25.08.2017

Майкл Линд (Michael Lind)

The National Interest

"Новой холодной войны" можно было избежать

Сегодня российско-американские отношения можно охарактеризовать одной фразой -- новая холодная война


Танк Т-80 на железно-дорожной платформе воинского эшелона, отправляющегося из Наро-Фоминска в район оперативно-стратегического учения "Запад-2009". РИА Новости, Сергей Пятаков

2 мая 1998 года журналист Томас Фридман (Thomas L. Friedman) опубликовал в New York Times статью, основанную на интервью с Джорджем Кеннаном (George Kennan). "Я думаю, что это начало новой холодной войны", - сказал Кеннан, отвечая на вопрос о решении администрации Клинтона расширить границы НАТО глубь территорий стран бывшего Варшавского договора и лишить Россию права вступить в этот военный альянс. Кеннан продолжил: "Я думаю, что со временем русские отреагируют довольно враждебно и что это повлияет на их политику. Я считаю это трагической ошибкой".

Далее Фридман написал, что, "если нам повезет", в будущем историки скажут, что "Россия, несмотря на расширение границ НАТО, продолжила двигаться по пути демократизации и вестернизации и постепенно стала членом Европы. Если нам не повезет, они скажут, что, как предсказывает г-н Кеннан, расширение НАТО спровоцировало ситуацию, в которой НАТО теперь обязана либо продолжить расширение вплоть до российской границы, что приведет к новой холодной войне, либо прекратить процесс расширения после приема в свои ряды этих трех новых членов и прочертить новую разделительную линию через Европу".

Будущее наступило, подтвердив обоснованность пессимистичных взглядов Кеннана и Фридмана. Попытки США и их европейских союзников привлечь Грузию на свою орбиту спровоцировали войну между Россией и Грузией в 2008 году. Попытки приблизить Украину к вступлению в Евросоюз и НАТО спровоцировали аннексию Крыма Россией и опосредованную войну на востоке Украины, которая идет до сих пор. На все эти действия - которые Москва называет оборонительными, а Запад агрессивными - США и их союзники ответили введением финансовых санкций. В свою очередь правительство Путина продолжило предпринимать провокационные военные шаги, в том числе вмешалось в сирийский конфликт, и, возможно, попыталось вмешаться в предвыборную кампанию в США, чтобы уменьшить шансы Хиллари Клинтон на победу в выборах.

Сегодня российско-американские отношения можно охарактеризовать одной фразой Кеннана: "новая холодная война". Если нам потребовалось бы найти дополнительные доказательства, одним из них можно считать возрождение маккартистской паранойи в духе холодной войны - на этот раз не среди консерваторов, а среди либералов, многие из которых искренне верят в то, что Владимир Путин действительно несет ответственность за поражение Клинтон и победу Дональда Трампа. Такое объяснение служит удобным оправданием катастрофического провала предвыборной кампании Клинтон и упадка Демократической партии в целом, доля которой на всех уровнях государственной власти в США сегодня является наименьшей за последние 100 лет.

Многие неоконсерваторы и демократы сегодня активно раздувают пламя русофобии. Временно запятнавшие себя поддержкой катастрофической войны в Ираке, неоконсерваторы, испытывающие ностальгию по холодной войне, могут попытаться восстановить свое влияние, сплотив Вашингтон и американский народ вокруг идеи новой холодной войны против уменьшившейся в размерах постимперской Российской Федерации Владимира Путина.

Нам активно внушают, что Россия - это угроза, сходная по своим масштабам с угрозой, исходившей от Советского Союза. Нам внушают, что в отличие от СССР, который хотел свергнуть западный либерализм и заменить его на марксизм-ленинизм, путинская Россия стремится распространить "альтернативно правую" идеологию неофашизма посредством таких популистов, как Трамп и Марин Ле Пен, в Европе и на Западе в целом.

Подобно тому, как российское вмешательство в президентские выборы 2016 года служит оправданием для провальной кампании Клинтон, предполагаемый глобальный идеологический заговор России снимает с центристского истеблишмента в США и Европе всякую ответственность за нынешний трансатлантический популистский бунт против неолиберальной торговой и иммиграционной политики. Западные диссиденты, отвергающие неолиберальный консенсус, объединяющий правоцентристские и левоцентристские партии, не могут испытывать обоснованное недовольство в связи с внутренней ситуацией. Нет, они являются жертвами обмана России или ее агентами! Сегодня многие представители правоцентристских и левоцентристских партий интерпретируют внутренние популистские движения точно так же, как правые интерпретировали движения в защиту гражданских прав на протяжении большей части 20 века - то есть как заговоры, за которыми стоит Москва.

В какой-то момент эта лихорадка отступит. Через 10 лет нынешняя российская угроза, возможно, будет казаться временным помутнением рассудка, спровоцированным ради достижения неких внутренних целей - как это было с "красной угрозой" в 1920-х и 1950-х годах. Со временем президент Трамп или его преемник, возможно, сделают выбор в пользу деэскалации второй холодной войны и в пользу политики разрядки в духе никсоновской эпохи. Однако учитывая то, что одна из двух основных партий - демократы - а также подавляющее большинство представителей американского внешнеполитического истеблишмента (который извлекает выгоду из раздувания угрозы) решительно намерены добиться эскалации второй холодной войны, в ближайшее время оттепель в отношениях крайне маловероятна.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»