29.08.2011

Daniel Vajdic

National Review, США & xPressa.ru

Не позволяйте России использовать Иран в качестве разменной монеты

Перевод: Павел Ларнаков.

Несколько событий в последние дни позволяют говорить об углублении связей между Ираном и Россией. В прошлый понедельник российский глава Совета безопасности Николай Патрушев нанес официальный двухдневный визит в Иран. Патрушев предсказуемым образом провел переговоры с главой иранского Верховного совета по национальной безопасности Сайедом Джалили (Saeed Jalili). В попытке подчеркнуть потепление отношений между двумя странами он также встретился с президентом Махмудом Ахмадинежадом и министром иностранных дел Али Акбаром Салехи (Ali Akbar Salehi). На следующий день Салехи отправился в Москву по приглашению своего российского коллеги.

Более того, в ближайшие несколько недель российский министр энергетики Сергей Шматко, вероятно, будет в Иране, где поприсутствует на церемонии сдачи атомной электростанции Бушер, которую Россия строит уже шестнадцать лет. Шматко, как ожидается, обсудит с иранскими официальными лицами планы по укрупнению сотрудничества между Москвой и Тегераном в области энергетики, в особенности в том, что касается участия России в разработке иранских огромных и до сих пор сравнительно не разработанных запасов природного газа.

Неожиданное начало нового витка российско-иранских отношений происходит спустя четырнадцать месяцев после того, как Москва дала согласие на четвертый раунд санкций Совета Безопасности ООН против Тегерана - приветствовавшееся администрацией Обамы как наиболее ощутимая выгода от американо-российской "перезагрузки". Уступка Кремля в плане дополнительных, хотя и сильно разбавленных, санкций против Ирана последовала за ее решением в сентябре прошлого года отменить продажу российских современных комплексов С-300 с ракетами "земля-воздух" Тегерану.

Но Россия, кажется, меняет свой подход к Ирану. Целая серия обменов визитами высокопоставленных лиц происходит в то время, как Москва в очередной раз начинает заниматься поисками дипломатического решения иранской ядерной проблемы. С этой целью российский министр иностранных дел Сергей Лавров объявил в прошлом месяце в Вашингтоне, что Москва предлагает новый "пошаговый" подход к возобновлению переговоров с Ираном.

Некоторые предположили, что попытки России активизировать свои связи с Ираном являются отражением недовольства России рядом последних действий США. Госдепартамент внес в визовый "черный список" шестьдесят российских чиновников за их вероятную причастность к темному делу о смерти в тюрьме юриста Сергея Магнитского. Резолюция Сената подтвердила американскую поддержку территориальной целостности Грузии и потребовала вывода российских войск из Абхазии и Южной Осетии. Кремль, по сообщениям, был разгневан подвергшимися утечке сообщениями о наличии согласованного мнения в американском разведывательном сообществе относительно того, что российское агентство военной разведки, ГРУ, было причастно к взрыву возле здания американского посольства в Грузии в прошлом году. И Россия остается недовольной даже тем слабым давлением, которое администрация Обамы оказывает на режим Башара Асада в Сирии за жестокое подавление им выступлений протеста в стране. Взаимная поддержка Асада обеспечила Москве еще один стимул для восстановления тесных связей с Ираном.

Но было бы неверно считать крутой поворот Москвы в своем подходе к Ирану полностью изменившейся политикой. Последнее поведение России остается согласующимся с ее стратегией по Ирану, которой она придерживалась последнее десятилетие. Кремль увеличивает степень своей вовлеченности в иранские дела с целью создать рычаг воздействия, который может, в свою очередь, быть использован для получения уступок со стороны США. Ее нынешние усилия по налаживанию отношений с Тегераном являются не более чем попыткой убедить США изменить некоторые из своих наименее любезных моментов в области политики в отношении России.

Будем надеяться, что администрация Обамы не поддастся на неявный шантаж Москвы, прежде всего потому, что у Росси нет возможностей решительно повлиять на ситуацию вокруг иранской ядерной программы. Уступить требованиям России - которые включают уменьшение американского участия в делах бывшего Советского Союза и пренебрежение к демократическим недостаткам в России - в лучшем случае будет означать очередную порцию сильно разбавленных санкций Совета Безопасности в отношении Ирана. Как мы могли убедиться при помощи первых четырех порций санкций, однако же, слабые экономические штрафы и наказания не убедят Иран отказаться от своих ядерных амбиций. Нет просто никаких причин капитулировать перед попытками Кремля использовать Иран в качестве искусственной козырной карты в ее отношениях с Западом.

Дэниел Вайдич, научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute), специализирующийся на исследованиях в области внешней и оборонной политики.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»