06.02.2013

Иван Сергеевич Малевич, полковник в отставке, кандидат военных наук

Независимое военное обозрение

Чужой опыт полезен, когда своя голова на плечах

Для военной реформы брать только лучшее

Поводом написать в газету послужила статья "Ключи от космоса" ("НВО" № 47, 28.12.12) генерал-полковника Анатолия Хюпенена и генерал-полковника авиации Николая Москвителева, имеющих богатейший практический опыт руководства войсками (силами) противовоздушной обороны страны, что позволило им весьма обоснованно изложить свое видение Войск воздушно-космической обороны Российской Федерации.

С момента создания Вооруженных сил Российской Федерации продолжается перманентный процесс их реформирования. Одним из его направлений являлся переход от пятивидовой структуры Вооруженных сил к трехвидовой структуре, позаимствованный в ВС США. Подобная структура имеется и во многих других странах мира, но именно американский опыт, судя по всему, был взят в ВС РФ за основу. В результате первой жертвой этого реформирования стали Войска ПВО страны, которые были объединены с Военно-воздушными силами со всеми вытекающими из этого последствиями для военной безопасности государства.

АДМИНИСТРАТИВНОЕ И ОПЕРАТИВНОЕ РУКОВОДСТВО ВС США

Прежде всего следует отметить, что американский опыт строительства Вооруженных сил был позаимствован нами не полностью. Так, в ВС США существуют две вертикали руководства: административная и оперативная.

Вот это - самая главная изюминка в американском опыте, которую в ВС РФ не использовали. По административной организации ВС США делятся на три вида - Сухопутные войска (Армия), Военно-воздушные и Военно-морские силы. Во главе каждого вида ВС стоят министры и начальники штабов. Руководство ВС президент страны как Верховный главнокомандующий осуществляет по административной вертикали через министра обороны и министров видов ВС. По оперативной вертикали - через министра обороны, председателя Комитета начальников штабов (КНШ) и Объединенный штаб - аналог российского Генерального штаба, а также через соответствующие командования. И министр обороны, и председатель КНШ назначаются президентом с согласия Сената.

Министр вида ВС через свой аппарат и штаб наподобие российского главкомата вида Вооруженных сил осуществляет административное руководство, в частности, строительством, комплектованием, подготовкой кадров, мобилизационным развертыванием, оснащением вооружением и военной техникой, военными исследованиями и разработками, материально-техническим обеспечением подчиненных войск (сил). В то же время он не принимает участия в оперативном руководстве своего вида ВС. Для этих целей в видах ВС созданы соответствующие командования войсками (силами). В частности, ВВС США организационно состоят из стратегического авиационного командования (включает соединения межконтинентальных баллистических ракет и стратегических бомбардировщиков), тактического авиационного командования, космического командования, военно-транспортного авиационного командования, а также региональных и специальных авиационных командований. Эти командования выполняют оперативные, боевые и иные задачи в соответствии с их предназначением на основании указаний КНШ, министра обороны и Верховного главнокомандующего. Все материальные и иные ресурсы поставляются Министерством ВВС. Как сообщают СМИ, взаимосвязь между оперативной и административной вертикалью управления ВВС обеспечивается тем, что начальник штаба ВВС одновременно является членом КНШ, а руководят подчиненными или выделенными силами и средствами фактически одни и те же должностные лица, занимающие в этих организационных структурах соответствующее служебное положение.

НА ПРОСТОРАХ НАШЕГО ОТЕЧЕСТВА

Легко увидеть, что в ВС РФ из американского опыта военного строительства было взято только количество видов Вооруженных сил, но без функций их руководства. Российский главнокомандующий видом ВС, как говорится, и швец, и жнец, и на дуде игрец. Руководство страны определяет виду ВС задачи, для решения которых он организует и заказывает разработку соответствующих средств и сам же осуществляет планирование и руководство войсками (силами) по их выполнению. Поэтому есть соблазн отрапортовать руководству: "Всегда готовы к выполнению любой задачи", - поскольку только на войне можно проверить объективность такого доклада. В 2008 году конфликт по принуждению Грузии к миру, как пишут авторы статьи "Ключи от космоса", показал шапкозакидательство руководства ВВС, которое не обеспечило безопасность российской авиации в воздушном пространстве Грузии.

Представляется, что одной из причин такого факта как раз и явилось отсутствие двух вертикалей - административной и оперативной в руководстве видами Вооруженных сил, поскольку приведение ВС к трехвидовой структуре осуществлялось чисто механически, без полного использования опыта ВС США. Самый мощный вид ВС в системе безопасности государства - Ракетные войска стратегического назначения - для этой цели был объявлен родом войск. В то же время можно было создать Главное командование стратегических сил ядерного сдерживания, передав ему в оперативное подчинение объединения РВСН и Дальнюю авиацию, а административное руководство возложить на штаб ВВС, присоединив к нему из РВСН все обеспечивающие структуры.

С Войсками противовоздушной обороны страны можно было поступить так же, а не просто объединять с ВВС. Для этого в состав ВВС полностью передать все, что связано с обеспечением боевых действий. Систему управления войсками ПВО, подобно которой никогда не было в ВВС, надо было сохранить, как сохранить и Главное командование ПВО для оперативного руководства войсками (силами) противовоздушной обороны, подчинив их по административной вертикали ВВС.

В результате проведенного объединения, как отмечается в статье "Ключи от космоса", противовоздушной обороне нанесен громадный ущерб, ей отведена роль падчерицы, практически выведен из строя Центральный командный пункт Войск ПВО. Так завершился переход на трехвидовую структуру ВС по опыту ведущих держав.

Действительно, ни в одной стране НАТО нет такого вида Вооруженных сил, как ПВО. Зато в альянсе существует единая система противовоздушной обороны, которая строилась как совместная оборона от воздушных ударов. В ее состав входят силы и средства ПВО стран - членов блока. Через Атлантику находится Командование воздушно-космической обороны Северной Америки (англ. North American Aerospace Defense Command - NORAD). Оно осуществляет оперативное руководство объединенной системой воздушно-космической обороны США и Канады, созданной в 1958 году. Основные задачи NORAD состоят в обеспечении контроля воздушного и околоземного пространства Северной Америки, раннего предупреждения о воздушно-космическом нападении, противовоздушной и противоракетной обороны двух стран. По оперативной вертикали руководства ВС США командование NORAD подчиняется КНШ. Необходимые силы и средства для NORAD предоставляют ВС Канады, а также тактическое авиационное и космическое командования ВВС США, министр и штаб которых осуществляют административное руководство выделенными войсками (силами).

Задачи российских Войск ВКО практически идентичны с NORAD. Это и естественно, поскольку все объективное и разумное независимо от авторства совпадает. По всей видимости, как следует из статьи "Ключи от космоса", осталось только утрясти организационные проблемы функционирования Войск воздушно-космической обороны.

НА БОГА НАДЕЙСЯ, А ПОРОХ ДЕРЖИ СУХИМ

В советское время был такой анекдот. Как-то Бог решил посмотреть, чем занимаются люди на Земле. Пролетая над Западной Европой, он увидел, как на военных полигонах идет стрельба, движется боевая техника. "Здесь, как всегда, опять готовятся к войне", - сказал Всевышний. Над территорией России из-за пыльного облака ему пришлось снизиться, и он увидел занятия войск строевой подготовкой. "А эти снова на меня надеются", - заметил Бог.

Времена меняются. В последние годы российские Вооруженные силы в полной мере занимались оперативной и боевой подготовкой. Вместе с тем при продолжении военной реформы назрела объективная необходимость законодательного разделения функций Министерства обороны и Генерального штаба как первоосновы для двух вертикалей руководства ВС: административной и оперативной. Нерешенность этой проблемы приводит к негативным явлениям в ВС и, в частности, к манипуляциям вокруг создания Войск ВКО, о чем пишут авторы статьи "Ключи от космоса".

Острая необходимость в создании Войск воздушно-космической обороны вытекает из стратегической концепции НАТО, принятой на Лиссабонском саммите этого военного альянса. В разделе концепции "Оборона и сдерживание" пункт 19, в частности, гласит: "Мы будем: поддерживать способность проводить одновременно крупные совместные операции и несколько менее крупных операций для обеспечения коллективной обороны и кризисного урегулирования, включая на стратегическом удалении". То есть альянс должен быть способен одновременно, если потребуется, проводить эти операции во всех уголках земного шара.

Россия не является союзником НАТО и, вне всякого сомнения, рассматривается руководством альянса как вероятный противник, что учитывается в военном планировании. Любые операции, тем более "на стратегическом удалении", начинаются с нанесения ракетно-авиационного удара по объектам противника. Российская Федерация для НАТО по размерам своей территории представляет такой театр военных действий, который дает широкие возможности альянсу проводить "крупные совместные операции: на стратегическом удалении", к примеру. Вот почему России требуются мощные Вооруженные силы, в которых одно из первых мест будут занимать Войска воздушно-космической обороны.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»