25.07.2007

Александр Колдобский

РИА Новости

Ядерный потенциал Пакистана: риски для мира

Александр Колдобский, сотрудник Московского инженерно-физического института.

Недавняя террористическая атака на северо-западе Пакистана, события вокруг "Красной мечети", где радикалы инициировали очередную "проверку на прочность" власти президента Первеза Мушаррафа, дают повод задуматься о ядерном статусе этой страны.

Можно до хрипоты спорить о том, что на уме у Тегерана с его "урановой программой", но факт остаётся фактом: реально ядерного оружия у этой страны нет, а если оно даже и будет создано, то, по самым смелым сценариям, лет через 6 - 8, не раньше. Можно указывать на Северную Корею, хотя и в этом случае даже долгосрочные перспективы реализации ядерных амбиций маловероятны. Между тем, Пакистан - уже сегодня - ядерное государство, имеющее немалый потенциал (до 40 единиц) и успешно осуществившее ядерные испытания (1998 г.). В этой стране существует и парк средств доставки ядерного оружия (баллистические ракеты).

Главнейший вопрос для России - может ли Пакистан стать ее противником в ядерном конфликте? Ответ однозначный: нет. Поскольку для Пакистана такой шаг был бы катастрофичным в любом сценарии. Отсюда появляющиеся иногда рассуждения о зоне поражения России пакистанскими ракетами - не более, чем "упражнения в геометрии". А может ли Россия понести экологический или иной урон в случае ядерного конфликта Пакистана с его давним соперником Индией? Но сама вероятность такого конфликта крайне мала. Между региональными соперниками, имеющими общие границы, обладающими сравнимым ядерным потенциалом, возможно лишь состояние "ядерного пата". При попытке же поставить "ядерный мат" другой стороне с карты мира неминуемо исчезнут оба государства, и об этом, конечно, знают их правящие элиты.

Интересно проанализировать, естественно, и сможет ли в Пакистане придти к власти экстремистский режим, лидеры которого предпочтут самоуничтожение в форме "ядерного джихада" разумным формам национальной политики? И здесь отрицательный ответ, как минимум, по двум причинам. Во-первых, такие персоны очень осторожны в личном плане: пропагандируя "пояса шахидов" для других, они не спешат обвязываться ими сами. К тому же, непонятно, в чём, собственно, будет состоять их выигрыш в подобном "джихаде"?

К тому же в Пакистане есть влиятельная и мощная сила - военная, которая надежно блокирует приход экстремистов к власти. Пакистанская армия, хорошо обученная и организованная по западному образцу, не допустит вмешательства радикального духовенства в большую политику, тем более, ядерную. Наглядное свидетельство тому - события вокруг "Красной мечети", в которых власть проявила себя достаточно жестко.

Логично будет поставить и ряд других вопросов. Скажем, возможна ли санкционированная тайная передача или продажа пакистанского ядерного оружия другим странам или каким-либо негосударственным структурам? Скорее всего, и тут надо сказать "нет", поскольку огромен политический риск для "продавца". Кроме того, возникает серьёзный риск вооружённого вмешательства со стороны крупных мировых держав, которые являются главной мишенью для террористических ударов.

Возможно, ли в Пакистане хищение ядерных боеприпасов и вероятна ли самопроизвольная или несанкционированная активация пакистанских ядерных боеприпасов с последующим ядерным взрывом? А вот здесь, как раз далеко не все ясно, поскольку достоверные данные о системе хранения и обслуживания пакистанского ядерного оружия отсутствуют. Разве что - успокаивающие заявления пакистанского руководства.

Исключение возможности самопроизвольной или несанкционированной активации является категорическим требованием к ядерному оружию, без выполнения которого оно превращается в средство национального самоуничтожения. И очень лакомый кусок для террористов. В развитых ядерных государствах этому аспекту всегда уделялось исключительное внимание: ядерный арсенал буквально нашпигован системами безопасности, в том числе - сложнейшими кодами активации, средствами необратимой блокировки систем подрыва при попытке постороннего вмешательства и пр. Все это фактически исключает возможность использования похищенного ядерного оружия или его демонтаж с целью извлечения делящегося материала. Единая комплексная система безопасности охватывает буквально каждую секунду времени и каждый сантиметр площади в производстве, перемещении и обслуживании ядерного оружия, в механизме принятия решения на его применение.

Как с этим обстоит в Пакистане? Ответ на этот вопрос - главный в оценке потенциальной ядерной угрозы. Нельзя забывать, что развитым государствам на создание комплексной системы безопасности ядерного оружия потребовались многие десятилетия, а также громадные материальные средства. Кроме того, система безопасности требует применения очень высоких технологий в различных областях науки и производства. Гарантий наличия такого уровня научно-технической инфраструктуры у Пакистана нет.

Нельзя исключить, что относительно простая конструкция ядерного боеприпаса Пакистана (на основе высокообогащённого урана), в случае похищения, может открыть реальные возможности для вторичного использовании урана в "самодельном" взрывном ядерном устройстве.

Решения придётся искать, учитывая, не только сформулированные выше ядерные риски, но и чувствительные вопросы национальной безопасности Пакистана, нормы международного права и политические особенности региона, в частности, позицию Индии.

При этом начинать надо, конечно, с того пункта, где интересы Пакистана и мирового сообщества совпадают, а именно - с повышения технической безопасности ядерного оружия Пакистана.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»