21.05.2008

Наталья Давыденко

Экономические Известия, Украин

Уран просится обогатить страну

Ситуация на мировом урановом рынке благоприятствует наращиванию собственной добычи сырья. Украине, как стране, заявившей о намерении заняться собственным производством ядерного топлива, стоит особенно обратить внимание на развитие этого направления, а не только на строительство завода по производству ТВС. Государство пока не определилось с четкой стратегией развития отрасли.

Мировой спотовый рынок урана в последние годы демонстрировал невиданную ранее динамику. После шестикратного роста цен на данный продукт в 2005-2007 гг. пришло их двукратное снижение, наблюдаемое в последние месяцы. Несмотря на текущее снижение цен на уран, уранодобывающие компании все же не сходят с курса по наращиванию добычи, рассчитывая на настоящий бум в атомной энергетике. Украина, получающая уже более половины электроэнергии за счет атомных электростанций, в данный момент лишь на треть обеспечивает себя урановым концентратом собственного производства, а по части ядерного топлива - все 15 наших энергоблоков зависят от российского поставщика.

Ценовой ураган на уран

В настоящее время добыча урана из месторождений планеты обеспечивает лишь около 60% текущих потребностей АЭС мира. В 2007 г. в мире было добыто 41,12 тыс. т урана. Это ниже ожиданий рынка: Всемирная ядерная ассоциация (WNA) предполагала, что будет добыто не менее 43,3 тыс. т. Снижение показателей произошло из-за основных игроков, обеспечивающих половину мирового производства урана, - Канады и Австралии. При этом ряд стран, наоборот, нарастил добычу: Узбекистан - на 0,5%, Россия - на 6%, США - на 14%, а также Казахстан, которому удалось увеличить производство на 26%. Тем не менее их усилия не смогли компенсировать дефицит радиоактивной руды: в 2007 г. было потреблено примерно в 1,5 раза больше урана, чем добыто.

Дефицит урана наметился давно. Последние 15 лет потребление урана устойчиво превосходит его производство, а недостаток компенсируется из запасов, благодаря переработке высокообогащенного оружейного урана (концентрация радиоактивного изотопа U-235 - 90%) в низкообогащенный энергетический (3,5-4,5%), а также за счет повторного обогащения и использования части отработанного ядерного топлива. "Предпосылки сегодняшнего дефицита урана стоит искать двадцатью годами ранее. После чернобыльской аварии привлекательность атомной энергетики несколько упала. Кроме этого в начале 90-х Россия выбросила на рынок большие объемы урана из советских запасов, в результате чего цена упала до уровня всего $5-10 за фунт. После этого интерес к добыче резко пошел на спад, что, в свою очередь, привело к недоинвестированию отрасли в течение последующих десятилетий",- говорит директор Института энергетических исследований Константин Бородин.

За последние 20 лет в мире не было реализовано ни одного крупного проекта по созданию урановых мощностей, а текущий уровень мировой добычи составляет лишь порядка 60% от пикового уровня середины 80-х. Эксперты предполагают, что ситуация должна кардинально измениться, поскольку мировые запасы добытого урана стремительно истощаются. Своеобразной переломной точкой может стать 2013 г., когда истекает срок соглашения между мировыми гигантами Техснабэкспортом (РФ) и американской USEC о поставке российского переработанного высокообогащенного урана на американский рынок. Соглашение продлено не будет и эксперты предполагают, что с этого момента мировая отрасль фактически перейдет на полностью рыночные механизмы работы, поскольку контролируемая государством оборонная промышленность перестанет оказывать значительное влияние на рынок урана как со стороны спроса, так и со стороны предложения.

Таким образом, снижение запасов урана в последние годы в совокупности с активизацией спроса усилили опасения относительно нехватки топлива в среднесрочной перспективе и привели к взрывному росту спотовых цен на природный уран. Спотовые цены на уран с 2001 г. к лету 2007 г. выросли в 13 раз - с $7,2 за фунт (434 г) до $138 (см. таб.). При этом ключевым стимулятором стали планы Китая и других стран Азии активно развивать атомную энергетику. В частности, в КНР намерены до 2025 г. занять 5-е место в мире по мощностям АЭС. МАГАТЭ и Всемирная ядерная ассоциация прогнозируют неуклонный рост мировых потребностей в уране с 62 тыс. т в 2000 г. до 75 тыс. т и выше.

Тем не менее во второй половине прошлого года цены снова пошли вниз и сейчас колеблются на уровне $75 за фунт. Правда, этот уровень цен не является пока показателем общерыночной стоимости урана, поскольку большая его часть (около 90%) реализуется путем закрытых сделок между поставщиками и конечным потребителем в рамках долгосрочных контрактов. Между тем эксперты предполагают, что по мере сокращения запасов добытого урана и усугубления его дефицита мировая отрасль постепенно переориентируется на более рыночную модель отношений. Несмотря на ценовое затишье, учитывая развитие рынка в среднесрочной перспективе, крупнейшие мировые производители уже приступили к реализации целого ряда проектов по увеличению добычи - преимущественно в Казахстане, Канаде и африканских странах. Продукция этих проектов должна заместить поставки оружейного урана в десятилетней перспективе, и от успеха их реализации во многом будет зависеть динамика цен на уран в ближайшем будущем.

Украина ядерная

Место Украины в мировом рынке радиоактивного сырья пока несущественно, хотя мы занимаем шестое место по запасам урана и циркония в мире. Политика государства в этом сегменте рынка была далека от скоординированного плана реализации и в основном ограничивалась декларативными намерениями в "Энергетической стратегии Украины до 2030 г.". На сегодняшний день Украина имеет 12 детально разведанных урановых месторождений, суммарные запасы которых смогут обеспечить наши АЭС на 100 лет. А в случае перехода на использование реакторных установок на быстрых нейтронах потенциал отечественных урановых запасов увеличивается в 60-70 раз.

Крупнейшие из месторождений расположены в Кировоградском рудном районе. Единственным отечественным предприятием по добыче урановой руды является "Восточный горно-обогатительный комбинат" (Днепропетровская обл.), эксплуатирующий две шахты (Ингульская и Смолинская). Производство ВостГОКом урана сейчас составляет около 800 т в год (3,3% от мирового производства), что является третью годовой потребности украинских АЭС. Предполагается, что ВостГОК в 2008 г. сохранит добычу урана на уровне 2007 г., но при самом оптимистичном сценарии добыча может увеличиться до 830 т. Должна также стартовать добыча урана на Новоконстантиновском месторождении. "В конце этого года мы ожидаем получить первую тонну урана с Новоконстантиновской шахты",- сказал "i" министр топлива и энергетики Юрий Продан. Объем планируемых госинвестиций в этом году, по данным "i", - 140 млн. грн. (по оценкам экспертов, всего требуется до $300 млн. инвестиций на освоение), он должен поступить от "Энергоатома" в счет погашения старых долгов.

Как бы то ни было, по данным департамента ядерной энергетики и атомной промышленности Минтопэнерго, потребности в инвестировании урановой промышленности покрываются только на 8%. А поскольку предприятие на законодательном уровне включено в перечень объектов, не подлежащих ни приватизации, ни корпоратизации, привлечение средств для наращивания добычи остается непростой задачей.

Не "Энергоатомом" единым

По оценкам экспертов, чтобы нарастить ежегодную добычу урана в стране с 800 т до 3 тыс. т (ежегодная потребность украинских АЭС - 2,4 тыс. т) в течение 6-7 лет необходимо привлечь около $3-3,5 млрд. Оптимистичные планы увеличить почти в два раза добычу урана к 2011 г. не единожды озвучивались экс-министром топлива и энергетики Юрием Бойко. При этом, поскольку сами уранодобывающие предприятия (ВостГОК и Новоконстантиновское месторождение урановых руд) не в состоянии самостоятельно привлекать средства в развитие месторождений, предполагалось, что надежным заемщиком инвестсредств выступит Национальная атомная энергогенерирующая компания "Энергоатом", которая должна предоставлять для этого ежегодно около $200 млн. с целью обеспечить себя таким образом отечественным урановым концентратом.

Такой сценарий при нынешних условиях выглядит более чем неприемлемым. В середине апреля правительство соответствующим распоряжением ликвидировало государственный концерн "Укратомпром" и создало новый - "Ядерное топливо", перед которым поставлена задача организовать собственное производство ядерного топлива. Его участниками стали "ВостГОК", дирекция предприятия, строящегося на базе Новоконстантиновского месторождения урановых руд, "Смолы", "Днепровский завод прецизионных труб" и Украинский научно-исследовательский и проектно-разведочный институт промышленных технологий. После завершения санации в состав концерна может войти также "Цирконий". На этой неделе правительственный комитет должен рассмотреть устав новоиспеченного концерна, который в данный момент проходит согласование на уровне профильных ведомств. После этого будет назначен глава объединения; список возможных претендентов пока не известен, но, по данным источника "i" в Минтопе, предполагается, что это будет человек из подконтрольных министерству ведомств.

Решение правительства в целом закономерно: новый госконцерн объединяет исключительно предприятия, задействованные в добыче сырья и производстве материалов и элементов ядерного топлива. В отличие от старого объединения, в него не вошли ни "Энергоатом" (оператор всех четырех действующих АЭС, которые как раз и потребляют ядерное топливо, а не производят его), ни ОАО "Турбоатом" - предприятие, занимающееся, в частности, производством турбин для электростанций. Именно по этой причине в свое время президент Виктор Ющенко остановил действие документов о создании "Укратомпрома": досрочно прекратив свою работу, ВР не успела внести концерн в перечень объектов, запрещенных к приватизации и корпоратизации, и это открывало дорогу теневой приватизации ядерных активов, переданных в уставный фонд объединения. Кроме того, наличие в концерне атомного монополиста страны создавало бы явные предпосылки для конфликта интересов внутри самого концерна, поскольку НАЭК как потребитель ядерного топлива кровно заинтересован в том, чтобы платить за него как можно меньше. А в роли финансового локомотива "Энергоатому" открылись бы серьезные перспективы добиться выгодных для себя решений.

С другой стороны, эксперты отмечают, что наличие "Энергоатома" в концерне все-таки имело свои плюсы. В частности, ввиду того, что НАЭК как экономически стабильный объект хозяйствования смог бы быть не только мощным внутренним источником инвестирования "Ядерного топлива" в целом и уранодобывающих предприятий в отдельности за счет своих оборотных средств, но и потенциально более привлекательным заемщиком долгосрочных кредитов.

Тем не менее финансовое положение атомного монополиста страны в последнее время оставляет желать лучшего. Согласно отчету Контрольно-ревизионного управления, представленному на коллегии в Минтопэнерго, "Энергоатом" испытывает серьезные проблемы: увеличение дебиторской задолженности до 4 млрд. грн., миллиардные недостачи, закупка неликвидного имущества на 2,5 млрд. грн. Имеются и более мелкие, но тенденциозные вымывания средств, например, беспроцентные кредиты сотрудникам компании, суммарной стоимостью в 40 млн. грн. (до 800 тыс. на одного человека) или беспрецедентная щедрость НАЭК по части благотворительности. В то же время у "Энергоатома" недостает средств, например, на закупку необходимого конденсатора для Южно-Украинской АЭС, из-за чего он судится с "Турбоатомом" (претензии на 30 млн. грн.). А сегодня, в частности, должно состояться заседание Высшего хозяйственного суда по делу о банкротстве "Энергоатома", инициированное ООО "ВВД".

При этом создание резерва урана в объеме годовой потребности страны, который сможет обезопасить отечественную отрасль от непредвиденной ценовой эйфории на рынке, пока выполняется слабо. С одной стороны, возобновление ВостГОКом экспорта урана (германской Urangesellschft Mbh), приостановленного в прошлом году для создания резерва для "Энергоатома", должно было положительно сказаться на финансовом состоянии предприятия. Мировая практика показывает, что уранодобывающая компания для сбалансированной работы не должна все объемы поставлять отечественной атомной энергокомпании, а по крайней мере 20-25% экспортировать. Но, с другой стороны, говорят эксперты, динамика цен на спотовом рынке в этом году (в отличие от предыдущего) такова, что целесообразней было бы придержать ресурс и подождать более благоприятной для экспорта ситуации на рынке. В Минтопэнерго все же сделали соответствующие выводы, и экспорт урана во втором квартале прекратился.

"Сейчас стоимость урана очень низкая на спотовом рынке, поэтому невыгодно продавать... Мы отрабатываем возможность закупки этой продукции "Энергоатомом" для того, чтобы он уже использовал этот уран как элемент ядерного топлива",- сообщил на днях Юрий Продан. Министр ожидает, что до июля "Энергоатом" начнет приобретать урановый концентрат у ВостГОКа. В данный момент министерство совместно с НАЭК разрабатывает схему закупки по долгосрочным контрактам, что наконец-то позволит лучше прогнозировать работу отрасли. Как сложится ситуация далее, прогнозировать трудно, учитывая, например, что финансирование закупки урана у ВостГОКа для резерва на сумму 1,2 млрд. грн. в виде сборов целевой надбавки к действующему тарифу на электроэнергию пока так и не поддержано в ВР и бюджетом не предусматривается.

Деньги! Деньги! Деньги!

Остается открытым вопрос - где же взять необходимые инвестиции, чтобы увеличить добычу урановой руды и наладить производство (фабрикацию) тепловыделяющих сборок (ТВС). Интересно, что в структуре ценообразования ядерного топлива на долю последнего этапа (фабрикации, для которой в Украине и собираются построить завод стоимостью около $1 млрд.) приходится не более 8-10%. При этом сейчас обогащение урана (к которому Украине путь заказан после того, как она отказалась от статуса ядерной державы) является наиболее дорогой стадией ядерного цикла. Затраты на него могут достигать 50% общих затрат на производство. Но, по прогнозам экспертов, в связи с ожидаемым ростом стоимости урана этот процентный баланс может существенно измениться. Например, при текущих спотовых ценах затраты на обогащение будут составлять уже около 40% общих затрат на производство топлива, в то время как затраты на закупку урана - около 50%.

Среди возможных сценариев привлечения финансирования аналитики рынка выделяют три основных направления. Первый путь - это сформулировать, наконец, четкие этапы инвестиционной программы государства и заложить в бюджет необходимые вливания средств. Но пока, как показывает практика, государство явно не готово двигаться в этом направлении, а отрасль финансируется несистемно.

Другим путем может стать привлечение долгосрочных кредитов. Наблюдаемая и прогнозируемая динамики рынка урана показывают, что у нашей страны есть все шансы найти потенциальных кредиторов. Но не в пользу этому нестабильная политическая ситуация в стране, непрозрачные методы хозяйствования в отрасли, объемы требуемых вложений, а также то, что подобного рода инвестиции начнут окупаться не ранее, чем через 10 и более лет. "Без госгарантий, когда государство берет на себя все риски по невыплате, кредиты такого рода будет взять очень сложно. И еще большой вопрос, согласится ли государство на такой вариант. К тому же надо иметь долгосрочную, но конкретную стратегию развития бизнеса, чего пока так и не сделано",- объясняет аналитик ИК Concorde Capital Александр Паращий.

Еще один, и по оценкам специалистов наиболее вероятный, путь состоит в привлечении инвесторов для создания совместных предприятий. Страны с развитой ядерной энергетикой более чем заинтересованы в таком сотрудничестве. По такой схеме очень успешно функционирует, в частности, "Казатомпром". Если правительство решится на подобный шаг, то госпредприятия, входящие в состав "Ядерного топлива", будут акционированы, а затем создадут СП с частными компаниями. При этом есть два возможных поворота событий: в обмен на свои инвестиции иностранные компании либо получат часть акций ГП, либо им будет предложена часть выпускаемой продукции.

Правда, опасения здесь вызывает тот факт, что страна при таком развитии ситуации может расстаться с частью ядерных активов. Тем не менее прогнозы специалистов оптимистичны. "Украина как обладатель стратегических запасов урана крайне интересна зарубежным инвесторам при любых условиях,- отмечает Константин Бородин.- Частного инвестора будет привлекать и соглашение на основе раздела продукции. В этом случае он сможет успешно реализовывать продукт, например, на спотовом рынке, цены на котором продолжат расти. В этом случае задача государства - заключить договор на максимально выгодных для себя условиях. Обеспечив себя надежной сырьевой базой, Украина сможет стать равноценным партнером для других ядерных стран в проектах по обогащению урана, или его фабрикации".




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»