23.08.2007

Вадим Маркушин

Красная звезда

Хочешь мира, гляди в оба

Смогут ли США нанести удар по Ирану в течение ближайших шести месяцев?

Поводом для очередного состязания СМИ в оперативности оценок и комментариев на иранскую тему стало заявление бывшего сотрудника ЦРУ, занимавшегося ближневосточной тематикой, Роберта Байера. Прозвучало оно во вторник в эфире телекомпании "Фокс". Суть: Соединенные Штаты могут нанести удар по Ирану в течение ближайших шести месяцев.

"Я провел неофициальный опрос в правительстве среди бывших коллег - людей в госдепартаменте, совете национальной безопасности при президенте. Он показал, что политика по Ирану сейчас приостановлена, но есть ощущение, что мы ударим по корпусу стражей исламской революции где-то в течение следующих шести месяцев или что-то вроде этого", - процитировало слова Байера агентство РИА "Новости".

По словам Байера, "это будет не совсем война", а ответ администрации Белого дома на то, что она считает иранским вмешательством в дела Ирака и региона в целом. В чем состоит отличие войны как таковой от "не совсем войны", бывший сотрудник ЦРУ пояснять, видимо, не стал. Иначе бы это пояснение послужило темой куда более пространных экспертных импровизаций.

В данном же случае американские авторитеты в области внешней политики и национальной безопасности ограничились лишь короткими замечаниями. Одни из них сочли военную акцию Вашингтона против Ирана в период до конца правления Джорджа Буша "весьма вероятной", и таких экспертов оказалось 35 процентов. Другие (65 процентов) уверены, что ныне действующий президент США на такой шаг не решится.

Нелишне будет заметить, что среди опрашиваемых были такие известные лица, как бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси, бывшие госсекретари США Лоуренс Иглбергер и Мадлен Олбрайт. Эти вчерашние государственные деятели, как и некоторые другие представители политической элиты, однозначно высказываются против превентивного удара по иранским ядерным объектам. Но будет ли принято во внимание их мнение? Вот в чем вопрос. Как показывает опыт, в процессе подготовки и принятия военных решений даже политики-миротворцы часто оказываются в плену "ястребиных" иллюзий относительно возможности быстро "решить вопрос" с тем или иным непослушным режимом.

Поэтому оптимизм большинства прогнозов на умеренность, сдержанность и относительно мирное развитие обстановки в зоне Персидского залива может оказаться неоправданным. Да ведь и 65-процентная вероятность мирного исхода американо-иранской коллизии, просчитанная с помощью опросов, не столь уж велика. К тому же все может решить очередной эмоциональный порыв Джорджа Буша. А он известен тем, что может сначала что-то сделать, а потом заниматься поиском оправдательных исторических аргументов в пользу своих ошибочных шагов.

Вот и сейчас он пытается убедить американскую общественность в том, что, к примеру, вторжение в Ирак сродни военным действиям против японского милитаризма. Буш решил провести такую параллель в своем выступлении на общенациональном съезде ветеранов зарубежных войн в Канзас-Сити. "Самым мощным оружием в арсенале демократии" глава Белого дома провозглашает "стремление к свободе, вложенное в сердце человека Творцом". Буш убежден, что придет время, когда критики его действий на Ближнем Востоке исчезнут из памяти, зато в регионе настанет "светлый час", и "укрепится дело свободы".

Такой финал, конечно бы, устроил всех. Наверное, когда-нибудь все этим и завершится. Но как ускорить процесс? И на каком языке точнее всего передать "стремление к свободе, вложенное в сердце человека Творцом"? На американском, персидском, арабском, иврите?

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, очевидно, не реже Буша обращается к заветам Создателя. И у него свои соображения относительно таких понятий, как мир, свобода, справедливость. В среду на пресс-конференции по итогам переговоров с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым иранский лидер заявил, что все споры следует решать с помощью переговоров. "Мы желаем мира всем странам. У каждого народа есть право жить в условиях согласия, свободы, благополучия и равноправия с другими народами", - подчеркнул Ахмадинежад. Он особо отметил, что его страна "отвергает использование силы в урегулировании региональных проблем".

Вспоминается мудрец, который сказал двум спорщикам, что оба они правы. Как прав и третий, посредник, утверждающий, что не может быть двух разных истин в одном вопросе. Современная мировая дипломатия, видимо, должна быть этим мудрецом, способным не допускать военных столкновений. Тогда она, собственно, и покажет верность заветам Творца.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»