04.12.2007

Андрей Терехов

Независимое военное обозрение

Русским и американцам достаточно одной холодной войны

Москва и Вашингтон должны быть честны друг с другом, когда между ними возникают противоречия

В столице Соединенных Штатов прошел очередной раунд переговоров между Россией и США по вопросу размещения американской системы ПРО в Восточной Европе. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил после них, что новые предложения Вашингтона по этому вопросу снижают шансы на достижение договоренностей. Позицию США по этой и другим проблемам безопасности комментирует посол этой страны в Москве Уильям Джозеф Бернс (полный текст интервью читайте в "НГ" № 254).

- Президент Владимир Путин на прошлой неделе заявил об угрозе безопасности России, которая исходит от НАТО, а также указал на необходимость повышения боеготовности стратегических ядерных сил РФ. Как вы это прокомментируете?

- Мы внимательно рассматриваем вопросы, вызывающие озабоченность у России. В их числе проблемы, связанные с отношениями России и НАТО, вопросы обеспечения безопасности в Европе - противоракетная оборона США, возможное размещение объектов ПРО в Польше и Чехии, Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). В последние месяцы США пытались максимально конструктивно подходить к решению этих проблем. Это не означает, что мы разделяем все озабоченности России. Но мы воспринимаем их серьезно. Месяц назад Москву посетили госсекретарь Кондолиза Райс и министр обороны Роберт Гейтс, которые представили ряд новых и, на наш взгляд, конструктивных предложений по ПРО, ДОВСЕ и режиму взаимного российско-американского контроля над вооружениями после истечения договора СНВ-1 в 2009 году. Мы полагаем, что у нас с руководством России идет конструктивный диалог. Как и прежде, мы уверены в том, что отношения РФ и НАТО важны, и существующий механизм этого взаимодействия удовлетворяет интересам обеих сторон. Мы продолжим работать в этом направлении.

- Считаете ли вы риторику президента Путина воинственной?

- Я бы воздержался от оценки риторики. Скажу лишь, что в наших интересах продвигаться вперед в конструктивном ключе по вопросам безопасности, которые очень важны и Соединенным Штатам, и России. В этом духе к решению данных проблем подходят президенты Джордж Буш и Владимир Путин. Неделю назад между ними состоялся телефонный разговор, в котором речь шла прежде всего о Ближнем Востоке.

- Как в целом вы оцениваете российско-американские отношения? У нас еще сохраняется стратегическое партнерство или отношения Москвы и Вашингтона снова скатываются к холодной войне?

- Лично я не думаю, что мы возвращаемся к холодной войне. В этом месяце в Москве был экс-госсекретарь США Генри Киссинджер, который подчеркнул один очень важный пункт: для новой холодной войны сейчас нет ни идеологических, ни геополитических оснований. Русским и американцам достаточно одной холодной войны и уже имевших место напрасных гонок вооружений. Однако нынешний период российско-американских отношений приходится характеризовать как очень сложный. Это не безупречное стратегическое партнерство, при котором мы бы соглашались по всем вопросам.

Воспользуюсь определением, которое я впервые увидел в "НГ". Считаю его очень полезным: отношения между Россией и США могут и должны быть партнерскими по определенным ключевым стратегическим вопросам. Один из очевидных примеров - ядерная сфера, в которой США и Россия имеют уникальную ответственность, но также и уникальные возможности. Обе страны демонстрируют лидерство в вопросах нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ), управления и обеспечения безопасности российского и американского ядерных арсеналов, что имеет огромное значение для всего остального мира. Еще одна область сотрудничества - Ближний Восток. Мы поддержали усилия, предпринимаемые президентом Путиным, а также приветствовали визиты, которые недавно нанесли в регион Евгений Примаков и замминистра иностранных дел Александр Салтанов. Их усилия были направлены на обеспечение успеха мирной конференции по Ближнему Востоку, которая пройдет во вторник в Аннаполисе (штат Мэриленд, США). Успех мероприятия был бы в интересах и России, и США. Это - хороший пример российско-американского партнерства по ключевым стратегическим вопросам.

Я не наивен. Полагаю, мы должны быть честны друг с другом, когда у нас возникают разногласия. И процесс выстраивания новых отношений, которые неизбежно будут включать элементы и соперничества, и сотрудничества, должен опираться на принцип взаимного уважения. На построение таких отношений потребуется время, но оно стоит затрачиваемых усилий.

- Как обстоят дела в сотрудничестве России и США по ПРО?

- Напомню, президент Путин предложил президенту Бушу в Кеннебанкпорте ряд интересных идей о потенциальном сотрудничестве в сфере ПРО, в том числе возможность совместного использования РЛС Габала в Азербайджане. В октябре Райс и Гейтс привезли в Москву дополнительные идеи. Позднее Гейтс публично заявил о возможности привязывания запуска возможных объектов в Польше и Чехии к появлению у Ирана ракет большой дальности. Такие способности Ирана можно оценить исходя из испытательных пусков и по другим объективным показателям. На минувшей неделе американская сторона передала свои предложения в письменном виде России. Эти предложения будут обсуждаться в ходе очередного раунда переговоров на уровне экспертов.

Мы видим, что у нас есть разногласия с Москвой по ПРО, и понимаем серьезность озабоченности Москвы, хотя и не во всем ее разделяем. Президенты Путин и Буш и все мы прилагаем большие усилия, чтобы найти точки соприкосновения, чтобы превратить разногласия по ПРО в возможности для сотрудничества в важной стратегической сфере. Конечно, предстоит еще немало потрудиться.

- Начальник Генштаба ВС РФ генерал Юрий Балуевский на днях подтвердил, что Россия приостановит выполнение своих обязательств по ДОВСЕ 12 декабря. Какими будут действия США после вступления в силу российского моратория?

- Заявление генерала Балуевского не стало новостью. Российское руководство уже четко обозначило проблемы, которые оно видит с ДОВСЕ. Госдума подтвердила решение президента объявить мораторий 12 декабря. С точки зрения США и европейских партнеров мы проявили максимальную конструктивность и креативность для того, чтобы попытаться снять озабоченности, высказанные Россией. Ситуация напоминает наш подход к решению вопросов по ПРО. Несколько недель назад прошли консультации экспертов России и США с целью выявить пути урегулирования разногласий. Не хочу притворяться: впереди еще много работы. США придают существенное значение Договору об обычных вооруженных силах в Европе, который является одним из краеугольных камней европейской безопасности. И мы хотим сделать все зависящее от нас, чтобы отреагировать на российские тревоги.

Напомню, что ДОВСЕ затрагивает не только интересы России и США. Необходимо привлечение к процессу и других стран, подписавших договор. В ближайшие недели мы продолжим работать над сокращением разногласий. В то же время США четко дали понять, что озабочены мораторием России.

- Россия заявляла о готовности поставить Белоруссии ОТРК "Искандер-Э" по льготным ценам. Считаете ли вы это асимметричным ответом Москвы на планы Вашингтона разместить объекты ПРО в Европе?

- Повторю еще раз: мы не считаем, что возможные объекты ПРО США в Польше и Чехии представляют угрозу безопасности России. Они призваны отразить потенциальную угрозу с юга, из Ирана. Я бы не согласился с постановкой вопроса, подразумевающей, что существует угроза, требующая асимметричного или симметричного ответа. Так что этот вопрос лучше адресовать российской стороне. Мы сосредоточены сейчас на поиске точек соприкосновения по ПРО. Президенты Буш и Путин публично заявляли, что проявить лидерство в этой сфере в интересах обеих стран и всего мира.

- Госсекретарь Райс в одном из недавних интервью говорила, что наиболее напряженная область взаимодействия России и США охватывает страны бывшего Варшавского договора. Райс упоминала о возможности вовлечения США "в конфликты" с Россией. Поясните, пожалуйста, о каких конфликтах идет речь?

- Отмечу, что большая часть интервью, на которое вы ссылаетесь, была посвящена областям, в которых США и Россия сотрудничают, - ядерная программа КНДР, иранская ядерная проблема. Госсекретарь также признала, что у Вашингтона и Москвы иногда возникают разногласия по вопросам европейской безопасности и проблемам, связанным с бывшим СССР. Выше я уже упоминал о расхождениях по ПРО - размещении возможных объектов в Польше и Чехии, о ДОВСЕ, о ситуации в Грузии. Не надо притворяться, что разногласий нет. Напротив, тот факт, что мы реагируем на появляющиеся у нас озабоченности, - это признак уважения.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»