10.04.2007

Сергей Строкань, Владимир Соло

Коммерсантъ

Москва нарвалась на ядерную реакцию

Иран вошел в ядерный клуб, а иранский генерал - в Россию

Президент Ирана Махмуд Ахмади-Нежад вчера вывел иранский ядерный кризис на новый уровень. Отмечая новый национальный праздник - День ядерных технологий, он сообщил о начале промышленного обогащения урана и вступлении Ирана в мировой ядерный клуб. Столь очевидная решимость иранских властей обострить конфронтацию с мировым сообществом сделала силовую акцию США против Ирана реальной как никогда. Еще одним вызывающим жестом стал визит в Москву иранского генерала, включенного в список лиц, подпадающих под санкции СБ ООН.

Громкие заявления тихого иранца

Вчерашний день иранские власти начали с новой атаки на Совет Безопасности ООН, который 24 марта этого года принял резолюцию #1747 (напомним, что данная резолюция ввела новые санкции против Ирана за отказ свернуть работы по обогащению урана). В пропагандистское сражение был брошен только что вернувшийся из Москвы генерал Мохаммед Бакер-Золькадр - замглавы МВД Ирана, курирующий вопросы безопасности.

В интервью иранскому телевидению генерал Золькадр похвастался, что всю прошлую неделю провел в российской столице, куда беспрепятственно въехал в обход действующих санкций ООН. "Несмотря на то что резолюция #1747 налагает запрет на передвижение для некоторых членов Корпуса стражей исламской революции, включая меня, я посетил Россию без всяких проблем",- гордо сообщил он. Мохаммед Бакер-Золькадр рассказал о чрезвычайно теплом приеме, который ему оказали в Федеральной пограничной службе России (ФПС), а также в Министерстве по чрезвычайным ситуациям (МЧС). С чиновниками ФПС иранец, по его словам, обсудил проблемы охраны границ, в особенности морской границы между РФ и Ираном на Каспии. В МЧС речь шла об обмене опытом в области ликвидации последствий стихийных бедствий. При этом, напомнив, что принимавшая его Москва также голосовала за введение новых санкций против Тегерана, генерал резюмировал: "Визит продемонстрировал неэффективность резолюции".

Откровения генерала, который дал свою интерпретацию посещения российской столицы, получили громкий международный резонанс. Мировые СМИ стали наперебой сообщать о том, что, приняв высокопоставленного иранца, Москва, дескать, нарушила резолюцию Совбеза ООН.

Господин Золькадр и вправду входит в список 15 подпадающих под санкции Совбеза иранских официальных лиц, перечень которых содержится в приложении к резолюции #1747. Однако в ходе обсуждения проекта резолюции в Совбезе ООН Москва и Пекин настояли на том, что жесткие санкции против высокопоставленных членов Корпуса стражей исламской революции не будут иметь прямого отношения к усилиям, направленным на предотвращение создания Ираном собственного ядерного потенциала. В итоге формулировка документа оказалась гораздо более мягкой. В нем ничего не говорится о "запрете на поездки". Вместо этого резолюция призывает все правительства "соблюдать бдительность и сдержанность в вопросах, касающихся въезда на их территорию или транзита лиц, которые вовлечены или напрямую связаны с распространением чувствительных ядерных технологий или созданием систем доставки ядерного оружия". В резолюции говорится, что в случае визита такого лица принимающая его сторона обязана уведомить о визите ООН.

Таким образом, выходит, что иранский генерал сознательно исказил смысл принятого Совбезом документа, выставив Москву нарушителем данной резолюции. Это вынудило российские власти, до вчерашнего дня не афишировавшие визит Мохаммеда Бакер-Золькадра, отреагировать на его скандальные заявления. "С юридической стороны этот визит безупречен,- заявил вчера Ъ замглавы департамента информации и печати МИД РФ Андрей Кривцов.- Упомянутые санкции ООН не запрещают визиты иранских чиновников, а лишь предусматривают внимательное отношение к гостям из Ирана в том случае, если они имеют отношение к иранской ядерной программе. С Золькадром в этом смысле все чисто - ядерная программа в ходе его визита не обсуждалась". А официальный представитель МИД РФ Михаил Камынин сообщил, что Москва заблаговременно информировала о визите генерала Санкционный комитет СБ ООН. Это означает, что, принимая Мохаммеда Бакер-Золькадра, российская сторона никаких нарушений не допустила.

В свою очередь, в госдепе США вчера не смогли прокомментировать переговоры генерала Золькадра в Москве, сославшись на необходимость уточнения деталей его визита. Тем не менее источник Ъ сообщил о том, что сегодня ведомство Кондолизы Райс обнародует заявление, в котором выразит разочарование по поводу прошедших в Москве переговоров.

День "ядерных колокольчиков"

Обостряющаяся ситуация вокруг иранского атома вынуждает Тегеран искать любые способы противостоять усиливающемуся международному нажиму. Самой откровенной демонстрацией намерения иранских властей проигнорировать резолюцию #1747 СБ ООН стал отмечавшийся вчера в Иране с большим размахом новый национальный праздник - День ядерных технологий. После того как год назад, 9 апреля 2006 года, иранские власти впервые заявили о том, что в стране осуществлено обогащение урана, этот день было решено сделать "красной датой" календаря.

Празднование Дня ядерных технологий началось вчера утром в иранских школах, где в ходе торжественных церемоний прозвенели "ядерные колокольчики". Вместе с учащимися успехи иранских ядерщиков отмечали пришедшие в учебные заведения представители властей.

Впрочем, главным "ядерным колокольчиком" Ирана должны были стать торжества в "колыбели иранского атома" - находящемся в 300 километрах от Тегерана ядерном центре в Натанзе. Иранские власти пригласили сюда аккредитованных в Тегеране послов иностранных государств, пообещав показать им образцы иранского "ядерного чуда" - установки по обогащению урана. Колонна автомобилей с дипномерами выехала из иранской столицы рано утром. Впрочем, послы стран Евросоюза решили не ехать в Натанз, тем самым выражая протест против развития Ираном своих ядерных программ.

Смысл ядерного прорыва первым изложил в Натанзе вице-президент и по совместительству глава Организации по атомной энергии Ирана Голямреза Агазаде, выступивший "на разогреве" у иранского президента. "Мы собрались, чтобы по милости Бога отметить вступление в строй проекта по обогащению урана на промышленном уровне",- заявил он.

Напомним, что год назад иранские ядерщики из Натанза обогатили уран до уровня 3,5% содержания изотопа урана-235. Это означало, что уже прошлой весной Иран получил низкообогащенный уран, необходимый для производства топлива для атомных электростанций. Вскоре после этого иранской стороной было сделано заявление о том, что иранские ядерщики обогатили уран до более высокого уровня - 4,8%.

После этого Иран оказался в шаге от того, чтобы начать производство обогащенного урана в промышленных масштабах. Первое указание на то, что этот шаг не за горами, появилось в феврале этого года, в день 28-й годовщины исламской революции. Именно тогда президент Ахмади-Нежад пообещал, что до 9 апреля объявит о "великих успехах" в ядерной сфере.

Вчера иранский президент сдержал свое слово. "С великой гордостью я заявляю, что наша дорогая страна вошла в ядерный клуб и теперь может производить ядерное топливо на промышленном уровне",- провозгласил он на церемонии в Натанзе. При этом он повторил тезис о том, что иранская ядерная программа носит мирный характер. "В соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия Иран имеет право на создание ядерного топлива",- отметил президент Ахмади-Нежад.

Тегеран сжигает мосты

Между тем празднование Дня ядерных технологий и прозвучавшие на нем заявления о вступлении Ирана в клуб ядерных держав выводят иранский ядерный кризис на качественно новый уровень. Напомним, что вышеупомянутая резолюция СБ ООН #1747 от 24 марта 2007 года дает иранским властям двухмесячный срок на то, чтобы "исправиться" - свернуть работы по обогащению урана. Однако спустя две недели после принятия данной резолюции Тегеран сжег мосты, доказав, что не видит никакой возможности отказа от обогащения урана.

Это ставит перед мировым сообществом вопрос о том, какие действия предпринять по истечении в конце мая определенного Совбезом двухмесячного ультиматума. Причем в наиболее трудной ситуации оказываются сторонники мягкого подхода - Россия и Китай, по-прежнему предлагающие ограничиваться мерами экономического воздействия. В свою очередь, сторонник жесткого подхода - США - получает сильный аргумент, что подобные меры оказываются контрпродуктивными, поскольку только укрепляют решимость Ирана стать ядерной державой. Таким образом, заявив о вступлении его страны в ядерный клуб, президент Ахмади-Нежад сделал силовой сценарий разрешения иранского ядерного кризиса еще более реальным.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»