23.08.2011

Майк Сигов (Mike Sigov)

The Toledo Blade, США & InoSmi.ru

США не должны относиться к российским играм слишком серьезно

Бойтесь русских, дары приносящих. Но бойтесь в меру.

Российский план по возобновлению ядерных переговоров с Ираном, который Россия пытается представить жестом доброй воли, в сущности, является банальной местью. Его цель - отплатить Соединенным Штатам за то, что они в прошлом месяце ввели ограничения на выдачу виз российским чиновникам, причастным к смерти юриста, который разоблачил масштабные коррупционные преступления режима российского премьер-министра и бывшего президента Владимира Путина.

По сути, предложенный Россией план - это плохо завуалированная угроза отказаться от той поддержки, которую Москва неохотно оказывает международным санкциям, наложенным на Иран за его очевидные попытки разработать ядерное оружие.

Россия не в первый раз пытается насолить Вашингтону в отместку за визовые ограничения, введенные после того, как юрист фонда Hermitage Capital Management, некогда крупнейшего иностранного инвестора в России, умер в следственном изоляторе, в который его поместили по сфабрикованным обвинениям в уклонении от налогов. На самом деле, его арестовали за то, что он раскрыл совершенную государственными чиновниками аферу на сумму в 230 миллионов долларов.

Для Кремля эти ограничения на выдачу виз стали солью на рану.

Смерть Сергея Магнитского поставила Кремль в неудобное положение, так как сейчас, когда зависящей от экспорта топлива российской экономике угрожает спад, он стремится укрепить доверие инвесторов к России. Хотя американские ограничения на выдачу виз касаются лишь ряда сотрудников полиции умеренно высокого ранга, подразумевается, что подобная коррупция невозможна без соучастников на верхах российской власти, представители которых могут оказаться в следующем черном списке Госдепартамента.

Первая реакция России на визовые ограничения была просто смехотворной.

Кремль составил список американских чиновников, которым запрещено въезжать в Россию.

Новая мера, которую принял Кремль, несколько менее бессмысленна, чем его изначальная рефлекторная реакция, но тоже не слишком опасна.

Стоит заметить, что определенное влияние на Иран у России есть - просто потому, что она может оказывать ему помощь с ядерной программой, которую ему не окажет никто другой.

При этом Россия даже не входит в пятерку основных торговых партнеров Ирана, и Тегеран очень недоволен тем, что она затягивает запуск ядерного реактора, который русские уже 15 лет строят в иранском городе Бушер.

Иран утверждает, что он намерен довести бушерский проект до конца. Это звучит угрожающе.

По мнению западных экспертов, реактор сможет снабдить 3000 иранских центрифуг достаточным количеством низкообогащеного урана, чтобы хватило для создания ядерного оружия.

Хорошая новость заключается в том, что Россия, скорее всего, блефует.

Хотя в основном российская элита занята разграблением собственной страны, это не относится к вопросам национальной безопасности. Вооружать соседнюю исламскую теократию ядерным оружием - слишком рискованный шаг даже для этих плутократов.

Кроме того, для них важно поддерживать внешнюю респектабельность. Это позволяет им отмывать деньги и может дать возможность улизнуть от народного гнева, когда лопнет нефтяной пузырь, и закончатся деньги на социальные программы и покупку сторонников.

Со стороны американского руководства было бы разумно не придавать выходкам России чрезмерного значения.

Имеет смысл продолжать вести жесткую линию как с российской клептократией, так и с иранской теократией. Эти два авторитарных режима уважают силу, а не сладкие речи.

Майк Сигов, американский гражданин и штатный автор The Blade, бывший российский журналист, работавший в Москве.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»