03.01.2016

Независимая газета

Итоги года. Война с ИГИЛ

Россия вступила в схватку с джихадистами

Уходящий год прошел под черным знаменем "Исламского государства Ирака и Леванта" (ИГИЛ, запрещенная в России террористическая группировка. - "НГ"), которое из далекой грозы на Ближнем Востоке превратилось в осязаемую угрозу, врага, стоящего за дверью каждого жителя планеты. Еще недавно трудно было представить, что метастазы ИГИЛ заразят Россию, Европу и США, но теперь на руках джихадистов - кровь российских туристов, возвращавшихся с египетских курортов, мирных жителей Парижа и горожан калифорнийского Сан-Бернардино. Покончить с халифатом, несмотря на дипломатические и военные усилия, не удалось, и новый год обещает стать началом великой кампании против фанатиков.

Архипелаг ИГИЛ, захватив информационные сводки, повестку дня ООН и программы кандидатов в президенты США, протянул свои щупальца от Туниса до бутафорского государства Афганистан. И если раньше его границы были аморфными, то теперь они обрели очертание, а само ИГИЛ - структуру и поименованных врагов.

В мае ИГИЛ шокировало общественность, взяв приступом столицу иракской провинции Рамади и уничтожив исторические руины древней Пальмиры в Сирии. Джихадисты обосновались в Ракке, отбив ее у бойцов боевого крыла "Аль-Каиды" и получив контроль над нефтяными месторождениями Сирии; укрепились в древнем городе Мосул, начав геноцид езидов; завоевали родину Муаммара Каддафи - ливийский Сирт, жестоко подавив восстание салафитов, отказавшихся жить по законам шариата; наконец, джихадисты раскололи "Талибан" в Афганистане, завербовав разочаровавшихся исламистов.

Успехи ИГИЛ вдохновили тысячи радикалов по всему миру: последователями Абу Бакра аль-Багдади объявили себя члены нигерийской группировки "Боко харам", перебросившие через Мали две сотни бойцов в помощь ливийскому филиалу, и египетского "Вилайята Синай", от лица ИГИЛ открыто развязавшего войну с Россией. По всему миру появилось около 30 эксклавов, которые уже или в перспективе могут присягнуть на верность ИГИЛ, включая страны Центральной Азии, Индонезию, Малайзию и даже Индию, тем самым заложив фундамент экстремистского квазигосударства.

За минувший год самопровозглашенный халифат претерпел три изменения: из "Исламского государства Ирака и Леванта" - в "Исламское государство", а после - в ДАИШ (арабская аббревиатура, принятая на вооружение государственными российскими СМИ с целью не вызывать негативных ассоциаций у читателей со всеми последователями Мухаммеда). Перемены претерпела и структура пустынного гуляйполя: теоретики ИГИЛ разработали "методичку", регламентирующую работу административного аппарата, правительства, казначейства, и экономические меры по организации жизни на захваченных территориях. ИГИЛ стало самой богатой террористической организацией в истории, его бюджет, по данным Forbes, превышает 2 млрд долл. в год. Халифат существует на деньги, вырученные от продажи контрабандной нефти и исторических реликвий, за счет выкупов, поборов с немусульманского населения и налогов - с суннитов.

Если ранее ИГИЛ концентрировалось на завоевании и удержании территорий в Сирии и Ираке, то летом начало экспансию по всем направлениям. В отличие от традиционных войн прошлого, нынешний фронт не имеет четкой линии и протягивается по всему миру. У ИГИЛ нет территории и основной столицы, захват которой положит конец конфликту. Наконец, у джихадистов нет национальности: их объединяет радикальная вера, которая и обеспечивает регулярный приток новобранцев.

ИГИЛ не нужно засылать террористов, минуя границы и блокпосты: вместо этого джихадисты решили опереться на уголовников Старого Света - выходцев из мигрантских семей неблагополучных районов обеспеченных столиц Бельгии, Франции и других европейских стран. Тюрьмы, ставшие рассадниками исламизма, не только обеспечили ИГИЛ приток свежей крови, но и позволили создать финансовую подушку безопасности и заполучить оружие для терактов во всех уголках планеты.

Еще в начале года угрозы ИГИЛ выглядели как пыль в глаза, но осенью джихадисты заставили считаться с собой правительства всех стран. Первый тревожный звонок прозвучал в январе, когда французы арабского происхождения Шериф и Саид Куаши и Хамид Мурад, недовольные карикатурами на Абу Бакра, напали на редакцию журнала Charlie Hebdo в Париже и убили 12 человек. Казалось, что это единичный случай, но уже в июне удар джихадистов пришелся по Тунису, где боевики высадились на территории фешенебельных отелей и расстреляли 38 человек, по большей части - европейских туристов. Тунис, потеряв из-за атаки тысячи возможных туристов, не только не отвернулся от ИГИЛ, но стал главным поставщиком "резервистов" для халифата. Вскоре ИГИЛ совершило теракты в Бейруте и Анкаре, объявив войну Ливану и Турции.

Россия одной из первых осознала опасность ИГИЛ, присоединившись к кампании против джихадистов по просьбе президента Сирии Башара Асада. Однако в ближневосточной стране вместо ударов по исламистам российские ВВС сконцентрировались на борьбе с противниками Асада, рассчитывая на успешное наступление правительственных войск. Надежды Кремля разбились о действительность: армия Асада оказалась неспособна противостоять не только джихадистам, но и повстанцам, воюющим против официального Дамаска и поддерживаемым монархиями Персидского залива. Российская кампания длится уже три месяца, просвета не видно, и в Москве все чаще задумываются, как положить конец войне дипломатическим путем.

Воздушная операция РФ в Сирии привела и к жертвам среди россиян. Новый виток террора ИГИЛ пришелся на октябрь-ноябрь, когда египетские пособники ИГИЛ и бельгийские арабы, присягнувшие халифату, устроили теракт на борту самолета А-321 компании "Когалымавиа" над Синаем, массовую пальбу, самоподрывы у спортивной арены Stade de France и нападение на театр "Батаклан" в Париже. Теракт в Египте унес жизни 224 россиян, в столице Франции погибли 130 человек. Это нападение вынудило Елисейский дворец активизироваться в военной кампании против ИГИЛ.

Президент РФ Владимир Путин еще до этих терактов, в ходе 70-й сессии Генассамблеи ООН призвал мировых лидеров к формированию единой коалиции против джихадистов наподобие антигитлеровской. Слова российского лидера не были услышаны, более того: Россия ополчила против себя Турцию, нанеся удары по позициям туркоманов в Сирии. Анкара ответила уничтожением российского бомбардировщика Су-24, что обернулось санкционными баталиями и охлаждением и без того не теплых отношений. Конфликт России и Турции, не способствующий победе над ИГИЛ, грозит вылиться в бурю в черноморской акватории.

Другим недоброжелателем России оказалась Саудовская Аравия, претендующая на звание региональной сверхдержавы и потворствующая сирийским повстанцам. Эр-Рияд целенаправленно торпедирует переговорный процесс. Более того, в середине декабря монархия объявила о создании суннитской коалиции с участием 34 стран, однако пока она существует только на бумаге.

Президент Барак Обама, не раз призывавший к уничтожению ИГИЛ, связан по рукам и не может объявить о старте наземной операции против джихадистов до окончания выборов главы государства в США. Не имея возможности перебросить сухопутный контингент войск в Сирию, Пентагон начал "креатурную войну" чужими руками, опираясь на курдов и иракских шиитов. Однако действия Вашингтона не всегда находят поддержку в Багдаде: многие политики там куда охотнее идут на контакт с Тегераном, помогающим Ираку и консультациями полевых генералов, и бойцами Корпуса стражей исламской революции. Именно Иран, старый союзник Асада, стал одним из важных игроков в борьбе с ИГИЛ на Ближнем Востоке, однако западные страны, как и суннитские державы, не спешат приглашать тегеранских чиновников за стол переговоров.

Несмотря на противодействие Турции, молчаливое неприятие США и козни Саудовской Аравии, России удалось запустить дипломатический маятник и, пусть и со скрипом, начать Венский процесс по урегулированию ситуации в Сирии. Усилия Москвы принесли плоды, и конец декабря 2015 года ознаменовался историческим заседанием Совбеза ООН. На этой встрече постоянные и временные члены СБ ООН единогласно приняли резолюцию, которая в ближайшей перспективе может положить конец военному противостоянию между повстанцами и Асадом. Это станет залогом совместного наступления на позиции ИГИЛ по всему фронту.

Однако пока, несмотря на все усилия, вылечить мир от заразы ИГИЛ не удается, а угроза не становится меньше. И хотя Путин на ежегодной пресс-конференции внезапно пошел на попятную и попытался успокоить себя и россиян словами о том, что "ИГИЛ - это уже второстепенная вещь", якобы прикрывающая деятельность контрабандистов, на самом деле всем очевидно: эта война - куда большее, чем просто выяснение отношений между черными нефтеторговцами. В новом году нас ждет большая военная кампания, которая обернется не локальными военными действиями, а реальным столкновением цивилизаций, мировоззрений, ценностей и укладов жизни.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»