03.10.2016

Раджеш Сингх (Rajesh Singh)

Daily Pioneer, Индия

Индийско-российские отношения: теплые, но с прохладцей


Встреча президента РФ В. Путина с премьер-министром Индии Н. Модиc РИА Новости, Сергей Гунеев

По всему миру устанавливаются новые взаимосвязи, которые казались невозможными всего несколько лет назад. Поэтому Индии не нужно тревожиться по поводу укрепления российско-пакистанских отношений. Но она, конечно, должна быть начеку.

В конце 1955 года первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев посетил Индию, где был восторженно принят индийцами во главе с премьер-министром Джавахарлалом Неру. Он также заехал в Шринагар, где якобы решительно заявил, что индийцам стоит только позвать в случае возникновения угрозы в Кашмире со стороны внешних сил, и Советский Союз услышит и придет на помощь. Правда это или нет, но ясно одно: Хрущев действительно занял позицию по кашмирскому вопросу, которая глубоко импонировала Нью-Дели.

Шестьдесят один год спустя русские подошли еще ближе на "расстояние слышимости". Несколько дней назад они прибыли в Пакистан, где впервые в истории проводятся совместные военные учения с пакистанской армией. Сомнительно то, что они не расслышали или во всяком случае не почувствовали голос беспокойства Индии происходящими событиями. Изначально они всерьез намеревались провести учения на территории Кашмира, оккупированной Пакистаном, которые были заявлены как "совместные антитеррористические учения", и информация о которых была опубликована на интернет-сайте российского официального информагентства ТАСС. После терактов в Ури агентство ТАСС удалило информацию с сайта, и Россия выступила с заявлением: "Единственным местом проведения учений является Черат. Любые сообщения о том, что учения проходят в военной школе горной подготовки в Ратту, являются ошибочными и злонамеренными".

Подобным разъяснением здесь никого не удалось обмануть. ТАСС публикует материалы, предоставляемые правящей партией, и трудно представить, чтобы в таком чувствительном вопросе мог быть допущен столь грубый промах. Теракт в Ури, к которому явно причастен Пакистан, мог вынудить Москву отказаться от проведения учений на территории Кашмира, оккупированной Пакистаном, но тем не менее совместные учения состоялись в другом месте.

Можно резонно предположить, что если бы теракты не произошли в Ури, то совместные российско-пакистанские учения состоялись бы на территории оккупированного Пакистаном Кашмира. И без событий в Ури позиция Индии по кашмирскому вопросу известна российской стороне, которая официально поддерживает Нью-Дели. Если это так, то почему Россия вообще обдумывала возможность проведения учений на спорных территориях? В самом деле, с учетом напряженности между Индией и Пакистаном Москве следовало бы более чутко реагировать на озабоченности Индии и воздержаться от такого взаимодействия на территории Пакистана.

Позиция России претерпела значительные изменения не только с 1955 года, но и с 2010 года, когда Владимир Путин, в то время занимавший пост премьер-министра, объявил, что его страна выступает против развития стратегического и военного сотрудничества с Пакистаном, поскольку оно может повлиять на отношения с Индией, своим "всепогодным другом". Всего лишь пять лет спустя Россия и Пакистан подписали рубежное военное соглашение на поставку Пакистану четырех транспортно-боевых вертолетов Ми-35М. За этим последовали визит главкома сухопутных сил Пакистана Рахиля Шарифа в Россию и поездка министра обороны России Сергея Шойгу в Пакистан. Подписание соглашения означало снятие российского эмбарго на поставку Пакистану продукции военного назначения.

С учетом истории долгого и плодотворного сотрудничества Нью-Дели и Москвы реакция с нашей стороны была приглушенной. Индийский истеблишмент был вполне удовлетворен тем, что Москва осудила теракт в Ури и упомянула "территорию Пакистана" в официальном комментарии, опубликованном в России после инцидента. В то время как со стороны индийцев проявлять чрезмерную нервозность было бы глупо, нельзя игнорировать растущее сотрудничество России с Пакистаном как фактор, слабо влияющий на российско-индийские отношения. Индии следует выйти из своей "комфортной зоны", осознать предзнаменования и не поддаваться заблуждениям апологетов России, будто Москва никогда не переступит красную черту. Дружеские времена в духе песен из фильмов с Раджем Капуром "Господин 420" или "Бродяга" ушли в прошлое. Реальная политика, а не сентиментальные соображения определяют интересы стран и их образ действий.

При этом нет нужды писать некрологи российско-индийским отношениям. Строившееся долгие годы оборонное сотрудничество имеет глубокие корни не только в плане широкого ассортимента имеющейся у Индии военной техники или сотрудничества в сфере мирного атома. Страны Запада, представленные в Совете Безопасности ООН в качестве постоянных членов, только сейчас начали поддерживать Индию. Россия делала этого в течение десятилетий. Вместо того чтобы рассматривать растущие российско-пакистанские связи с обидой, Нью-Дели должен рассматривать их в контексте факторов меняющейся расстановки глобальных сил, при этом всегда оставаясь начеку.

Что это за факторы? Первый, и, возможно, самый важный - в Пакистане возникло пространство, которое может быть занято Россией. США пусть и крохотными шагами, но все же отдаляются от Пакистана, который некогда окрестили своим главным "союзником вне НАТО". С годами США осознали, что Исламабад и его генералы двурушничают в сотрудничестве с американцами, несмотря на полученные огромные суммы из американской казны. Конгрессмен Тэд По, один из инициаторов недавнего законопроекта о признании Пакистана страной-спонсором терроризма, заметил, что США платили Пакистану деньги за предательство, хотя он предавал бы их и бесплатно!

Вопреки общему впечатлению, Вашингтон год за годом сокращает денежную помощь Пакистану. Согласно данным исследовательской службы Конгресса, общий объем помощи на цели обеспечения безопасности упал с 1,28 миллиарда долларов в 2011 году до 320 миллионов в 2016 году, а экономическая помощь снизилась с 1,19 миллиардов в 2011 году до 420 миллионов. Совсем недавно США заморозили передачу 300 миллионов долларов военной помощи. Россия полагает, что с "уходом" США у нее есть возможность заполнить образовавшийся вакуум. Пакистан получает военное оборудование, которое становится все труднее приобрести у США, а Россия обретает стратегическую точку опоры в регионе.

Второй фактор - потепление российско-китайских отношений. После распада СССР Россия осознала, что можно эффективнее противостоять США, укрепляя связи с другой нарождающейся державой. Этот тандем замечен в подходах к отношениям с Ираном, Сирией и многими странами Ближнего Востока. Россия также рассматривает партнерство с Китаем в свете попыток Запада расширить присутствие НАТО вплоть до ее границ. А если Китай в команде, то может ли Пакистан отставать?

Третий фактор - диверсификация Индией источников военных поставок. Она уже не рассматривает Москву в качестве единственного адреса своих запросов, а поддерживает энергичные отношения с США, Израилем и Францией, уже выходящие за рамки чисто оборонного сотрудничества. России, которая долгое время была для Индии крупнейшим поставщиком продукции оборонного назначения, теперь приходится соперничать с наступающими ей на пятки США. И действительно, за три года вплоть до 2014 года почти 40% потраченных Индией денежных средств на оборонные закупки шли к американцам, тогда как Россия довольствовалась только 30%. Это подтолкнуло Россию к поискам других рынков, и пакистанский рынок ничем не хуже остальных.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»