25.01.2013

Наталия Ромашкина

Независимое военное обозрение

США опутывают планету комплексами ПРО

Региональные программы Пентагона

Наталия Петровна Ромашкина, старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат политических наук, профессор АВН.

Создание глобальной широкомасштабной эшелонированной системы ПРО, лишь частью которой является ЕвроПРО, вновь избранная администрация США продолжает рассматривать в качестве одной из важнейших целей политики и стратегии, наиболее эффективного средства отражения угрозы от баллистических ракет (БР), важным ресурсом для укрепления и расширения усилий в сфере международного военно-технического сотрудничества. США возглавляют этот процесс и помимо защиты от ракетных нападений территории своей страны официально объявляют оборону войск на территории союзников и партнеров США от региональных ракетных угроз своими жизненно важными интересами.

ЗАЩИТА ОТ РАКЕТНЫХ УГРОЗ

За последнее десятилетие США достигли значительного прогресса в разработке и развертывании региональных технических средств и систем ПРО. Однако Министерство обороны США считает имеющиеся средства явно недостаточными в контексте усиливающихся региональных ракетных угроз.

Одной из важнейших задач является развертывание ПРК и ПРС в ближайшей (до 2015 года) и долгосрочной перспективе. Основное внимание при этом уделяется дальнейшему увеличению количества таких систем при сохранении низкого уровня технического риска. Как часть такого решения, МО США увеличивает закупки проверенных комплексов и систем: ПРК ТХААД (Terminal High Altitude Area Defense - THAAD), противоракеты SM-3 в составе системы "Иджис-ПРО" и РЛС AN/TPY-2.

Вторая часть указанного решения заключается в дальнейшем совершенствовании технологии. Так, в настоящее время противоракета "Стандарт-3" запускается только с моря, но до 2015 года должна появиться модификация противоракеты SM-3 наземного базирования, которой будет оснащаться ПРК "Иджис на берегу", что даст возможность обеспечить лучшее перекрытие защищаемого региона за счет размещения противоракеты на его территории. Они будут осуществлять сплошное перекрытие защищаемых областей будущей системы ПРО против БРСД.

Министерство обороны модернизирует также саму противоракету "Стандарт-3". К 2015 году на вооружение должна поступить ее новая модификация - SM-3 Block IB с усовершенствованной головкой самонаведения ступени перехвата, обеспечивающей лучшее распознавание целей и большую область перекрытия. Защищаемая площадь противоракет, развернутых как на море, так и на суше, будет дополнительно увеличена за счет отработки технологии пуска по данным целеуказания от удаленных информационных средств.

Продолжается развитие всеобъемлющей системы боевого управления и связи (Command and Control, Battle Management, and Communications - C2BMC), интегрирующей различные информационные средства, обеспечивающей возможность планирования операций и позволяющей проводить ситуационное оповещение и предупреждение всех уровней лиц, принимающих решения. Такое развитие предусматривает встраивание в архитектуру существующих и перспективных датчиков ПРО, а также различных используемых огневых средств, таких как комплексы ТХААД, "Пэтриот", модификации противоракет SM-3 и GBI. Эти разработки позволят удовлетворить требованиям различных региональных систем ПРО, а также сделать американское информационное поле сопрягаемым с ПРК и ПРС, разрабатываемыми совместно с их союзниками и партнерами. Для защиты территории страны станет доступна так называемая бесшовная картина глобальной обстановки, объединяющая всю архитектуру ПРО.

Еще одно средство, намеченное к разработке в период до 2015 года, - это инфракрасная оптико-электронная система (ОЭС) воздушного базирования. Цель проекта состоит в обеспечении одновременного обнаружения и сопровождения большого количества БР с помощью беспилотных летательных аппаратов. Эти пространственно-распределенные воздушные платформы должны существенно увеличить глубину региональной ПРО.

В новой концепции Агентства США по ПРО "Ранний перехват" исследуется техническая возможность поражения ракет на начальных участках траектории их полета с использованием существующих огневых и информационных средств. Вместо того чтобы полагаться на большие по размерам и соответственно более быстрые противоракеты, предложено уменьшить время реакции системы ПРО (как на передачу данных о цели, так и на их обработку, а также на принятие решения о пуске противоракет), чтобы штатные огневые средства могли достигать ракет противника значительно раньше. Реализация данной концепции должна позволить обеспечить дополнительные возможности повторного обстрела атакующей цели.

К концу десятилетия планируется разработать более совершенные огневые и информационные средства ПРО. Противоракета "Стандарт-3" мод. 2А (SM-3 Block IIA) будет иметь большую скорость разгона и более эффективную головку самонаведения, что позволит превзойти возможности противоракет модификаций СМ-3 мод. 1А или СМ-3 мод. 1В и расширить зону обороны.

Кроме того, предусмотрены ассигнования на развитие в долгосрочной перспективе технологии "Обстрел удаленной цели", которая предусматривает не только пуск противоракеты по данным внешнего целеуказания от удаленного источника, но и возможность передачи команд на ее борт с информационных средств, отличных от корабельной РЛС системы "Иджис". Это должно позволить перехватывать атакующую цель на больших дальностях. Дальнейшие долгосрочные проекты направлены на создание системы ОЭС космического базирования с постоянным перекрытием значительных областей наблюдения большого количества атакующих целей, обеспечивая их обнаружение и сопровождение на всех участках траектории. Такая система может значительно снизить нагрузку на наземные информационные средства и уменьшить количество ПРК и ПРС, необходимых при развертывании той или иной системы ПРО. Соответствующий проект, названный PTSS, имеет приоритет финансирования.

УНИФИКАЦИЯ РАЗНООБРАЗИЯ

В целом важнейшей характеристикой современной политики США в сфере регионального противоракетного сотрудничества является стремление к разработке максимального количества возможных вариантов для каждого конкретного случая. В соответствии с уникальными требованиями по сдерживанию и обороне это будет зависеть от географических, исторических и военных особенностей региона, а также от степени сотрудничества и безопасности со странами - участниками широкомасштабной ПРО.

В основе региональных усилий в области ПРО США лежит несколько основных принципов.

1. США уделяют особое внимание усилению архитектуры регионального сдерживания на основе тесной кооперации и распределении бремени издержек между США и их союзниками. Последние должны уметь встраиваться в продуктивные планы и действовать в целях укрепления совместной безопасности и имели возможность вносить собственный вклад в защиту общих интересов. Другие составляющие такого сдерживания также рассматриваются в качестве существенных. Против государств, имеющих ЯО, региональное сдерживание будет включать ядерный компонент (передового или другого ЯО). Его роль в архитектурах регионального сдерживания может быть уменьшена при возрастании роли ПРО и других стратегических средств. В более широком смысле Соединенные Штаты ищут новые пути нейтрализации ядерных угроз.

2. США будут применять поэтапный гибкий подход в каждом регионе, точно выверенный по отношению к региональным угрозам, в том числе по масштабу и тенденциям их реализации, имеющимся и необходимым средствам. При этом не требуется насаждать везде элементы глобальной однотипной архитектуры ПРО. Вместо этого будут создаваться жизнеспособные региональные структуры, сбалансированные по отношению к потребностям и возможностям.

3. Поскольку в следующем десятилетии потребности в средствах ПРО в регионах могут превышать имеющиеся возможности, США будут разрабатывать мобильные и транспортабельные средства и системы. Это позволит перемещать их из региона в регион в случае кризиса. Таким образом, возможность быстрого наращивания оборонительного потенциала должна сдерживать потенциальных агрессоров сразу в нескольких регионах.

При применении этих принципов в различных регионах Пентагон будет полагаться на глобальную инфраструктуру боевого управления вооруженными силами США в выборе мест развертывания средств ПРО.

ТИХООКЕАНСКИЙ РЕГИОН

К необходимости исследований в области ПРО Япония пришла в 1998 году, после трех запусков БРСД "Теподон" с территории КНДР. После испытания в 1999 году ракеты "Теподон-1", которая пролетела над Японией и упала в Тихий океан, Министерству обороны Японии было поручено начать работы по разработке системы противоракетной защиты территории страны совместно с США. Таким образом, с 1999 года Япония фактически участвует в программе американских исследований, получившей название "Расширенная оборона морского театра военных действий".

Успешные испытания по перехвату БР в 2002 году привели Японию при поддержке США к решению развернуть собственную эшелонированную систему ПРО, о чем и было объявлено на заседании японского кабинета министров в 2003 году. Формально это предполагало приобретение американской системы "Иджис-ПРО" и ракетных комплексов "Пэтриот" ПАК-3 в качестве "оборонительной меры для защиты жизни и собственности граждан Японии" от нападений БР государств-агрессоров. Тогда же японским Оборонным агентством было запланировано снабдить морские эсминцы ракетами-перехватчиками "Стандарт-3".

В декабре 2005 года Япония объявила, что заплатит около одной трети стоимости совместной с Соединенными Штатами программы по ПРО размером в 1-1,5 млрд. долл. (общая стоимость составляет приблизительно 3 млрд. долл.), после чего Госдепартамент США официально заявил, что Япония стала самым значимым партнером Соединенных Штатов в области ПРО.

ПРО Японии представляет собой эшелонированную систему: боевые корабли с системой "Иджис-ПРО" с противоракетами "Стандарт-3"; ракетные комплексы "Пэтриот" ПАК-3 (планируется развернуть 124 ракеты, 32 из них были закуплены у США и дислоцированы на 11 базах по всей стране, остальные должны быть произведены в Японии); мобильные РЛС раннего предупреждения и инфраструктура боевого управления.

Морской эшелон ПРО состоит из четырех японских эсминцев, оснащенных американской системой "Иджис" с зенитными ракетами SM-3: Конго, Чокай, Миоко и Киришима. Планируется также установить систему ПРО на двух новых эсминцах. Задача обнаружения пуска БР возложена на РЛС FBX-T на острове Хонсю. Кроме того, японцы самостоятельно создали РЛС FPS-XX, решающую подобные задачи. Планируется установить четыре таких радара в первом эшелоне ПРО. Система составит основу противоракетного щита страны и будет являться существенным элементом защиты США от вероятного противника и их стратегических интересов в регионе.

США и Япония регулярно проводят военные учения, которые оцениваются обеими странами как успешные. Одно из наиболее важных взаимных усилий двух стран направлены на разработку следующего поколения противоракеты SM-3, Block IIA. По оценке МО США, "партнерство США с Японией представляет собой выдающийся пример такого сотрудничества, которое необходимо в ходе применения поэтапного гибкого подхода, адаптированного к специфическим региональным угрозам и возможностям по их парированию".


Элементы ПРО на территории государств - союзников и партнеров США.
1. Дания (о. Гренландия) - РЛС AN/FPS-120 (вариант РЛС AN/FPS-123).
2. Норвегия - РЛС AN/FPS-129.
3. Великобритания - РЛС AN/FPS-126 (мод. вариант РЛС AN/FPS-123), ЗРК PAAMS (S).
4. Нидерланды - РЛС M3R, спутник раннего обнаружения; планируется ЗРК SAMP/T Block 2, командный пункт ПРО.
5. Германия - ЗРК MEADS, ЗРК PAAMS, командный пункт ПРО; планируется: ЗРК SAMP/T Block 2.
6. Франция - ЗРК PAAMS, ЗРК SAMP/T.
7. Италия - ЗРК PAAMS, ЗРК SAMP/T, ЗРК MEADS; планируется: ЗРК SAMP/T Block 2.
8. Турция - мобильная РЛС AN/TPY-2, командный пункт ПРО; планируется: Arrow.
9. Румыния - планируется: SM-3, пункт управления Aegis, РЛС, береговая система Aegis Ashore.
10. Испания - планируется: системы Aegis морского базирования.
11. Польша - планируется: SM-3; береговая система Aegis Ashore.
12. Израиль - Arrow, Tactical High Energy Laser (THEL), Mini Raz MMR (EL/M-2084), Raz MMR (EL/M-2084), Patriot PAC-2, Patriot PAC-3, РЛС (FBX-T) AN/TPY-2; планируется: Arrow-3, Arrow-4.
13. Королевство Саудовской Аравии - планируется: Patriot PAC-3, УР GEM-T.
14. Кувейт - планируется: Patriot PAC-3, УР GEM-T.
15. Объединенные Арабские Эмираты - планируется: Patriot PAC-3.
16. Индия - РЛС, элементы Arrow-2; планируется РЛС, Prithvi Air Defence (PAD), Advanced Air Defence (AAD).
17. Япония - системы Aegis морского базирования; ЗРК Patriot PAC-3; РЛС AN/TPY-2 (FBR-T), J/FPS-XX и J/FPS-3 мод.
18. Южная Корея - системы Aegis морского базирования; планируется: РЛС AN/TPY-2; PatriotPAC-3.
19. Тайвань - системы Aegis морского базирования, Patriot PAC-3.
20. Австралия - РЛС AN/SPQ-9B, ПУ Mk41, системы Aegis морского базирования, AN/SLQ-25ANixie, AIMSMKXII.

Республика Корея также является важным партнером США в области ПРО. Создание системы началось в ноябре 2004 года со строительства первого из трех корейских эсминцев KDX-III, оборудованных американской системой "Иджис-ПРО". В настоящее время США и Южная Корея продолжают вырабатывать базовые требования к будущей совместной системе ПРО. Военно-политическое руководство США заявляет, что как только эти требования будут определены, Соединенные Штаты будут готовы к совместной работе над укреплением защиты своего союзника от северокорейской ракетной угрозы.

Сотрудничество Австралии с США в области ПРО началось в конце 90-х годов. Целью совместного проекта DUNDEE, включающего серию экспериментов в области ПРО в сентябре 1997 года, проводившихся Соединенными Штатами в лице BMDO и Австралией в лице DSTO, являлась проверка обнаружения запусков БР австралийским радаром типа Jindalee.

Официально правительство Австралии присоединилось к участию в совместной системе ПРО со времени заявления о разработке государственной программы противодействия ракетным угрозам и распространению ЯО в конце 2003 года. В 2004 году был подписан Меморандум о взаимопонимании в сфере сотрудничества в области ПРО, и в октябре 2005 года - двусторонний документ, расширяющий исследования и развитие противоракетных систем.

В 2006 году австралийский флот заказал три американские системы ПРО морского базирования (в том числе вертикальные ПУ Mk 41, на общую сумму около 1 млрд. долл.). Кроме того, предусмотрена поставка поисковых РЛС AN/SPQ-9B, систем обмена данными о тактической обстановке CECS, комплексов радиоэлектронного подавления AN/SLQ-25A Nixie, систем опознавания AIMS MK XII, а также другого сопутствующего оборудования, запасных частей и документации. В 2008 году правительство направило запрос Соединенным Штатам о возможности поставки дополнительных компонентов систем "Иджис ПРО" для оснащения трех новых эсминцев AWD, первый из которых планируется к принятию на вооружение в 2013 году.

В настоящее время для Австралии не существует прямой угрозы ракетного нападения, однако, по заявлениям официальных лиц, военно-политическое руководство страны не исключает подобную возможность в будущем. Кроме достижения политических целей это взаимодействие дает исключительные возможности для развития австралийской промышленности, технологий и науки. Однако в первую очередь оно отвечает американским интересам: имея военные базы с системами ПРО в Тихоокеанском регионе, США получают возможность обезопасить себя от ракетного нападения не только со стороны КНДР (как это декларируется в доктринальных документах), но и со стороны ядерных держав, таких как РФ и КНР. Многие из аспектов такого сотрудничества закреплены в двустороннем Договоре между США и Австралией и трехстороннем Договоре между США, Японией и Австралией по сотрудничеству в области ПРО, подписанными в 2007 году.

История сотрудничества Тайваня и США в сфере оборонительных вооружений берет свое начало с 1970-х годов. Китайские ракетные испытания в 1995 и 1996 годах в районе Тайваньского пролива увеличили политическую поддержку на Тайване в пользу ПРО.

МО США утвердило пакет продажи оружия и военной техники Тайваню на общую сумму 6,5 млрд. долл. в конце 2008 года. Это решение принималось по результатам ранее состоявшихся в Вашингтоне переговоров с главой тайваньского военного ведомства Чень Чаоминем (по закону США об отношениях с Тайванем 1979 года Соединенные Штаты могут продавать туда только оборонительные виды вооружений). Сделка касалась модифицированных зенитных ЗРК "Пэтриот" ПАК-3, 12 ПУ данного ЗРК и 330 ракет к нему. Первые образцы вооружений доставлены на островную территорию в середине 2009 года. "Пэтриот" ПАК-3 способен вести огонь не только по аэродинамическим целям, но и по головным частям ракет на пассивной траектории их полета (на этапе падения). Учитывая современное техническое оснащение комплекса, его РЛС способна определять пуски баллистических и других ракет не только с территории КНДР, но и соседнего Китая.

Решение создать систему ПРО на Тайване Белый дом объясняет наличием у Северной Кореи ракетно-ядерного оружия и угрозой его применения против стран - союзников США в регионе Юго-Восточной Азии. Однако решение о продаже Тайваню партии вооружений в Китае назвали фактом, "серьезно отравляющим двусторонние отношения с США".

В настоящее время Тайвань создает систему ПРО, включающую наземную и морскую составляющие: радары, ЗРК "Пэтриот" и эсминцы класса Arleigh Burke, оснащенные системой "Иджис ПРО".

БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Учитывая отсутствие опыта проектирования и построения систем ПРО, Израиль провел успешные переговоры с США о совместной разработке и финансировании израильской системы ПРО. На основании Меморандума о взаимопонимании, подписанного государствами уже в 1988 году, специалисты американской корпорации Lockheed Martin и израильской фирмы Israeli Aircraft Industries (IAI) приступили к созданию комплекса Arrow ("Стрела"), представляющего собой концентрированную оборонную систему, подходящую для страны компактных географических размеров. Комплекс Arrow-2 был принят на вооружение Армией обороны Израиля в 2000 году и предназначен для поражения тактических и оперативно-тактических ракет на дальностях до 100-150 км и высотах до 50-60 км, запущенных с расстояния до 3 тыс. км и имеющих подлетную скорость до 4,5 км в секунду. В 2013-2014 годах планируется принятие на вооружение системы Arrow-3, предназначенной для поражения ракет на дальностях до 1250 км. Помимо двухступенчатых ракет-перехватчиков система включает центр контроля пуска ракет, новый радар и центр управления. По некоторым данным, компания IAI при поддержке Elta Group разрабатывает по заказу Министерства обороны Израиля новую модификацию ЗРК Arrow - Arrow Mk-4 с усовершенствованным радаром Green PineI, который способен фиксировать запуски ракет на расстоянии более 700 км. Комплекс Arrow Mk-4 будет иметь новый радар, усовершенствованную ракету-перехватчик и другие компоненты, позволяющие расширить национальную систему ПРО и повысить защищенность Израиля от возможного ракетного удара, прежде всего со стороны Ирана.

В сентябре 2008 года США разместили на территории Израиля передвижной радар передового базирования для обнаружения и отслеживания БР сразу после пуска. Постоянная угроза от запусков ракет меньшей дальности на территорию Израиля привела к развертыванию двух систем защиты: "Железный купол" является перехватчиком на поражение, "Петля Давида" - противоминометная лазерная программа.

В последние годы страны - члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива исследуют диапазон проблем, связанных с индивидуальной и коллективной ПРО в качестве средства защиты от растущего потенциала иранских БР. Это способствовало более тесному сотрудничеству с Соединенными Штатами со стороны ряда стран Залива, особенно Королевства Саудовской Аравии, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов, которые проявили интерес к закупке системы ПАК-3.

ТРУДНОСТИ ВЗАИМОПОНИМАНИЯ

Трудности в переговорах России с США о взаимодействии в области ПРО во многом зависят от подходов к оценке стратегической стабильности на современном этапе. Очередным доказательством этого стали итоги международной конференции по ПРО, которая проводилась в Москве весной 2012 года по инициативе Министерства обороны РФ. Одной из причин наличия ключевых нерешенных вопросов, вероятно, явилась именно разница в результатах оценки уровня стратегической стабильности в контексте реализации планов Соединенных Штатов по ПРО. По мнению военно-политического руководства РФ, уровень выходит за рамки необходимого и достаточного, однако, по уверениям представителей администрации США, остается в этих рамках. Для более эффективного решения проблем сотрудничества РФ-США в противоракетной сфере представляется целесообразным уже в ближнесрочной перспективе активизировать процесс выработки общих подходов к оценке уровня стратегической стабильности на современном этапе развития военно-политических международных отношений.

Несмотря на то что даже реализация в полном объеме всех развивающихся региональных программ ПРО не позволит создать эффективную противоракетную оборону территории от массированного ракетного удара (особенно от удара ракет со средствами преодоления ПРО), уже сегодня планы по развертыванию широкомасштабной системы ПРО работают в интересах Соединенных Штатов.

Во-первых, при планировании региональных систем ПРО ставится актуальная и максимально достижимая на текущем этапе цель создания современных средств эшелонированной защиты от ограниченного удара ракет с полным комплексом средств преодоления ПРО с участием перехватчиков сложных баллистических целей на ракетоопасных для США направлениях.

В рамках достижения этой цели решается задача уничтожения БР на значительном расстоянии от обороняемого объекта (города, военной или экономической составляющей государственной инфраструктуры и пр. на территории США). Таким образом, расположение частей противоракетного компле в других государствах, расположенных зачастую за тысячи километров от Соединенных Штатов, позволяет максимально обезопасить США от всех возможных последствий уничтожения БР (в том числе с ядерными боеголовками). В случае же реализации планов США по возможности уничтожения БР на любом отрезке ее траектории наиболее эффективным представляется вариант уничтожения ракеты на начальном этапе полета над территорией того государства, с которого она была запущена. При этом в любом случае снижается уровень сложности наблюдения за БР для радиолокатора (задача селекции), расположенного на более близких дальностях обнаружения, что, в свою очередь, сокращает общий период времени для запуска противоракеты с целью сверхточного попадания в цель.

Во-вторых, размещение информационных компонентов ракетно-космической обороны (систем предупреждения о ракетном нападении и систем контроля космического пространства) на территории государств, расположенных в большинстве регионов мира, позволяет решать приоритетную задачу получения максимальной информации о текущем состоянии ракетно-космической обстановки и ее изменениях (в том числе в ходе возможного военного конфликта).

В-третьих, помимо военных Вашингтон уже сегодня достаточно успешно решает важнейшие политические задачи, напрямую или косвенно связанные с ПРО как с исключительно интенсивно развивающейся областью создания современных стратегических систем вооружения. При этом прилагаются активные усилия по расширению влияния Соединенных Штатов, в том числе путем увеличения масштабов разностороннего международного сотрудничества, причем не только с их традиционными союзниками и партнерами, но и с другими государствами. И, наконец, в-четвертых, продажа элементов системы американской ПРО, основанных на новейших научно-технических разработках, государствам-союзникам и партнерам США отвечает экономическим интересам Соединенных Штатов.

Российская Федерация имеет и развивает (в контексте ВКО) свои собственные независимые программы ПРО. Логично предположить, что Россия также будет в той или иной мере сотрудничать с союзниками по ОДКБ (как в сфере ПВО) и ШОС. При этом роль ПРО США и ВКО России будет увеличиваться в контексте их стратегических отношений с КНР, хотя Китай в принципе способен нейтрализовать оборону путем форсированного наращивания своего ракетно-ядерного оружия. Однако по целому ряду причин привлечение КНР к сотрудничеству с РФ в сфере ПРО может отвечать интересам безопасности России и усилить систему глобальных режимов разоружения и нераспространения.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»