31.07.2010

Арина Фролова

ИА IslamNews

России выгодно сотрудничество с Ираном - эксперт

Москва и Тегеран не заинтересованы в разрыве экономических связей

На днях Россия и Иран обменялись взаимными критическими заявлениям на высшем уровне. Некоторые иранские политики даже назвали Россию "врагом Ирана". О том, что на самом деле стоит за этими заявлениями и о том, как складываются сегодня отношения между двумя государствами, корреспондент ИА IslamNews Арина Фролова спросила у известного политолога, президента Центра стратегических исследований "Россия - Исламский мир" Шамиля Султанова.

- Многие считают, что позиция Медведева в отношении Ирана была неожиданной даже для Запада. Вы с этим согласны?

- Нет, потому что опытные западные эксперты уже пришли к выводу, что Россия по иранскому досье преследует свои собственные интересы, которые обуславливаются двумя приоритетами. Во-первых, с точки зрения национальных интересов, Россия не заинтересована в появлении на своих границах очередного обладателя ядерного оружия. Во-вторых, Москве выгодно продолжать экономическое взаимодействие с Ираном. В этом смысле внутри российского тандема Медведев-Путин происходит некое разделение на злого и доброго следователя. Так, президент РФ озвучивает жесткие антииранские заявления в контексте первого национального приоритета России.

Премьер-министр Путин, напротив, озвучивает второй приоритет. Это и заявление главы "Росатома" Кириенко о том, что АЭС "Бушер" будет достроена, что проекты в сфере ядерной энергетики будут развиваться. Это и заключение 14 июля рамочного соглашения по поводу сотрудничества между Россией и Ираном в нефтегазовой сфере. А также намеки некоторых наших руководителей ведомств о том, что и военное сотрудничество с Тегераном будет продолжаться в рамках тех санкций, которые не запрещают поставки в Иран оборонительного вооружения. Тем самым внешняя политика России в отношении Ирана идет по пути согласования двух национальных интересов внутри тандема Медведев-Путин.

- Теоретически предположим, Иран завтра создаст ядерное оружие. Какую угрозу этот потенциал будет представлять для других стран?

- В американской военной среде уже прорабатывается вопрос о том, что даже, если Иран создаст ядерное оружие, то его потенциал будет очень незначительным. Речь идет примерно о 15-25 ядерных зарядах. И с точки зрения военной безопасности этот потенциал не будет угрожать России, для которой, как и для Европы, опаснее другое. Дело в том, что появление ядерного оружия у Ирана может стимулировать гонку ядерных вооружений на Ближнем Востоке - самом уязвимом, сложном и непрогнозируемом регионе на земле.

Вместе с тем серьезные европейские политики также прекрасно понимают ограниченность ядерного потенциала Ирана. Но поскольку нынешние европейские элиты в большей степени связаны с Израилем, а давление Тель-Авива в Западной Европе гораздо сильнее, чем в США, европейским политикам приходится учитывать этот момент в своей внешней политике в отношении Ирана.

В 1964 году, когда осенью в Китае было произведено испытание первой атомной бомбы, тогдашний президент США Линдон Джонсон провел совещание в секретной комнате в Совете Безопасности ООН. Решался вопрос, наносить ли по Китаю ядерный удар с целью не допустить появления у Пекина ядерного оружия. Стоит отметить, что Китай в то время представлял гораздо более серьезную опасность для Запада, нежели нынешний Иран. В тот момент китайская сторона заявляла, что ядерная война приемлема, и если у Китая появится ядерное оружие, он без сомнения его используют против Соединенных Штатов. На том заседании при здравом размышлении было принято решение не наносить ни при каких условиях ядерный удар по Китаю. И история показала, что американское руководство оказалось право.

- 12 июля Дмитрий Медведев в интервью американской прессе сказал, что Иран "близок к созданию ядерного оружия", в ответ со стороны Махмуда Ахмадинежада последовала довольно резкая критика в адрес российских властей. Иранский президент сказал, что Россия играет в американском театре...

- Слова Медведева это выражение эмоциональной озабоченности России по поводу первого национального приоритета. Заявление российского президента обращено по большей степени даже не иранцам, потому что иранские партнеры знают эту позицию России. Скорее всего оно ориентировано на мировое элитарное мнение и прежде всего на мнение Европы, которая на сегодня является главным стратегическим партнером России.

Не стоит обращать внимания на заявления определенных иранских политиков, которые набросились на Россию, заявляя, что она является "врагом Ирана". Это риторика. Да, были заявления Медведева и Ахмадинежада. Но я хочу отметить, что кроме иранского главы никто другой в Иране на высшем уровне с негативными заявлениями в адрес России не выступал.

Ахмадинежад, безусловно, выдающийся иранский политик, но он вместе с тем еще и поэт, поэтому эмоционален. На мой взгляд, это ему простительно, хотя здесь это не совсем подходящее слово. В целом реакция российского МИД была очень сдержанной в отличие от помощника президента РФ по международным делам Приходько, который сделал очень жесткое заявление, назвав слова Ахмадинежада политической демагогией ради сохранения авторитета.

Но несмотря ни на что недавнее заключение российско-иранского соглашения о сотрудничестве в нефтегазовой сфере есть показатель того, что Москва и Тегеран не заинтересованы в разрыве экономических связей, более того они заинтересованы в развитии этих отношений. И я думаю, что большая часть иранской элиты правильно воспринимает позицию России.

- Можно ли говорить о том, что введенные санкции наносят серьезный ущерб экономике ИРИ?

Я исхожу из того, что эти санкции не будут оказывать удушающего воздействия на иранскую экономику. Международные эксперты длительное время обсуждали этот вопрос. Антииранские силы в США публично выразили свое разочарование масштабами этих санкций. С их точки зрения реальные санкции, которые могли бы привести к парализующему воздействию на иранскую экономику, должны были учитывать два пункта. Во-первых, ограничение экспорта иранских нефти и газа. Во вторых, существенное ограничение на импорт в Иран бензина и готовых нефтепродуктов. Как известно, 40-60% готовых нефтепродуктов Иран вынужден импортировать, т.к. ему катастрофически не хватает своих нефтеперерабатывающих заводов. Но благодаря позиции России и Китая эти ключевые моменты из санкций были исключены.

Конечно, санкции создадут определенные проблемы экономике Ирана, но они не будут являться решающими для того, чтобы прекратить мирную иранскую ядерную программу. Иранцы очень умные люди и они давно готовятся к этому. Иранская политика в полной мере придерживается базового принципа - всегда нужно готовиться к худшему сценарию.

- Как известно, режим инспекций и проверок иранских судов и самолетов является частью международных санкций. Иранский парламент даже принял законопроект о введении ответных санкций в отношении государств, проводящих такие проверки.

- В принятых санкциях главным является то, что иранские торговые суда будут досматриваться. Однако пока не совсем непонятно, кто этим будет заниматься. Но если это действительно произойдет, ситуация может существенно обострится. Тегеран уже заявил, что попытки досмотра судов будут рассматриваться как недружественный шаг. Досмотры приведут к разного рода экономическим издержкам. Например, если в обычных условиях можно взять кредит или застраховаться под 3-4%, то в условиях санкций эта цифра может подняться в несколько раз. Думаю, что в этой ситуации Тегеран может активизировать экономические связи с Москвой и начать перевозить соответствующие экспортные и импортные товары по железной дороге через РФ.

- Введенные санкции вроде как не предусматривают запрет на поставку в Иран российских зенитно-ракетных комплексов С-300, в рамках ранее подписанного договора. И, тем не менее, российская сторона отсрочивает эту поставку. С чем это связано?

- На декларативном уровне санкции предусматривают, что стороны, придерживающиеся этого документа, не будут поставлять в Иран наступательного оружия. ЗРК С-300, по мнению абсолютного большинства международных специалистов, относятся к оборонительному вооружению, которое санкциями не запрещено.

Россия не отказалась от поставок ЗРК С-300. Но в нынешней ситуации РФ по двум причинам пока, на мой взгляд, не будет их поставлять. Как известно, российские С-300 фактически сделают невозможной воздушную атаку территории Ирана. Но сама их поставка может привести к тому, что США и Израиль сыграют на опережение и, не дожидаясь размещения ЗРК, попробуют нанести удар по Ирану. Поэтому с точки зрения военной логики, поставка этих комплексов может резко обострить военную ситуацию на границах с Ираном.

Вторая причина заключается в том, что Россия добились определенного консенсуса в отношениях с США, Европой и Китаем по поводу Ирана. И одним из ключевых моментов является то, что Запад, это было сделано по настоянию Москвы и Пекина, отказывается от силовой конфронтации с Ираном. Я думаю, что в этой связи американцы конфиденциально попросили, чтобы Москва попридержала экспорт С-300.

С другой стороны сейчас Россия видит, что США и Европа начинают вводить односторонние санкции против Ирана. Это не было согласовано. И несколько дней тому назад было соответствующее заявление российского МИД о том, что мы не согласны с такой позицией, которая нарушает те договоренности, которые у нас существовали, когда американцы добивались консенсуса по поводу принятия резолюции об антииранских санкциях. И в этой связи я не исключаю, что уже в сентябре может опять публично обсуждаться вопрос, в частности в Госдуме, по поводу возможных поставок С-300 Ирану.

Подчеркиваю, поставки С-300 в Иран проблема не военная, а дипломатическая. И с нашей точки зрения то, что мы не поставляем ЗРК С-300 в данный момент, в большей степени обеспечивает военную безопасность Ирана, чем если бы мы их поставили.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»