27.09.2010

Пол Рихтер

The Los Angeles Times & InoSmi.ru

Россия выступила против ужесточения санкций в отношении Ирана

Москва призывает развивающиеся страны выразить несогласие с санкциями против Ирана, которые вводят в одностороннем порядке США и их союзники. Этот шаг порождает новые вопросы о мерах, принимаемых против Ирана, и об отношениях США с Кремлем

Пока Белый дом хвалит Россию за отказ нарушать санкции ООН и продавать Ирану зенитные ракетные комплексы, российские дипломаты на этой неделе втихомолку собирают сторонников, чтобы сорвать более жесткие меры, направленные против исламской республики.

Россия подержала слабые санкции, которые ООН ввела в июне, чтобы оказать давление на Иран в вопросе об его ядерной программе. Однако она яростно возражает против более жестких санкций, которые дополнительно - в индивидуальном порядке - приняли Соединенные Штаты, Европейский союз и еще четыре страны. Москва опасается, что эти санкции могут повредить российским компаниям, действующим в Иране.

Пока непонятно, принесут ли плоды усилия России, которая на этой неделе пыталась снискать на Генеральной ассамблее ООН поддержку со стороны крупнейших развивающихся стран. Однако противодействие Москвы служит тревожным сигналом о перспективах более настойчивых попыток заставить Иран уступить. Кроме того, оно ставит вопрос о том, может ли громкая кампания администрации Обамы по "перезагрузке" отношений с Кремлем похвастаться большими успехами.

Хотя Тегеран уверяет, что он заинтересован только в производстве электроэнергии, США и многие другие страны считают, что ядерная программа Ирана нацелена на создание атомной бомбы. Не удовлетворившись относительно слабыми санкциями против поставок оружия, иранского ядерного сектора и Стражей Исламской революции, которые были одобрены Советом безопасности ООН в июне, администрация Обамы и ее союзники ввели свои собственные санкции, направленные на то, чтобы ограничить торговлю с Ираном и лишить инвестиций жизненно важный для страны энергетический сектор.

На этой неделе дипломаты со всего мира собрались в Нью-Йорке на ежегодное заседание Генеральной ассамблеи ООН. Российские дипломаты воспользовались этим, чтобы попытаться привлечь на свою сторону единомышленников из других стран и совместно выступить против односторонних санкций.

В среду, на встрече с дипломатами из Китая, Индии, и Бразилии, русские говорили о возможности принять резолюцию Генеральной ассамблеи ООН, которая, не будучи обязывающей, станет очевидным сигналом со стороны государств, готовых пользоваться возможностями, открывающимися в иранском энергетическом секторе. Она может также ослабить способность США и их союзников проводить в жизнь свою жесткую линию.

Все четыре страны выступают против односторонних санкций. Еще один важный противник санкций - Турция, которая проявляет очевидный интерес к новым энергетическим сделкам с соседним Ираном.

По словам дипломата из одной из участвующих в переговорах стран, между членами группы достигнуто "общее принципиальное согласие". Дипломат, говоривший на условиях анонимности, отметил, что пока группа не готова предложить конкретного решения.

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков считает, что со стороны США и западных союзников было нечестно принимать жесткие меры в одностороннем порядке после того, как они не смогли добиться поддержки членов Совета безопасности ООН.

"Они вводят те самые санкции, с которыми мы не могли согласиться в ходе дискуссии в ООН, - утверждает Рябков. - Это, в сущности, вопрос политической этики, политической морали".

Россия, только что завершившая в Бушере строительство первой иранской АЭС, видит в исламской республике большие возможности для бизнеса. Однако Москва опасается, что американские санкции могут помешать российским компаниям, действующим в Иране, вести дела с Соединенными Штатами. Ее также тревожит, что транснациональные компании, базирующиеся в третьих странах, могут отказаться сотрудничать со своими российскими партнерами, опасаясь кары Вашингтона.

Как сообщают энерготрейдеры, уже после того, как была принята резолюция ООН, Турция и Китай продали Ирану большое количество бензина. Кроме этого, Россия подписала с иранским министерством энергетики соглашение о долговременном партнерстве, а Китай пообещал инвестировать в энергетический сектор страны 40 миллиардов долларов.

Хотя санкций ООН эти действия не нарушают, они подчеркивают уязвимость позиции США и их союзников. Если часть стран будет продолжать вести дела с иранским энергетическим сектором, западные компании могут начать требовать от своих правительств отказаться от санкций, которые дают преимущество их конкурентам.

По словам высокопоставленных сотрудников Госдепартамента, США знают, что некоторые страны ведут переговоры о противодействии санкциям, однако не считают эту угрозу значительной.

Дипломаты полагают, что единственный возможный способ разрешить этот спор - предложить план по ограничению права отдельных стран накладывать санкции на государства, в отношении которых уже введены санкции ООН.

Маневр России также ставит под вопрос заявления администрации Обамы об улучшающихся отношениях с Москвой. По-видимому, отношения между двумя странами все еще сложнее, чем администрация готова признать.

В среду Белый дом похвалил Россию за отказ от продажи Ирану зенитных ракетных комплексов. Он заявил, что российский президент Дмитрий Медведев "продемонстрировал лидерские качества и готовность заставить Иран отвечать за его действия от начала и до конца".

Марк Дубовиц (Mark Dubowitz) из Фонда защиты демократий (Foundation for the Defense of Democracies) - исследовательской организации, борющейся за ужесточение санкций, - полагает, что Россия ведет "двойную игру, демонстрируя вялую поддержку" усилий Запада и продолжая одновременно укреплять экономические связи с Тегераном.

По его словам, резолюция ООН, принятая по инициативе этой группы, стала бы "предупредительным выстрелом" для США и их союзников.

Дубовиц утверждает, что Россия и Китай почти не старались применять санкции, и что крупные российские и китайские компании продолжают вести дела в Иране, из которого западные компании уходят, опасаясь кары.

Китай "даже увеличил свою активность в энергетическом секторе, "подбирая" сделки, от которых отказываются другие", говорит он.

Дубовиц также отметил, что Роберт Эйнхорн (Robert Einhorn), высокопоставленный сотрудник Госдепартамента, отвечающий за применение санкций в международном масштабе, до сих пор не встретился с представителями китайского руководства, хотя и добивается встречи с ним уже больше месяца. Американские официальные лица уверяют, что всему виной трудности с согласованием расписаний, однако, по мнению Дубовица, это указывает на противодействие санкциям со стороны Китая.

Пол Сондерс (Paul Saunders), специалист по России из вашингтонского Никсоновского центра (Nixon Center) считает, что действия России "указывают на двойственность российской позиции, и свидетельствуют о том, что заставить Россию активно участвовать в санкциях будет трудно, если вообще возможно".

По его словам, во время переговоров в Совете безопасности ООН, которые завершились вводом санкций против Ирана, российские дипломаты пообещали иранцам "позаботиться о них". В итоге через два месяца, когда США с несколькими союзниками ввели собственные, более жесткие санкции, Москва оказалась в неудобном положении.

Еще одна причина противодействия российских и китайских чиновников санкциям, по мнению Сондерса состоит в том, что многие высокопоставленные чиновники в этих странах обладают личными финансовыми связями с крупными энергетическими компаниями.

Российский дипломат Рябков утверждает, что Москва и ее союзники возражают не только против санкций, но и против методов западных стран, которые проводят через ООН умеренные санкции, чтобы придать своим усилиям международную легитимность, а затем прибегают к намного более суровым односторонним карам.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»