21.07.2010

Алексей Андрущенко

From-UA Украина

Атомные гонки

Белоруссии, Болгарии, Литве, России и Украине предстоит борьба за поставки атомной электроэнергии на европейский рынок

В период атомного ренессанса в мире никого не удивляют намерения многих государств строить собственные АЭС. Россия, Китай, Индия или США с их огромными территориями могут себе позволить разместить новые ядерные объекты без оглядки на соседей. А вот в сравнительно небольшой Европе мода на реакторы привела к тому, что желание каждой страны иметь свою атомную станцию грозит излишком генерирующих мощностей.

Яркий пример - планы развития ядерной энергетики Белоруссии, Болгарии, Литвы, России и Украины. Первую Белорусскую АЭС из двух блоков по 1200 МВт планируется пустить к 2016-2018 гг. Болгария в 2011 г начнет сооружение двух блоков-миллионников на АЭС "Белене" и включит их в сеть через 6-7 лет. В России стартовали работы на площадке Балтийской АЭС в Калининградской области, где в 2016-2018 гг должны заработать два блока по 1150 МВт.

Литва хотела бы построить АЭС "Висагинас" к 2018 г мощностью 3000-3200 МВт вместо закрытой в 2009 г Игналинской атомной станции. Украина также к 2018 г завершит строительство третьего и четвертого блоков Хмельницкой АЭС мощностью 1000 МВт каждый. И это не говоря уже о планах Польши построить собственную АЭС, Чехии - расширить АЭС "Темелин" еще на два блока или Финляндии - ввести новые мощности АЭС "Ловииза".

Даже неспециалисту ясно, что концентрация новых АЭС в одном регионе явно завышена. С учетом роста электропотребления в Европе не более 1,5% в год, профицит атомной генерации на лицо. Даже в странах Северной Европы, Балтии и в Польше дополнительную потребность в электроэнергии до 2025 г, которая оценивается в 10-14 ТВт ч в год, вполне может закрыть Балтийская АЭС.

Очевидно, что атомные проекты государств СНГ и ЕС в той или иной степени конкурируют между собой. Все решает время. Страна, которая может быстрее других запустить атомные блоки, имеет больше шансов выйти со своей электроэнергией на европейский рынок и даже убедить ЕС включить ее мощности в общеевропейскую энергетическую стратегию.

В этом отношении у Киева есть очень большая фора, так как третий и четвертый блоки Хмельницкой АЭС строятся не на пустом месте, а с использованием законсервированных конструкций. Если во времена СССР атомная станция возводилась за 1700 суток, то на третьей площадке ХАЭС выполнено работ на 1000 суток. С другой стороны, у Украины нет необходимых финансовых ресурсов, поэтому она вынуждена обращаться за кредитом к России. А россияне продолжают проводить политику блокирования поставок украинской электроэнергией на рынок Балтии, поэтому заинтересованы в скорейшем пуске своей Балтийской АЭС.

При этом у Москвы есть серьезные рычаги для влияния на стройки конкурентов. В Белоруссии - это кредит, об условиях которого стороны так и не могут договориться. Польше уже предложили участие в строительстве Балтийской АЭС в качестве одного из инвесторов. Ситуация в других странах также на руку России: Болгария сама тормозит свой проект, а Литва никак не может определиться с финансовым партнером.

Что касается Украины, то здесь потянуть время россияне могут как за счет согласования кредита, так и условий строительства. В настоящее время стороны продолжают переговоры о разделении объемов работ и ответственности. При этом, как бы это парадоксально не звучало, но украинскому "Энергоатому" выгоднее работать с Россией на условия EPC (от англ. engineering, procurement, construction - проектирование, организация поставок, строительство). В этом случае российский подрядчик строит объект под ключ и полностью отвечает за сроки введения его в эксплуатацию. Отставание от графика грозит ему серьезными штрафами. По такому пути пошла Белоруссия, Китай.

Украина, наоборот, в погоне за призрачное право распоряжаться миллиардными инвестициями пытается перетянуть на себя стройку. И Россия соглашается с тем, чтобы за сооружение станции отвечал Киев. Логика здесь простая: в Москве понимают, что НАЭК "Энергоатом" будет очень трудно реализовать проект из-за банального отсутствия опыта, непонимания современных норм и правил строительства ядерных объектов.

Россиянам это поможет ликвидировать разрыв во времени между проектами Балтийской и Хмельницкой АЭС. В итоге Россия выйдет на рынок электроэнергии стран ЕС первой. Украина в лучшем случае сможет заместить выводимые из эксплуатации старые атомные энергоблоки. В худшем варианте АЭС страны вновь будут работать в режиме ограничений из-за превышения выработки электроэнергии над ее спросом.

В такой ситуации Украине следует серьезнее взглянуть на подготовку к строительству блоков на ХАЭС. Прежде всего, необходимо определить ответственного за реализацию проекта. Выполнить такую задачу может не каждый. Среди реальных претендентов можно вспомнить бывшего министра топлива и энергетики Сергея Тулуба, экс-главу "Энергоатома" Андрея Деркача и др.

К сожалению, нынешнее руководство "Энергоатома" не проявило надлежащих организаторских способностей. Белоруссия, начавшая подготовку к строительству АЭС на год позже Украины, в 2006 г, продвинулась гораздо дальше. Две белорусские компании вошли в российскую саморегулируемую организацию "СОЮЗАТОМСТРОЙ", что дает возможность участвовать в строительстве ядерных объектов как в России, так и за рубежом.

Членство в этой структуре не только подтверждает соответствие высоким строительным нормам в сфере ядерной энергетики, но и дает дополнительные гарантии заказчику. Дело в том, что в рамках "СОЮЗАТОМСТРОЯ" формируется компенсационный фонд, средства которого предназначены для возмещения ущерба от возможных строительных ошибок. Ни НАЭК "Энергоатом", ни его обособленное подразделение "Атомпроектинжиниринг", отвечающее за новое строительство, не значатся в перечне участников "СОЮЗАТОМСТРОЯ". Не трудно угадать, кого бы выбрали россияне, например, для работы в Украине - "Энергоатом" или белорусских подрядчиков.

В Индии российский "Атомстройэкспорт", который выиграл тендер и по отбору проекта для блоков Хмельницкой АЭС, не боится привлекать местные компании и давать гарантии на их работу, как в случае с индийской Larsen&Toubro. Эта фирма хотя и не входит в состав "СОЮЗАТОМСТРОЯ", но сертифицирована по международным нормам. У нее есть сертификат Американского общества инженеров-механиков. Компания участвовала в строительстве первой индийской атомной подводной лодки. А какой лицензией может похвастаться тот же "Атомпроектинжиниринг"? Понятно, что "Атомстройэкспорт" не согласится передать НАЭК "Энергоатом" возможность распоряжаться средствами стройки и при этом гарантировать выполнение сроков работ, а также их качество.

Единственной украинской компанией, получившей допуск к работам на атомных объектах России, является киевское ЗАО "Укратомэнергострой". Но эта фирма в период политического двоевластия в Украине переориентировалась на рынок России и Китая. Не исключено, что ее вообще выкупят структуры "Росатома" для привлечения к своим проектам. Только в РФ до 2025 г планируется построить 15 атомных блоков, 9 из которых уже сооружаются. Кроме того, "Атомстройэкспорт" в ближайшие 15 лет намерен сдать 30-45 новых реакторов за рубежом, в том числе в Иране, Болгарии, Индии, Китае, Турции, Чехии, Белоруссии, Вьетнаме. Поэтому не случайно, что россияне скупают перспективные инжиниринговые компании, например, уже приобрели немецкую NUKEM Technologies.

Можно, конечно, пойти путем Армении, которая провела тендер и выбрала международный консорциум Worley Parsons в качестве управляющей компании для реализации программы строительства нового атомного энергоблока на АЭС "Мецамор". Но для этого нужны несколько сот миллионов долларов, которых у правительства Украины нет.

В рамках подготовки к строительству АЭС белорусские специалисты в разных сферах прошли обучение в России. В Украине вопросом кадрового обеспечения стройки на ХАЭС вообще никто не занимался. Минск провел общественные слушания по экологическим аспектам строительства своей АЭС в приграничной Литве. Украина не может организовать такое мероприятие даже внутри страны.

Еще одним важным вопросом в проекте расширения Хмельницкой АЭС является механизм финансирования строительства. Тут уже Россия имеет конкурентные преимущества, предлагая широкие возможности для инвестирования частному бизнесу.

В Турции россияне планируют впервые применить схему BOO (build-own-operate, строй - владей - эксплуатируй) для реализации проекта АЭС "Каккую". Турецкое правительство не будет вкладывать средства в стройку. Все расходы возьмет на себя проектная компания, которая будет на 100% владеть АЭС. В обмен Турция гарантирует покупку электроэнергии с этой станции в течении 15 лет по контрактной цене.

В Балтийской АЭС Россия готова уступить инвестору до 49% и проработать возможность совместного экспорта электроэнергии в Европу. Не удивительно, что Италия уже заинтересовалась проектом. На очереди Польша. В обоих случаях круг участников проекта может быть расширен за счет энергопоставляющих компаний, крупных энергопотребителей.

Украина же пока не имеет возможности пустить в атомную энергетику частный сектор из-за ограничений законодательства, поэтому может рассчитывать только на поддержку госбанков России и собственный государственный бюджет. Но в любом случае речь пойдет о льготном кредите. Ведь средства необходимы как минимум на 15 лет с пятилетней отсрочкой платежа по телу кредита на время строительства. А такие условия невыгодны даже государственным российским банкам.

Так что, к сожалению, чем ближе Украина подходит к началу работ на Хмельницкой АЭС, тем больше возникает проблем. Их решение требует комплексного подхода, который невозможен без определения ответственного за строительство, выбора генерального подрядчика и схемы финансирования с возможным увеличением государственной доли.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»