05.06.2011

Вадим Пономарев

Эксперт Online

Ставка на сырье

"Росатом" решил вложить более 1 млрд долларов в развитие Железногорского химкомбината в Красноярском крае, где раньше делали оружейный плутоний. По сути, комбинат станет грандиозным могильником для отработавшего ядерного топлива (ОЯТ)

Инвестиции "Росатома" в развитие перспективных проектов на ФГУП "Горно-химический комбинат" (ГХК, Железногорск, Красноярский край) в ближайшие годы составят около 35 млрд рублей. Об этом заявил глава российской атомной корпорации Сергей Кириенко журналистам в ходе визита на предприятие. "Перспективы комбината понятны на десятилетия вперед. Мы сейчас сформировали стратегию Росатома до 2030 года, и в ней ГХК является одним из ключевых предприятий развития. Мы здесь планируем реализацию целого ряда новых проектов, от которых зависит будущее атомной энергетики не только в России, но и в мире. В ближайшие годы в проекты на ГХК как минимум будет централизованно вложено более 35 млрд рублей", - сказал он.

До недавнего времени основной специализацией Железногорского комбината была наработка оружейного плутония для советского, а потом и российского "ядерного щита". Для этого в 50-х годах прошлого века под землей здесь был построен огромный завод, площадь которого сопоставима с объемом подземных выработок московского метрополитена, а неподалеку - сам "городок ядерщиков" с населением около 100 тыс. человек. Последний атомный реактор по производству оружейного плутония (АДЭ-2) в Железногорске был остановлен 15 апреля прошлого года, и с того времени комбинат начал окончательный переход на "мирные рельсы". Нынешней специализацией ГХК, по словам Сергея Кириенко, станет производство MОКС-топлива для реактора на быстрых нейтронах, развитие технологий "сухого" и "мокрого" хранения облученного ядерного топлива, деятельность радиохимического завода ГХК. Все три задачи сверхактуальные. Первый зам главы "Росатома" Александр Локшин сообщил журналистам, что новый энергоблок на Белоярской АЭС, основу которого составит новый реактор на быстрых нейтронах БН-800, должен быть построен уже к концу 2013 года. Соответственно, в 2014 году в него должно быть загружено первое МОКС-топливо железногорского производства. С ядерными отходами не так все просто. В России источником их образования служат 10 АЭС (32 энергоблока с реакторами различных типов), атомные подводные лодки и надводные корабли ВМФ, атомный ледокольный флот, а также исследовательские реакторы. На начало 2002 года (более поздних данных нет) в России было накоплено около 15 тыс. тонн ОЯТ, половина из которых хранилась в приреакторных хранилищах возле АЭС. Большая же часть топлива, извлеченного из реакторов атомных подводных лодок, хранилась в плавучих и береговых аварийных хранилищах на Северном и Тихоокеанском флотах. О степени заполненности этих хранилищ свидетельствует отчет ГАН за 1999 год, где сказано, что в тот момент хранилища АЭС, работающих на реакторах РБМК, были заполнены на 80-90%.

Поэтому еще в 1985 году в Железногорске был построен комплекс временного "мокрого" хранения ОЯТ, где сейчас находится отработанное топливо Нововоронежской, Калининской, Балаковской, Волгодонской АЭС, а также украинских и болгарской станций. В течение этого года в общей сложности в Железногорск должно прибыть 12 рейсов с ОЯТ, один из них привезет первую партию груза с Ленинградской АЭС - он будет помещен уже в "сухое" хранилище, первая очередь которого была построена прошлой осенью. Отличие "сухого" от "мокрого" хранилищ в том, что в первом отработанное топливо находится в специальных капсулах и в таком виде может храниться полвека. "У комплекса "сухого" хранилища ядерного топлива нет аналогов в мире. Благодаря применению на этом объекте современных систем контроля радиационной безопасности новое хранилище позволит абсолютно безопасно хранить ядерное топливо на протяжении более 50 лет", - неоднократно подчеркивал глава "Росатома" Сергей Кириенко.

Полностью железногорское хранилище ОЯТ будет построено к 2015 году. Оно будет состоять из двух отделений - хранения и запеналивания с общими размерами 250 на 51 метр и сможет вместить 38 тыс. тонн отработанного топлива реакторов РБМК и ВВЭР - основных типов реакторов, использующихся сегодня на российских АЭС. И это, безусловно, правильное решение, хотя перестройки в нашей атомной промышленности привели к тому, что эта небольшая, в общем-то, стройка растянулась на 15 лет.

Но в Железногорске, обладающем мощным научно-техническим потенциалом, хотели бы нечто большее, нежели роль ядерного могильника. Ведь по планам еще советских времен и "мокрое", и "сухое" хранилища ОЯТ должны была стать лишь первой ступенью к созданию на базе ГХК еще одного завода по переработке ядерного топлива (в России существует только один завод по утилизации ОЯТ с АЭС, где используются реакторы типа РБМК, транспортных ядерных энергетических установок и некоторых исследовательских реакторов - челябинский ПО "Маяк"). И за четыре-пять лет здесь можно было бы построить реактор-выжигатель на быстрых нейтронах, который бы реально способствовал реализации в России замкнутого ядерно-топливного цикла (ЗЯТЦ), официально объявленного в нашей стране основной концепцией в области развития ядерной энергетики. ЗЯТЦ предполагает, что основные топливные элементы для работы АЭС - уран и плутоний - получаются на перерабатывающих заводах из ядерных отходов. Наша же атомная энергетика, по мнению сибирских ученых, по-прежнему имеет открытый ядерно-топливный цикл, который порождает низкое использование добываемого природного урана, сырьевую ограниченность, необходимость организации долговременного хранения непрерывно возрастающего количества ядерных материалов.

Но "Росатом" сегодня по-прежнему наращивает "урановые мускулы", стремясь овладеть по всему миру новыми урановыми месторождениями и занять через 20 лет почти треть мирового ядерного топливного рынка. Вероятно, после того как дешевые запасы природного урана закончатся, российская атомная корпорация и приступит к его извлечению из запасов ОЯТ, которые скопятся в Железногорске. Возможно, к этому времени появятся и более эффективные технологии переработки ядерных отходов. В начале этого года, например, Китай огорошил мировую общественность тем, что создал собственную технологию переработки ОЯТ, которая позволит увеличить ресурсную базу китайской атомной отрасли с 50-70 лет до 3 тыс. лет (на базе все тех же имеющихся сейчас у Поднебесной 171,4 тыс. тонн урана). Правда, потом представители китайской атомной корпорации CNNC все же уточнили, что промышленное применение этой технологии ожидается не ранее чем через 10 лет.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»