30.11.2007

Мартин Уокер

The New York Times & ИноСМИ.Ru

Дымящиеся стволы и ядерные грибы

У пентагоновских плановиков словосочетание "ядерная война" снова вошло в моду

Рецензия на книги Джонатана Шелла (Jonathan Schell) "Седьмое десятилетие: новый облик ядерной угрозы" (The Seventh Decade. The New Shape of Nuclear Danger) и Ричарда Родса (Richard Rhodes) "Арсеналы безумия. Механизм ядерной гонки" (Arsenals of Folly. The Making of the Nuclear Arms Race).

Вполне логично предположить, что три ядерные державы - США, Индия и Израиль - уже разработали целый ряд (различных по степени радикальности) вариантов действий по нейтрализации пакистанского ядерного арсенала, состоящего примерно из 40 боеголовок, в том случае если возникнет реальная угроза свержения режима Первеза Мушаррафа (Pervez Musharraf) радикалами-исламистами. Налицо и зловещие признаки того, что страны Ближнего Востока, в том числе Египет, Турция и Саудовская Аравия, размышляя о возможности превращения Ирана в ядерную державу, уже подумывают о собственных проектах в этой области.

На момент распада СССР ядерный клуб состояли из пяти "официальных" ядерных держав и Израиля. Сегодня к ним присоединились Индия, Пакистан и Северная Корея. Хусейновскому Ираку, возможно, не хватило лишь года, чтобы добиться такого же статуса, а сейчас на очереди стоит Иран. Мы оказались на пороге новой эпохи - когда ядерные державы уже нельзя будет пересчитать по пальцам.

Джонатан Шелл, чья "Судьба планеты" ("Fate of the Earth") четверть века назад вдохнула новую жизнь в антиядерное движение, без обиняков возлагает вину за нынешнюю ситуацию на администрацию Буша. В "Седьмом десятилетии" он утверждает, что Соединенные Штаты спровоцировали настоящую революцию в ядерной сфере, перейдя в качестве средства борьбы с распространением оружия массового поражения к стратегии превентивных ударов, и приступив к разработке ядерных вооружений нового поколения. Подобное "новое мышление" родилось в Пентагоне еще в 1989-1993 гг., когда министром обороны был Дик Чейни, временно "заглохло" при клинтоновской администрации, и возродилось с новой силой, когда Чейни занял пост вице-президента.

Шелл утверждает, что, столкнувшись с угрозой ядерного терроризма, администрация Буша намеренно отказалась от стратегии, в общем основанной на согласованных действиях и международном праве, в пользу силы и превентивных акций. Проводя параллели с теориями Томаса Гоббса (Thomas Hobbes) об абсолютной монархии, Шелл называет политику Буша "чем-то вроде установления господства одной страны над всей планетой. Буш на полном серьезе предлагал США роль мирового Левиафана". Он завершает книгу страстными и убедительными аргументами в пользу полной ликвидации ядерного оружия, настаивая, что ее следует воспринимать "не как конечный пункт долгого и трудного пути к разоружению, а скорее как отправную точку решения новых проблем на международной повестке дня".

Как отмечает Шелл, в новую эпоху "атомной анархии" и лавинообразного распространения ядерного оружия призывы к разоружению звучат уже не только из уст путаников-пацифистов и идеалистов, ничего не понимающих в реалиях силовой политики. В январе этого года бывшие госсекретари Джордж Шульц (George Shultz) и Генри Киссинджер, бывший министр обороны Уильям Перри (William Perry) и бывший сенатор Сэм Нанн (Sam Nunn) выступили с коллективным призывом "освободить мир от ядерного оружия".

Книга Шелла небогата новыми данными, однако он настолько умело собрал воедино известные факты, что у большинства читателей волосы встанут дыбом. И на то есть основания. У пентагоновских плановиков словосочетание "ядерная война" снова вошло в моду - в свете этого вряд ли стоит удивляться, что путинская Россия создает новые ракеты и опять посылает бомбардировщики на боевое патрулирование.

Ричард Родс, чья книга "Как делалась атомная бомба" ("The Making of the Atomic Bomb") в свое время получила Пулитцеровскую премию, в "Арсеналах безумия" делает шаг в сторону от сегодняшнего дня, чтобы проанализировать ядерную гонку в целом. Такой вывод, по крайней мере, следует из названия его новой книги. Однако, похоже, в ходе работы над ней автор решил сменить акценты. "Классическому" периоду гонки вооружений в 1950-х - 1960-х, до того, как был заключен Договор о противоракетной обороне 1972 г., положивший начало контролю над вооружениями, посвящены лишь несколько глав. Основное же внимание Родс сосредоточивает на трех темах: личности Горбачева и психологическом воздействии, которое оказала него ядерная катастрофа в Чернобыле, ястребам-"хладовоинам", наводнившим Белый дом при Рейгане, и этапному саммиту в Рейкьявике в 1986 г., где Горбачев и Рейган всерьез обсуждали вопрос о полной ликвидации ядерного оружия. Им почти удалось договориться. Горбачев настаивал, чтобы все испытания технологий системы "звездных войн" ограничивались лабораторными тестами. Но если бы он осторожно дал понять Рейгану, что такие лабораторные испытания могли бы проводиться в том числе и на борту орбитальной станции вроде советского "Салюта", что, как объясняли позднее некоторые российские чиновники, было бы приемлемо, соглашение вполне могло быть заключено.

Эта история в целом известна, но Родс обладает незаурядным искусством рассказчика, и порой ему удается отыскать настоящие перлы. Так, в ходе прошедших почти незамеченными слушаний в сенатском Комитете по делам вооруженных сил в 1986 г., представители Министерства энергетики, отчаянно пытаясь обосновать необходимость дальнейших ядерных испытаний, признали: "В прошлом бывали случаи, когда выяснялось, что значительная часть боеголовок баллистических ракет ВМС США находится в очень плохом состоянии. Бывали также моменты, когда немалое число боеголовок либо очевидно, либо потенциально оказывалось в неработоспособном состоянии". А в 1963 г. Комиссии по атомной энергии пришлось из-за большого количества отказов отправить на переделку все боеголовки типа W56, которыми оснащались баллистические ракеты "Минитмен". Таким образом, в ходе Карибского кризиса в октябре 1962 г. на руках у Джона Кеннеди было куда меньше козырей, чем он думал.

Все это могло бы показаться забавным, если бы речь шла только об истории. Но это не так. Перспектива "серийного" распространения ядерного оружия может вернуть нас к временам страха перед вселенской катастрофой, который мы испытывали в годы "холодной войны" - хотя и сами эти, еще не столь давние события до сих пор вызывают споры.

Авторы обеих книг полагают, что большая часть наших нынешних затруднений с Ираном, Ираком, Северной Кореей и даже Россией связаны с одной фундаментальной ошибкой - представлением о том, что США выиграли "холодную войну", а Советский Союз ее проиграл. Это неверное прочтение истории, в свою очередь, повлекло за собой убежденность, будто богатство и технологии Америки, благородство ее мотивов и самоочевидная правота ее отцов-основателей способы разрубить любые стратегические "гордиевы узлы". Результат мы видим в Ираке.

По мнению Шелла и Родса, "холодная война" закончилась не потому, что в Рейкьявике Рейган держался твердо, а потому, что Горбачев и его сторонники по собственной воле решили ее прекратить, или, как выразился политический советник последнего генсека Георгий Арбатов в беседе с вашим рецензентом в Москве, "оставить вас без врага". Горбачев понимал, что гонка вооружений разоряет его страну. А затем он узнал, что по масштабам ядерного загрязнения чернобыльскую аварию можно сравнить с взрывом всего одной двенадцатимегатонной бомбы.

По счастливой исторической случайности Горбачев, полный решимости реформировать впавшую в маразм советскую систему, и Рейган, антикоммунист и консерватор, мечтали об одном и том же - избавить мир от ядерного оружия. После Рейгана в Белый дом пришел первый президент Буш, чья первоначальная настороженность по отношению к Горбачеву сменилась таким энтузиазмом, что он в одностороннем порядке ликвидировал весь гигантский арсенал американского тактического ядерного оружия наземного и морского базирования. Втроем они положили конец первой ядерной эпохе.

Сейчас ей на смену приходит новая. Но, наблюдая за нынешним руководством в Вашингтоне, Москве, Пхеньяне и Тегеране, трудно избежать пугающего ощущения, что на этот раз такой счастливой случайности может и не произойти.

Мартин Уокер - директор Совета по глобальной деловой политике (Global Business Policy Council), бывший редактор United Press International и автор книги "История "холодной войны" ("The Cold War: A History")




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»