07.12.2007

Время новостей

"Они стремятся получить ядерное преимущество над Россией"

Разногласия между Москвой и Вашингтоном по проблеме развертывания системы противоракетной обороны (ПРО) США в Европе не помешали начальнику Генштаба -- первому заместителю министра обороны России генералу армии Юрию Балуевскому подписать вчера в Вашингтоне меморандум о военном сотрудничестве и совместимости между вооруженными силами России и США на 2008 год.

Москва и Вашингтон, таким образом, продолжат военное сотрудничество. А вот по проблеме ПРО наблюдается даже отход американцев от прежних обещаний. Как заявил вчера глава МИД России Сергей Лавров, американцы отказались от звучавшей еще в октябре идеи о постоянном пребывании российских офицеров на объектах ПРО США в Чехии и Польше. Вашингтон намерен единолично принимать решение об активизации системы ПРО, а не совместно с Россией, как предлагалось ранее. "Если идет речь о совместном проекте, то анализ ситуации должен осуществляться коллективно", -- сказал Лавров. В интервью корреспонденту "Времени новостей" Виктору ВОЛОДИНУ о подходе Москвы к проблеме создания системы ПРО США в Европе рассказал первый заместитель начальника штаба Космических войск генерал-майор Александр ЯКУШИН.

-- Каковы противоречия между Россией и США в вопросе организации глобальной ПРО?

-- Говорить о противоречиях здесь не совсем корректно. На самом деле их нет и не может быть потому, что мы в отличие от США никогда не стремились организовать глобальную ПРО. Существует понятие "стратегический баланс", который предполагает такое соотношение оборонительного и наступательного потенциала сторон, при котором ни одна из них не может нанести ракетно-ядерный удар, не подвергая себя риску адекватного ответного ущерба. На сегодня такой баланс существует.

Однако после одностороннего выхода США в 2002 году из договора по ПРО исчезли ограничения на развертывание систем ПРО, а также на создание глобальной ПРО одним государством или группой государств. Это может привести не только к нарушению стратегического баланса в Европе и Юго-Восточной Азии, но и к глобальным негативным последствиям. Это означает, что государства, вошедшие в глобальную систему ПРО, будут стремиться получить одностороннее военное преимущество, в том числе ядерное, над любой страной мира, включая Россию.

-- Какие причины, на ваш взгляд, толкают США на создание ПРО?

-- Россия не видит реальных ракетных угроз, для защиты от которых развертываются элементы системы ПРО США в Европе. Доводы о наличии ракетной угрозы, исходящей от Ирана, неубедительны и не подтверждаются нашими оценками. Иран не обладает технологиями, производственной и экспериментальной базой, позволяющими в среднесрочной перспективе создать баллистические ракеты большой дальности, способные поразить объекты в Европе, а тем более США. Да и зачем Ирану, который не имеет неразрешимых противоречий и даже общих границ с европейскими странами -- членами НАТО, наносить по ним ракетный удар?

На этом фоне совершенно ясно просматривается антироссийская направленность средств европейского позиционного района ПРО США. Это понимают не только в России, но и в США. В августе на брифинге американской ассоциации развития науки в Вашингтоне профессор Массачусетского технологического института Теодор Постол заявил, что мировое сообщество вводится в заблуждение военно-политическим руководством США, утверждающим, что планируемая установка радиолокационной станции (РЛС) в Чехии и противоракет в Польше направлена только против Ирана и не угрожает России.

Американская РЛС ПРО в Чехии будет способна выдавать целеуказания на перехват не только противоракетам в Польше, но и мобильным ракетным комплексам ПРО морского базирования типа "Иджис" и наземного базирования типа "ТХААД" (предназначен для перехвата ракет на высоте от 40 до 150 км, дальность перехвата -- 200 км. -- Ред.), которые также могут появиться в Европе. Односторонние действия США -- это развертывание не просто элементов ПРО, а размещение стратегических компонентов передовой группировки вооруженных сил США в Восточной Европе. Это ведет к нарушению стратегического баланса и снижает эффективность ядерного сдерживания. И это несет угрозу нашей безопасности.

-- Возможно ли сближение позиций между Россией и США в вопросах организации ПРО?

-- Скорее следует говорить не о сближении позиций, а о развитии сотрудничества в вопросах организации ПРО. Россия готова к такому сотрудничеству, но при определенных условиях и не во вред своей безопасности. Непременным условием является отказ США от планов развертывания объектов ПРО в Чехии и Польше, то есть вблизи от российских границ.

Россия уже давно предложила компромиссные варианты. Так, еще в начале июня президент России предложил использовать информацию от российских РЛС предупреждения о ракетном нападении в Габале и Армавире. Это позволило бы контролировать ракетоопасные направления для Европы и США, а также осуществлять мониторинг развития ракетных программ государств южного направления. Более того, мы готовы осуществлять совместно оценки и прогноз развития ракетных угроз и на этой основе разрабатывать адекватную архитектуру их парирования.

-- Может ли Габалинская РЛС войти в американскую систему ПРО или это будет совместный российско-американский проект?

-- В сентябре американские эксперты побывали на Габалинской РЛС. Мы продемонстрировали им возможности станции по контролю южного ракетоопасного направления. Но Россия никогда не предлагала использовать РЛС в качестве информационного дополнения к американской системе ПРО и не собирается участвовать в создании и отработке военно-технических систем, имеющих антироссийскую направленность. Россия готова предоставлять не только США, но и другим странам Европы данные о пусках ракет с южного направления от РЛС в Габале, но только в обмен на отказ от планов размещения ПРО в Чехии и Польше.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»