей Макаркин

Сегодня

Силовая установка Кремля

Владимир Путин перекачивает власть из Совбеза в правительство

Президент сдержал слово. 31 декабря 1999 года он, по данным кремлевских источников, обещал Борису Ельцину не трогать в течение года "силовиков" - и не тронул. Более того, сохранил их на своих постах до годовщины собственной победы на президентских выборах. А спустя два дня совершил кадровую революцию в "силовом" блоке. Обещание Путина Ельцину было дано не случайно. "Семейная" группировка, занявшая к концу 1999 года монопольные позиции в ельцинском окружении, расставила на посты "силовых" министров лояльных к себе людей. Со вчерашнего дня все изменилось.

Вместо Игоря Сергеева министром обороны стал Сергей Иванов, Владимира Рушайло на посту главы МВД сменил лидер "Единства" Борис Грызлов. Вместо Вячеслава Солтаганова Федеральной службой налоговой полиции будет руководить первый заместитель секретаря Совбеза Михаил Фрадков. Евгений Адамов снят с поста министра по атомной энергии и заменен директором Курчатовского института Александром Румянцевым.

По словам гендиректора Центра политических технологий Игоря Бунина, вчера Путин решил несколько задач. Он назначил своих людей на посты в "силовом" блоке, придал этому блоку более гражданский характер, создал необходимые условия для преобразования этих институтов и значительно ослабил Семью. Действительно, среди новых назначенцев нет ни одного, связанного с "семейной" группой. Означает ли это, что президент, наконец, решил "равноудалить" Семью? Представляется, что задачей Путина было удаление "семейных" из стратегически важных сфер деятельности - "силовой" и атомной. Но выключать Семью из механизма принятия решений президент пока не намерен. Отсюда и его недавняя поездка на отдых в хакасские владения "семейного" Олега Дерипаски. Другое дело, что "семейные" становятся наиболее уязвимой из всех трех кремлевских групп (кроме Семьи к ним относятся либералы и "питерские силовики").

Зато заметно усилились позиции Сергея Иванова, которого считают неформальным лидером "питерских силовиков". Но это внутри страны. А вот за рубежом теперь его будут принимать не как "человека N2", а просто как министра. С формальной точки зрения пост шефа Минобороны после должности секретаря Совбеза, отвечавшего за все виды безопасности (военной, экономической, информационной, медицинской и т.д.) выглядит понижением. Так бы оно и было, если бы ключевые "силовые" посты заняли люди из чужой "команды". Но ведь силовой компонент усилили именно "совбезовцами". Михаил Фрадков последний год занимал пост первого зама Иванова. Еще один его заместитель, генерал Владимир Васильев, стал заместителем министра внутренних дел и будет ближайшим сподвижником Бориса Грызлова, которому еще предстоит знакомиться с новой для себя сферой деятельности.

Еще один заместитель секретаря Совбеза, генерал Алексей Московский, назначен заместителем министра обороны и будет вместе с Ивановым проводить военную реформу. Наконец, близкий к Иванову заместитель министра по налогам и сборам (бывший начальник ФСБ Приморья) Сергей Веревкин-Рохальский стал заместителем Фрадкова в ФСНП.

Да и Грызлов, по крайней мере на первых порах, явно будет внимательно прислушиваться не только к словам президента, но и к мнению нового министра обороны. Таким образом, Иванов становится неформальным координатором силового блока в правительстве, а не только ответственным за военную реформу.

Кадровые решения Путина были положительно восприняты практически всеми политическими силами, что неудивительно. Во-первых, потому что так решил Путин. Во-вторых, слишком непопулярны были оставшиеся в наследство от Ельцина "силовики", равно как и Адамов - энтузиаст ввоза в Россию импортных ядерных отходов. Так, Владимир Жириновский называет новые назначения "правильными" и "приятными". Борис Немцов считает, что назначение Иванова министром обороны является "фактической реализацией концепции гражданского министра военного ведомства в стране" (одно из заветных мечтаний либералов). Геннадий Зюганов приветствует назначение Иванова, утверждая, что тот "хорошо знает обстановку в стране, умеет точно оценить ситуацию и отстаивать свои позиции". Впрочем, назначение Грызлова большинство политиков комментирует куда более сдержанно - всем памятны лишенные изящества маневры "Единства" при обсуждении вотума недоверия правительству.

Заменив силовых министров, Путин продемонстрировал не только решительность в кадровых вопросах, но и нежелание полностью расставаться с уволенными чиновниками - он не выгнал их в "никуда", как любил делать Ельцин, а устроил на внешне значительные, но по сути политически выхолощенные должности. Сергеев стал помощником президента, Рушайло назначен секретарем Совбеза, куда переходит и Солтаганов. В связи с этим наблюдатели отмечают падение роли Совета безопасности, который должен превратиться из растущего на глазах колосса в место ссылки для отставных "силовиков". И это неудивительно - "силовой" центр переместился в правительство. Обращает на себя внимание заявление Путина о том, что Совбез в новых условиях будет уделять больше внимания проблемам Северного Кавказа. Это может означать, что именно на Рушайло будет возложена ответственность за все ЧП, которые будут происходить в этом "взрывном" регионе.

Впрочем, есть еще одна версия фактической ликвидации Совбеза как почти всемогущего органа: мол, президент счел, что такая концентрация власти в одной структуре может стать потенциально опасной. Но это маловероятно - по нашим данным, отношения между президентом и экс-секретарем Совбеза, а ныне министром обороны в настоящее время носят вполне безоблачный характер.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»