05.07.2011

Максим Момот

Lenta.ru

По второму кругу. Москва готова выдвинуть НАТО ультиматум по ПРО

Разногласия между Россией и НАТО по поводу создания системы противоракетной обороны альянса выходят на новый уровень и грозят серьезным осложнением отношений Москвы с блоком и с США

Как стало известно "Коммерсанту", Дмитрий Медведев на встрече с участниками заседания совета Россия-НАТО в Сочи намеревался поставить альянсу ультиматум: либо блок учтет позицию России по ПРО, либо Москва выйдет из СНВ-3, заключенного с США, а также создаст свою систему воздушно-космической обороны и нарастит ударную ракетную группировку на западных границах.

Поставил Дмитрий Медведев ультиматум НАТО или нет, неизвестно, однако угроза выйти из СНВ-3 в ответ на развертывание ПРО альянса с российской стороны уже звучала. Об этом в мае заявил заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков. Накануне заседания совета Россия-НАТО постоянный представитель России в блоке Дмитрий Рогозин фактически подтвердил, что РФ может объявить представителям альянса о возможности выхода из СНВ-3, если не будет учтена российская позиция по ПРО. "Это нормальное поведение", - отметил полпред.

Секрета в том, в каком состоянии находятся переговоры России и НАТО по поводу участия Москвы в создании ПРО альянса, не было. Накануне встречи в Сочи Рогозин прямо заявил, что "консультации зашли в тупик". В начале июня после заседания совета Россия-НАТО министр обороны РФ Анатолий Сердюков, слова которого приводило РИА Новости, высказался столь же определенно. "Разногласия имеют принципиальный характер", - констатировал он. По словам министра, "не удается сформулировать и конечную цель сотрудничества, определить облик и архитектуру построения ПРО". "Когда нам рисуют на схемах карту ПРО США в Европе, то получается, что к третьей и четвертой фазе, то есть к 2018 и к 2020 году, сектор покрытия ПРО США доходит практически до российских Уральских гор, - объяснял Рогозин. - Мы так не договаривались".

Иными словами, история с подключением России к созданию ПРО НАТО завершилась вполне ожидаемо - альянс, судя по последним высказываниям Рогозина и Сердюкова, российские предложения не принял. И вот в качестве последнего аргумента Кремль решил использовать договор по СНВ - гордость администрации Барака Обамы.

Суть возникших противоречий понять несложно. Развитие Западом системы противоракетной обороны снижает значение ядерного потенциала России, а атомное оружие - это единственная сфера, в которой Россия пока способна поддерживать паритет с США. То есть создание усилиями НАТО (фактически США) масштабной ПРО лишает Россию одного из двух оставшихся после распада Советского Союза атрибутов великой державы. Можно, впрочем, сказать, что это и единственный атрибут, поскольку постоянное место в Совбезе ООН все больше обесценивается - США либо действуют вообще в обход Совбеза, как в случае начала войны в Ираке, либо интерпретируют резолюции этого органа весьма вольно.

Необходимо, конечно, подчеркнуть, что натовская ПРО станет для России действительной проблемой далеко не сразу. В мае начальник главного оперативного управления Генштаба РФ Андрей Третьяк заявил, что развертывание американской ПРО (она будет важной частью натовской, вокруг нее и идет спор) будет представлять реальную угрозу силам ядерного сдерживания (СЯС) России лишь после 2015 года. Тем не менее, даже отдаленная вероятность того, что кремлевская "красная кнопка" не будет иметь прежнего значения, не может не беспокоить Россию.

Дмитрий Медведев и Барак Обама подписывают договор об СНВ, 8 апреля 2010 года. Фото с сайта президента РФ

Нынешние разногласия являются новым изданием споров, которые Вашингтон и Москва вели по поводу прежнего варианта размещения элементов американской ПРО в Европе (его планировала администрация Джорджа Буша-младшего). С приходом администрации Обамы концепция американской ПРО была изменена, размещение ее элементов в Восточной Европе было отложено. В сентябре 2009 года, на фоне нормализации отношений с Россией, ухудшившихся после войны в Грузии в августе 2008 года, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил о существовании перспектив сотрудничества по ПРО.

Москва, восприняв приглашение всерьез, предложила создать так называемую секторальную ПРО. В соответствии с этой концепцией, НАТО и РФ будут прикрывать каждый свой сектор, Россия будет защищать альянс с востока, а НАТО российскую территорию - с запада. В этот момент переговоры, очевидно, и застопорились, поскольку для альянса такой вариант оказался неприемлем. Российское предложение было сделано на Лиссабонском саммите НАТО 20 ноября 2010 года, а уже 26 ноября The Wall Street Journal со ссылкой на неназванные источники написал, что российская инициатива отвергнута.

Рогозин информацию газеты опроверг, но дело, судя по всему, обстояло именно таким образом. Источники издания сообщили, что НАТО согласно только на обмен информацией и еще какое-то сотрудничество между российской и натовской ПРО, а не на их фактическое объединение. Россия же настаивает на том, что сектор прикрытия ПРО США не должен выходить за пределы зоны ответственности НАТО. "Они не должны иметь возможность, ни техническую, ни политическую заниматься тем, чтобы сбивать цели третьих стран над нашей территорией", - говорил Рогозин за несколько дней до заседания совета Россия-НАТО в Сочи.

Отказ НАТО от идеи секторальной ПРО понятен. Ее суть состоит в том, что западная система просто не будет работать в направлении России, где сбивать выпущенные по западным странам ракеты предстоит РФ. Это предложение не может быть приемлемо для Европы и США по той простой причине, что им нет никакого резона ставить свою безопасность в зависимость от Москвы. Альянс отказывается и от другого варианта, предложенного Москвой. Это предложение сводилось к заключению юридически обязывающего договора, содержащего политические гарантии ненаправленности ПРО против РФ.

Поскольку Москва выдвигает условия, которые США и НАТО явно не примут, действительная цель усилий российского руководства может заключаться в чем-то другом. В чем, пока неясно. Что касается возможности выхода Москвы из СНВ-3, то теоретически Кремль в состоянии это сделать в соответствии с 14 статьей соглашения.

Россия, судя по всему, хочет получить от НАТО и США важные уступки, ведь угрожая выйти из СНВ, российское руководство задевает американских коллег за живое. Этот договор представляет для Барака Обамы большую ценность, поскольку является одним из немногих подтверждений его способности чего-то добиваться во внешней политике (эту способность оппоненты президента ставят под сомнение со времен избирательной кампании 2008 года). Перед самыми выборами 2012 года, в ходе которых Обама собирается переизбраться на второй срок, выход России из СНВ был бы чувствительным ударом по его позициям. Но для Вашингтона даже это не повод соглашаться с нынешними предложениями Москвы, так что препирательства обещают быть долгими.

Что до обещаний "новой гонки вооружений", о чем не раз говорила Москва, они пока кажутся менее значимым аргументом, чем выход из СНВ. Общий уровень технологического и в целом экономического развития РФ настолько ниже, чем у США и Западной Европы, что гонка эта, если будет настоящей, грозит закончиться так же печально, как военное соревнование с Западом, в котором участвовал СССР, разорившийся к концу 1980-х. Но это уже вопрос психологии, ядерный паритет действительно единственное, что нам осталось от былых времен. Однако переоценивать его не стоит. У Китая, например, такого паритета с США нет, тем не менее, мнение Пекина значит в мировой политике куда больше, чем позиция Москвы. Так что нынешние склоки с НАТО выглядят необязательными.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»