19.05.2013

Пол Сондерс (Paul J. Saunders)

The National Interest, США & InoSmi.ru

Противоречия, вскрытые шпионским скандалом в Москве

Пока кажется, что скандал, связанный с задержанием и выдворением из России американского дипломата Райана Кристофера Фогла (Ryan Christopher Fogle), не нанесет значительного ущерба российско-американским отношениям и национальным интересам США. Эта история подробно освещается в российских средствах массовой информации, а некоторые сообщения в государственных СМИ явно рассчитаны на то, чтобы представить Соединенные Штаты в неблаговидном свете. Однако высокопоставленные руководители, в том числе, главный помощник президента Владимира Путина по вопросам внешней политики и российский министр иностранных дел, стараются сгладить это дело. Их американские коллеги также реагируют весьма осторожно и сдержанно. Тем не менее, эта мелодрама стала удачной возможностью для размышлений о состоянии отношений между Москвой и Вашингтоном.

Для начала несколько важных фактов. Американские официальные лица отрицают, что Фогл пытался завербовать сотрудника российских спецслужб. Однако после секретных слушаний в комитете по разведке американского Сената с участием директора национальной разведки Джеймса Клэппера (James Clapper) председатель этого комитета сенатор Дайэн Файнстайн (Dianne Feinstein) сказала, что она "в замешательстве" из-за этого случая. Это определенно означает, что Фогл все-таки что-то замышлял в Москве. (Следовало ли сенатору, которая пожаловалась на методы работы Фогла, вообще комментировать данный случай, это другой вопрос.)

Многие предполагают, что Фогла подставили российские спецслужбы. Похоже, так оно и есть, особенно если учитывать то, что сообщают СМИ. Российское телевидение передало в эфир телефонный разговор, якобы состоявшийся между Фоглом и тем человеком, которого он пытался завербовать. В нем Фогл просит о встрече и обещает деньги. В российских репортажах также говорится о сотрудниках спецслужб, ожидавших поблизости того момента, когда Фогл встретится со своим знакомым, чтобы начать действовать. Вопрос состоит в следующем: следили ли российские контрразведчики за Фоглом, а затем просто решили разоблачить его, или они заманили его в ловушку, убедив в том, что он успешно завербовал источника?

Есть и другие вопросы, которых немало. Наиболее банальный заключается в том, действительно ли Фогл ходил по Москве со всем этим любопытным набором примитивного шпионского оборудования, якобы найденного у него. Многие отмахиваются от таких утверждений, называя их неправдоподобными и ложными. Другие же заявляют, что эти инструменты из давно забытого прошлого помогают свести на нет самые современные методы и приемы слежки. В конечном итоге, то, что было, а чего не было у Фогла в сумке - это вопрос вторичный. Хотя, если бы русские контрразведчики действительно подкинули Фоглу все эти парики, деньги и прочие предметы ради драматического эффекта, их реакция была бы более резкой и суровой.

Здесь важнее другое. Почему российские официальные лица решили придать делу Фогла такую широкую огласку, а затем начали говорить, что это вряд ли повлияет на российско-американские отношения? Официальное объяснение заключается в том, что Москва уже просила Соединенные Штаты прекратить попытки вербовки сотрудников своих спецслужб, и что российские власти возмущены продолжающимися попытками после того, как они тихо спустили на тормозах аналогичный случай в начале этого года. Такая просьба кажется глупой и нереалистичной, так как российские разведслужбы вряд ли прекратят подобные действия в Соединенных Штатах. Видимо, настоящий сигнал гораздо проще: "Не лезьте к нам". Возможно, высшее российское руководство посчитало необходимым подать этот сигнал в связи с тем, что почувствовало, как Вашингтон взял российское правительство в перекрестье своего прицела, поддерживая радикальные оппозиционные группировки и грозя российским чиновникам арестом счетов и визовыми запретами в рамках "закона Магнитского". Вряд ли этот случай был спонтанным, а российское руководство не могло не знать об этом заблаговременно.

Что касается американской стороны, то зачем руководству разведки США давать отмашку Фоглу на те действия, которые он очевидно совершил спустя неделю после визита в Москву директора ФБР, искавшего информацию о терактах в Бостоне, и за неделю до редкого визита в Вашингтон доверенного лица Путина Николая Патрушева, возглавляющего Совет безопасности страны, а ранее работавшего высокопоставленным руководителем в спецслужбах? Неужели миссия Фогла была настолько срочной и безотлагательной, что он был вынужден пойти на встречу с источником именно на этой неделе, а не в другое время? Или Фогл действовал бесконтрольно? В администрации, где руководители не знают, чем занимается Министерство юстиции и Служба внутренних доходов США, возможно и не такое.

Но оставим в стороне руководящие органы двух стран. Весьма показательным является то, что спустя двадцать лет после распада Советского Союза довольно банальный случай предполагаемого шпионажа так быстро возродил заплесневелые клише и штампы СМИ. Это заметно в сообщениях как российской, так и американской прессы. Правда, американские репортеры и редакторы мало чем могут это оправдать - особенно в свете их большей независимости и свободы, и порой фарисейской гордости по поводу высоких профессиональных стандартов. Как спецслужбам Москвы или Вашингтона арестовывать и депортировать обвиняемых в шпионаже людей, чтобы не возникало "инцидентов в советском стиле" - а именно так Washington Post охарактеризовала дело Фогла в своих первых сообщениях? Может, им следует арестовывать шпионов по предварительному уведомлению, заранее информируя об этом другую сторону? Справедливости ради надо сказать, что у Washington Post такой пример единственный. Но американские журналисты, которые с такой осторожностью говорят о людях, нелегально пересекающих границы США, могли бы иначе описывать шпионскую деятельность Америки и России, у которой наверняка множество других целей, кроме напоминаний о холодной войне.

Так или иначе, но дело Фогла демонстрирует продолжающуюся напряженность в российско-американских отношениях. Обе стороны хотят сотрудничать в некоторых областях, и в то же время, сохранять полную свободу действий в других вопросах, делая то, что они считают необходимым. Время от времени второе желание приводит к взрыву, и осколки от него сыплются на сотрудничество. К счастью, в данном случае ущерб для двусторонних отношений кажется несущественным, поскольку Вашингтон с Москвой сегодня изо всех сил стремятся организовать и провести конференцию по Сирии, инициаторами которой они стали совместно.

Но такое случается не всегда. Попытки наладить сотрудничество с Россией во времена Клинтона и Буша потерпели со временем неудачу именно по такой причине. Негативные последствия возникают как для США, так и для России, которые друг без друга не могут достичь некоторых очень важных для них целей. Для продвижения вперед две страны должны создать такие отношения, которые будут достаточно крепкими, чтобы выдерживать вполне предсказуемые и серьезные разногласия.

Пол Сондерс, исполнительный директор Центра национальных интересов (The Center for the National Interest) и издатель The National Interest. В 2003-2005 годах он работал в Госдепартаменте.




Страница:


  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»