04.05.2014

Дмитрий Заборин

The Kiev Times

Гибель украинского Атома

Проект диверсификации поставок ядерного топлива сулит украинской ядерной энергетике разрушение, а не независимость

Американское ядерное топливо на украинских АЭС конечно же не взорвется. В техническом смысле угрозы от использования топливных сборок компании Westinghouse Electric Company несколько преувеличены. Хотя с точки зрения безопасности в атомной энергетике мелочей не бывает. Однако сам проект "диверсификации поставок", ожидаемо возобновленный вернувшимся в НАЭК "Энергоатом" Юрием Недашковским, не имеет смысла именно в плане обретения некой независимости от одного поставщика, ради которого все и затевалось.

Активность национального оператора АЭС по поводу закупок у американцев выглядит как "ответ оккупанту", и этого в глазах радикально настроенных политиков и граждан вполне достаточно. Даже некоторые профессионалы-атомщики, согретые гордостью за смельчаков-патриотов, отказываются замечать тот любопытный факт, что если Россия ответит симметрично, то Украина остается без 50% электрической генерации. И в темноте сможем поразмыслить над тем, отчего даже в таких сложных и требующих безукоризненно взвешенного подхода отраслях, как ядерная энергетика, в Украине предпочитают руководствоваться либо политическим моментом, либо интересами американского бизнеса. При этом оставляя в стороне реальную диверсификацию.

История с винтовками

Испытывая острый недостаток в винтовках для отмобилизованной на войну армии, Российская империя в 1915 году сделала ряд заказов за границей. Одним из подрядчиков на производство трехлинейной винтовки капитана Мосина стала известная фирма Westinghouse Electric, до этого стрелковое оружие не выпускавшая.

С января 1916-го по апрель 1917 года компания, специализировавшая на электротехнике, должна была поставить 1 млн 800 тыс. винтовок. Но сроки сдачи заказа сначала были отодвинуты, а затем и вовсе сорваны. К январю 1917-го Westinghouse поставила только 12,5% от контракта и в таком качестве, что все винтовки пришлось дорабатывать на Сестрорецком оружейном заводе.

В этой истории в полной мере воплотился главный принцип американцев: стараться заработать любыми способами, который уже в наши дни был применен и к атомной энергетике. Она тоже стала для бывшей электрической компании новым форматом бизнеса. Хотя справедливости ради стоит отметить, что инженеры Westinghouse построили ускоритель заряженных частиц и проводили физические исследования еще в 1937 году.

Уже под названием Westinghouse Electric Company (WEC) трансформировавшаяся фирма начала заниматься ядерной энергетикой в 1999 году, попросту покупая коммерческие реакторы и перспективные разработки. К настоящему моменту опытные бизнесмены развили деятельность по всему миру и продают топливо в ЮАР, Китай и даже Японию после слияния с Toshiba. И естественно, на мировом рынке существует мощная конкуренция.

Основная борьба идет вокруг поставок для реакторов типа PWR, на долю которых приходится около 50% построенных в мире АЭС. PWR - западный аналог советского ВВЭР (именно такие работают в Украине), отсюда и возник интерес к восточноевропейскому рынку. За PWR Westinghouse бьется с французской компанией Areva, а там, где работают реакторы советской конструкции, - с российским ТВЭЛ. Есть за что страдать: стоимость одной сборки порядка миллиона долларов, а для полной загрузки реактора ВВЭР-1000 их требуется 163. Причем раз в год меняется приблизительно четвертая их часть.

Украина располагает 15 энергоблоками, и простой подсчет показывает, что игра стоит свеч. Другое дело, что американское топливо подходит для украинских реакторов скорее теоретически. Широко известен случай на чешской АЭС "Темелин", где энергичная Westinghouse выиграла тендер у ТВЭЛ, но закончилось все деформацией топливных сборок и полной выгрузкой "почти такого же топлива". Американцы при заключении договоров всячески избегают ответственности за ядерный ущерб - это возложено на эксплуатирующую организацию. Для них все дело в деньгах, и технологическое отставание от СССР/России длиной в 40 лет для бизнесмена большой роли не играет. Именно это и спровоцировало столь долгий процесс вхождения WEC на украинский рынок.

Неустойчивый квадрат

В свое время американские атомщики выбрали для топливной сборки квадратную конструкцию как наиболее простую. Советские же конструкторы по аналогии с пчелиными сотами остановились на шестигранной форме, как более устойчивой, и сделали ТВС элементом общей конструкции реактора. Таким образом, изначально имелось существенное несоответствие, которое на протяжении семи лет являлось предметом постоянных доработок и причиной претензий по поводу деформаций топливных сборок на Южно-Украинской АЭС.

Здесь, как и в истории с винтовками, готовую продукцию приходится "дорабатывать напильником". Американцы тоже попытались воспроизвести шестигранную форму, ввели дополнительные стержни для жесткости, увеличили количество дистанцирующих решеток и т.д. Однако по своим техническим характеристикам и ряду специфических особенностей это топливо все равно не дотягивает до российского, которое постоянно развивалось и совершенствовалось в комплексе с реакторами.

Естественно, долгий процесс испытаний, который по правилам должен длиться не менее 3-4 лет по отношению к уже готовому топливу, не позволял Госинспекции по ядерному регулированию Украины выдать лицензию на его полноценное использование. Как рассказала в одном из интервью председатель Госинспекции по ядерному регулированию Украины Елена Миколайчук, ввиду отсутствия комплексного положительного опыта безопасной эксплуатации топлива WEC на однотипных АЭС, для американцев был возможен только второй путь. Это поэтапный всеобъемлющий комплекс испытаний кассет, вплоть до полной загрузки реакторной установки и подтверждения ее безопасной эксплуатации. Причем речь идет только о раздельной эксплуатации российского и американского топлива.

Однако чем дальше, тем больше вопрос привлечения второго поставщика превращался в предмет политической баталии. Разговор о диверсификации идет только в том смысле, что она носит геополитический характер: во что бы то ни стало избавиться от стопроцентной зависимости от России. То есть если ты за ТВЭЛ - значит имперец и ратуешь за ярмо для Украины. "Конечно я за диверсификацию, мы не можем сотрудничать с врагами", - кричал в телефонную трубку бывший заместитель министра топлива и энергетики Украины, окончивший, к слову, Московский энергетический институт.

Однако вся проблема в том, что сегодня "Энергоатом" ведет речь о закупке топлива только для трех энергоблоков из пятнадцати. А что делать с остальными - сторонники диверсификации не объясняют. "Неизвестно, сможет ли Westinghouse заменить топливо на всех реакторах Украины, хватит ли у них его в принципе. Но зато точно известно, что американцы сделали топливо только для реакторов ВВЭР-1000, а у нас на Ровно работает два ВВЭР-440, для которых у американцев топлива нет. И если будут побиты горшки с Россией, то надо сразу примерно с 900 мегаваттами установленной мощности на РАЭС распрощаться", - говорит почетный член Украинского ядерного общества Михаил Уманец.

Но и с ВВЭР-1000 не все так просто. Поскольку строительство Централизованного хранилища отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) никак не завершится, немедленно возникает вопрос, куда же деть продукцию WEC после ее использования. Американцы ОЯТ не примут, Россия, принимающая на временное хранение свои сборки, - однозначно нет. Хранение у финнов, например, стоит сумасшедших денег. Так что в этой части "диверсификация" в виде замены топлива превращается в серьезную головную боль. Равно как и самый главный вопрос: научно-техническое сопровождение работы реактора на топливе, конструктивно для него не предусмотренном.

По словам Уманца, в условиях, когда без рекомендации и постоянного наблюдения разработчиков (в этом случае, российских НИИ) Украина начнет полноценную замену одних ТВС другими, это "будет просто преступлением перед атомной энергетикой". "И этого мало! На сегодняшний день кроме ядерного топлива Россия поставляет оборудование и запасные части. Только 30% не самых важных запчастей, просто треть по количеству, выпускается на Украине. Побили горшки - ни ремонтов выполнить, ни тем более продления сроков эксплуатации", - убежден ветеран атомной энергетики, говоря при этом, что реальная диверсификация все же возможна.

Диверсификация по-честному

По образному утверждению одного из экспертов, определение "диверсификация" в виде замены одного топлива на другое состоит из двух слов - "диверсия" и "фикция". Имея лучшие в Европе запасы урана, лучшие в мире запасы циркония и, по крайней мере, неплохие машиностроительные производства, Украина давно могла бы обеспечить создание собственного производства ядерного топлива. Без обогащения урана, конечно, но это вопрос решаемый. А ТВС "Made in Ukraine" серьезно повысили бы престиж страны.

Да, строительство завода предполагалось в кооперации с Россией. Да, по российской технологии. Но завод - это гарантия поставок, от которой можно было бы танцевать как от печки. "Чтобы заявлять о диверсификации и снижении зависимости от одного поставщика ядерных технологий, надо начинать даже не с топлива, а с ядерной установки в целом. Например, предложить той же фирме Westinghouse построить у нас АЭС по их проекту", - говорит экс-директор Государственного департамента ядерной энергетики Георгий Копчинский.

Причем необязательно заказывать что-то именно у набившей оскомину WEC: современные установки так называемого поколения 3+ есть во Франции, Южной Корее, Японии. Там же есть и соответствующие научные школы, способные обучить работе на новом типе реактора украинских специалистов, обеспечив их качественный рост и "свежую кровь" в отрасли. Украина, при всех амбициях ее политиков, не является реакторостроительной державой, и в любом случае будет зависеть от того, кто располагает технологиями, учеными и инженерами-конструкторами.

И не стоит забывать, что задача АЭС - вырабатывать электроэнергию в том же объеме, какой определен Энергетической стратегией (порядка 50%). Вырабатывать безопасно - это наивысший приоритет. "Мы никак не можем уйти от необходимости сотрудничать с Россией. Если сюда привнесут политические соображения - это будет катастрофа. Ядерная энергетика ни в коем случае не должна деформироваться политикой, тем более что это противоречит международной конвенции по ядерной безопасности. Ядерная безопасность превыше всего, и на нее не имеют права влиять какие-то экономические и политические соображения", - отмечает Копчинский.

Возможность выбора и отсутствие зависимости совершенно нормальная постановка вопроса хоть для бизнеса, хоть для государства. Но "диверсификация" на фоне постоянного падения добычи урана, заброшенного проекта завода, для которого еще в прошлом сентябре россияне изготовили 80% оборудования, без реальных подвижек в строительстве ЦХОЯТ скорее выглядит как попытка сделать приятное американцам и собственным радикалам, которые не заглядывают в будущее дальше ближайших выходных.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»