08.04.2007

Виталий Хижняк

специально для NuclearNo.ru

Неопубликованная статья. Провокация? Или тупость? (Детективная история по вопросу о "горячих" частицах или Как нас чуть не посадили)

Маразм крепчал (вместо предисловия)

В давние-давние годы, когда я ещё был студентом, у нас (как, видимо, и у всех студентов во все времена), ходили всякие крылатые словечки, фразы, афоризмы, шутки-прибаутки и т.п. Одной из таких фраз была: "Маразм крепчал!". Откуда она возникла, точно уже не помню. То ли из какого-то спектакля, то ли из фильма... То ли сами придумали...

Так вот. С некоторых пор я стал замечать, что у нас в стране маразм начал крепчать. Особенно во время горбачёвской "перестройки" и после "Чернобыля". Я уж не говорю о времени правления президента Ельцина. Иногда я думал, что уже всё, - приплыли, дальше некуда. А потом приходилось вспоминать Марка Твена.

У него есть такая зарисовка (цитирую по памяти).
"Мои дела шли так плохо, и всё хуже и хуже, что я понял, что лечу в глубокий колодец. Когда же я шлёпнулся на самое дно и затих, - снизу кто-то постучал!".

С тех пор всё время "стучат".

Все "маразмы" перечислять долго, да и не очень это благодарное дело... Поэтому только о некоторых.

Когда случился "Чернобыль" (26 апреля 1986 г.), то о нём несколько дней вообще молчали. Это маразм № 1 (о последующей лжи в течение многих лет я говорить не буду). А в атмосферу было выброшено несметное количество так называемых "горячих" частиц (см. далее). И через четыре дня, во время первомайской демонстрации, эти самые "горячие" частицы падали (почти по Высоцкому) на головы беспечных киевлян. Кому-то на одежду, кожу, кому-то в лёгкие с обычной пылью, кому-то в желудок, если демонстранты ели пирожки или мороженое. Это маразм № 2.

Потом они (эти частицы) долетели до Европы, до Скандинавии. Шведы и финны, увидев, что их скот накушался этих самых частиц и прочей радиации вместе с травой, ягелем и их мясо стало радиоактивным, порезали скот (оленей и др.) и захоронили в могильники.

Что сделали наши? Правильно! Порезали чернобыльский скот, мясо развезли по городам и весям, в том числе в Красноярск, перемололи на фарш, смешали его с нашим, чистым, фаршем и продали (?) или передали (?) в столовые, магазины... (одному Богу известно, куда точно). Это - маразм № 3. И многие красноярцы кушали это (не очень!) радиоактивное мясо, возможно вместе с "горячими" частицами.

Далее о другом маразме. О красноярском.

Но сначала о "горячих" частицах.

"Горячие" частицы

Так что же это такое - "горячие" частицы?
"Горячими" называют частицы двух разновидностей, двух типов.

Частицы первого типа - это молекулы, атомы, ионы, свободные радикалы, обладающие энергией, превышающей энергию теплового движения.

То есть речь идёт о нагретых до высоких и очень высоких температур (сотни, тысячи, десятки тысяч и даже миллионы градусов) молекулах, атомах, ионах, свободных радикалах. Бывают также и горячие электроны. Такие частицы имеют огромные скорости движения (кинетическую энергию) и, соответственно, реакционную способность (химическую агрессивность). Пламя костра - это сплошь "горячие" частицы.

Подобные частицы всегда имеются - рождаются и "умирают" - и в нашем организме, и в организмах всех животных и растений. Но так как в этой статье нас они мало интересуют, то скажу очень кратко.

Дело в том, что все мы в определённой степени радиоактивны.
В нашем организме всегда есть радиоактивный калий-40, мы дышим воздухом, в котором есть радиоактивный газ радон, которые при распаде излучают альфа-, бета-частицы и гамма-кванты (порции энергии). При радиоактивном распаде возникают также "горячие" атомы - "атомы отдачи". С учётом калия-40, радона, продуктов его распада и других радионуклидов суммарная активность нашего организма может достигать (по оценкам учёных, экспертов) 50 000 беккерелей (распадов в секунду), что сравнимо с активностью одной "горячей" частицы второго типа (см. ниже).

Альфа- и бета-частицы, атомы отдачи и гамма-кванты имеют огромные скорости, то есть уже сами являются "горячими", и называются ионизирующими. Они разбивают наши биологические молекулы, молекулы воды, превращают их в осколки (свободные радикалы), ионы, передают им свою энергию, то есть превращают их в "горячие", которые, в свою очередь, делают то же самое, запускают различные биохимические реакции, пока не потеряют свою энергию и не успокоятся.

Единовременное количество "горячих" частиц этого типа в организме не известно, но счёт, видимо, идёт на миллионы (как минимум) или больше.

Подробнее смотрите в моей статье на этом сайте.

Частицы второго типа

"Горячие" частицы этого типа - это радиоактивные частицы (материалы, вещества) с высокой удельной активностью, то есть активностью 1 грамма вещества.

Поэтому очень большими "горячими" частицами можно считать атомные реакторы или отработавшие тепловыделяющие сборки (ОТВС), которые хранятся на Горно-химическом комбинате (ГХК) в Железногорске. А самыми маленькими - отдельные атомы любого радиоактивного изотопа. Так, если вы случайно проглотили или вдохнули один атом плутония-239, то знайте, что в своём теле вы носите "свехгорячую" частицу, ибо удельная активность плутония-239 равняется 1 кюри (Ки), что составляет 3,7x1010 беккерелей (Бк) или распадов в секунду.

Реально же речь идёт о мелких и очень мелких, пылевидных, микроскопических радиоактивных частицах разного происхождения, разного состава и с разной активностью, которых объединяет только одно - высокая удельная активность, то есть активность, пересчитанная на 1 грамм вещества.

Одними из первых были высокоактивные частицы, образовавшиеся при проведении атмосферных и наземных ядерных взрывов, а также при аварийных ситуациях во время пуска первых реакторов. Их состав может быть практически любым. Это и не разделившиеся во время цепной ядерной реакции и испарившиеся во время атомного взрыва частицы оружейных (делящихся, то есть дающих цепную реакцию деления с большим выделением энергии) урана и плутония (КПД атомного взрыва обычно не превышает 20%), и активированные и также испарившиеся элементы конструкции башни (вышки), на которой устанавливалось взрывное устройство, элементы зарядного устройства (бомбы), наконец, всего того, что было в почве в эпицентре взрыва. Эти частицы до сих пор могут находиться в верхних слоях атмосферы, постепенно оседая на поверхность земли.

Активность этих частиц может колебаться в широких пределах, что зависит от их размера и состава. Так в Большой Советской Энциклопедии приведены значения: от 0,37 до 370 Бк (от 10-11 до 10-8 кюри) на частицу. То есть при высокой удельной активности активность отдельной частицы не велика.

Применительно к реакторам - это частицы высокоактивного графита, облучённого урана, отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), частицы активированных элементов приборов, конструкций активной зоны реактора и т.д. и т.п., которые могут попадать в природную среду, в атмосферу при аварийных ситуациях, авариях, пожарах на реакторных установках, на реакторах АЭС.

Как уже было сказано выше, огромное количество "горячих" частиц было выброшено в атмосферу во время Чернобыльской аварии 26-го апреля 1986 года. Добавлю только, что они ещё долго могут находиться в атмосфере Земли, постепенно оседая на поверхность.

В Енисей "горячие" частицы попадали из двух проточных реакторов ГХК во время аварийных ситуаций и их ликвидации. Это также частицы малых, микроскопических размеров. Активность также разная - всё зависит от размера и происхождения. Часть из них осела на дно реки, попала на берега, часть, возможно, доплыла до Енисейского залива, Карского моря.

После остановки в 1992 году проточных реакторов новые "горячие" частицы в Енисей не попадают. А старые могут появляться на берегах Енисея после паводков и переотложения донных осадков. Правда, сейчас вероятность найти их на берегах Енисея крайне мала, найти практически невозможно.

Какова опасность "горячих" частиц?

Опасность отдельной частицы близка к нулю. Это ноль без палочки - с моей точки зрения, хотя кто-нибудь будет возражать. Но это его проблема.

При попадании на кожу и длительном нахождении на коже (если человек месяцами не моется или приклеит её пластырем - для эксперимента) она может вызвать локальный, точечный ожог (типа солнечного) с покраснением кожи в размерах точки и безо всяких последствий для организма.

При попадании в желудочно-кишечный тракт она через пару дней выйдет из организма естественным путём (или рассосётся).

При попадании в лёгкие частица может вызвать локальный ожог - точечный очаг разрушения лёгочной ткани радиусом до нескольких микрон.

Поэтому каждая конкретная частица может представлять некоторую опасность для одного конкретного человека, который её проглотил или вдохнул (или будет неделями носить в кармане). Не более того.

Попадание же в организм большого числа "горячих" частиц (как при ликвидации последствий чернобыльской аварии) может привести к лучевому поражению внутренних органов и к различным заболеваниям.

Так что один грамм таких частиц я в карман класть не буду, а от килограмма буду держаться подальше.

Следует также иметь в виду, что гамма-излучение от любой "горячей" частицы резко убывает с расстоянием. Так, например, если мощность дозы (МД) гамма-излучения на поверхности частицы составляет 3-4 тысячи мкР/час (30-40 мкЗв/ час), то на расстоянии 10 см от неё мощность дозы составит уже всего примерно 70 мкР/час (0,7 мкЗв/ч), то есть уменьшится раз в 40-50. А на расстоянии в один метр дозиметр её просто не заметит и зарегистрирует обычный гамма-фон.

Хронология событий

Этим летом мы с В. Михеевым (оба члены Координационного совета по радиационной безопасности, я к тому же секретарь Совета) решили побродить с дозиметрами по берегам Енисея в районе Б.Балчуга, посмотреть, как изменилась радиационная обстановка (гамма-фон) после паводка. Сразу скажу (о чём я уже говорил неоднократно, начиная с 1990 года, когда был членом межведомственной комиссии по оценке радиационной обстановки в ближней зоне влияния ГХК и единственным представителем от Красноярска), что "Чернобыля" у нас нет. Нет и речки Теча, и деревни Муслюмово (Челябинская область, зона влияния химкомбината "Маяк"). Сейчас максимальный гамма-фон крайне редко превышает 100 мкР/час (1 мкЗв/час). В основном - от 30 до 60. Раньше бывало 300 и выше. Напомню, что в салоне самолёта, который летит до Москвы, гамма-фон (мощность дозы гамма-излучения) составляет 200 мкР/час. Измерял лично. А если на больших высотах, то, говорят, доходит до 300 мкР/час. А мешок с калийными удобрениями даёт гамма-фон до 60 мкР/час (0,6 мкЗв/час), то есть практически то же самое, что и "горячая" частица на расстоянии 10 см.

На всякий случай взяли с собой свинцовый контейнер - вдруг найдём "горячую" частицу. Заранее договорились с работниками ООО "Квант" (Мельников А.Д., зам. директора, член КС по РБ, и начальник отдела Дементьев А.С.): "Если что найдём, - примете на захоронение?". "Нет проблем! Это наша обязанность".

Нашли. Как оказалось по факту - всего одну! Думали, что пять, даже сфотографировали показания прибора, но позднее выяснилось, что с ним что-то случилось - стал врать. Затем со всеми предосторожностями, в свинцовом контейнере (хотя, как оказалось, можно было и в консервной банке - в кармане рюкзака), привезли в город.

И тут началось.

Детективная история. Или провокация?

В. Маяковский: "Если звёзды зажигают на небе, значит это кому-нибудь нужно?".
Кому? Большой вопрос.

Звонят из ТВК (Мария Бухтуева): некто обнаружил чуть ли не тридцать "горячих" частиц в одном месте, почти рядышком. Есть даже снимки дозиметра с показаниями. А представитель Госсанэпиднадзора уверяет, что там всё чисто. Врут? Скрывают?
Приезжайте, прокомментируйте.

Приехал, прокомментировал. Примерно так: найти даже пять частиц в одном месте... Из области фантастики. За все 90-е годы несколько экспедиций Госсанэпиднадзора, института биофизики СО РАН и др. сумели найти в разных местах в общей сложности 5, 7, ну, не более 10 штук. Представители ГХК пишут о 50-ти. Так что если привезёте на место и ткнёте носом, тогда поверю. Покажите снимки дозиметров с показаниями.
Снимки куда-то пропали.

Через некоторое время опять звонок: мы ошиблись, не 20-30 частиц, а 12 (или что-то около этого). Об источнике информации молчат. Но добавляют, что якобы параллельно с нами в тех же местах ещё люди ходили, томичи, вроде, ещё кто-то. Частицы почти рядышком, в сантиметрах, в метре друг от друга. Место даже обозначили. Но того, кто нашёл, не сдадут.

Спрашиваю, поедут ли на это место. "Да". Предлагаю свои услуги и даже за свой счёт.

Через некоторое время опять звонят: привезли одну частицу. Предлагаю её забрать, положить в наш контейнер и сдать в "Квант" вместе с нашими. В условиях строгой конспирации привезли нас с Михеевым почти на окраину города, затем через некоторое время (детектив!) и эту самую частицу в консервной банке. Привезли даже депутата краевого ЗС В. Бибикову (зачем?). Она тоже удивилась: а я-то зачем здесь?

Мы сделали замеры: точно, что-то есть. Я убрал лишний грунт, а оставшийся (с частицей) пересыпал в полиэтиленовый мешок и поместил в наш контейнер.

Затем интервью перед камерой. "Что теперь с нами будет? Мы же везли её на коленях". Отвечаю: ничего, спите спокойно. Даже если проглотите, то тоже ничего. В туалет сходите. В результате из двух интервью (Зубов Н.А. и я) минут на 5-6 в эфир вышло ноль секунд.

После этого контейнер привезли в "Квант" (на бронетранспортёре в сопровождении ОМОНа, естественно - шучу). Дементьев А.С. сделал замеры МД на расстоянии 10 см и 1 метр (сразу скажу, что они меня не впечатлили: на расстоянии 10 см можно хоть месяц сидеть безо всяких последствий, а на расстоянии 1 метр обычный фон), принял пакетики с грунтом, написал протокол замера МД, акт приёма-передачи, на котором мы расписались, и заверил нас, что завтра директор Бехтев С.И. подпишет документы, и мы их сможем забрать.

Но, к сожалению, Бехтев чего-то испугался - как бы чего не вышло (трус, видимо, а в его профессионализме я давно сомневаюсь). Другое дело - его зам. Мельников А.Д. Да и Дементьев А.С. - тоже профессионал, знал, что делал. Правда, "я начальник - ты дурак; ты начальник - я дурак". Короче, позднее выяснилось, что Бехтев передал частицы на ГХК для анализа. А анализ подтвердил то, что и следовало ожидать: обе частицы (наша и ТВК) - нули без палочек.

Казалось бы, что на этом можно поставить точку. Город от загрязнения и радиационного поражения одной "горячей" частицей, упакованной в свинцовый контейнер, спасён! Даже ТВК со своей консервной банкой этого не удалось сделать.

Но! Кому-то надо.

Развитие событий

Начались интенсивные проверки деятельности Красноярской региональной общественной благотворительной организации "Гражданский Центр ядерного нераспространения" (директор В.Михеев). Несколько месяцев аж четыре прокуратуры передавали дела друг другу, в том числе природоохранная. В итоге оштрафовали - за несвоевременную подачу отчётов.

На имя Михеева пришёл запрос от начальника Красноярского отдела Госатомнадзора Нестерова А.С., со ссылкой на просьбу Совета администрации края (видимо отсюда ноги и растут или уши торчат, видимо отсюда волна, то есть команда, и пошла) с кучей вопросов (аж 15 штук). Но так как вопросы были ниже уровня моего понимания, то пришлось ответить - в таком же ключе. Каков вопрос, таков ответ (смотрите "В огороде бузина, а в Киеве дядька" или как Владимир Михеев и Виталий Хижняк "загрязнили" Красноярск "горячими" частицами...).

Даже Генеральному директору ГХК Гаврилову П.М. пришлось одну из встреч с экологами посвятить этим самым "горячим" частицам (!?). Понял - и директора достали, если он на полном серьёзе... Правда, минут через семь - десять вопрос отпал сам собой (профессионалы же!), и встреча продолжалась ещё 50 минут - в тёплой, дружеской обстановке (см. мою статью по этой встрече на этом же сайте и интервью Гендиректора в "Красрабе" №43 за 29 марта, стр. 2).

Вызвали к дознавателю в городской отдел милиции общественной безопасности.
Милейшая и очень симпатичная женщина. Майор!

Ответили на вопросы. Популярно. Всё объяснили. Ждём результат:

Вызывают повторно (2 апреля): прокуратура, якобы, не согласилась с отказом от возбуждения (уголовного!) дела и предлагает повторно нас допросить. Вопросы от прокуратуры тоже... (далее без мата не могу, - с моей точки зрения, конечно, но им виднее), не относящиеся к делу, но мы опять честно ответили. Повторно. Чувствую, сверху давят. Система работает. А, как известно, если в шагающем экскаваторе все винтики и болтики заменить на золотые и бриллиантовые, то он всё равно будет шагать и рыть яму (кому только?). А что с него возьмёшь - механизм! Работа такая!

Но юмор в том, что эта милейшая женщина, как позднее выяснилось, ещё более 10 дней назад подписала постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было утверждено ещё 22 марта зам. начальника УВД по г. Красноярску. Причём, мои совершенно чёткие ответы вызывали, мягко говоря, неверное толкование. "Говорю я ей про птичку, а она мне про пальто". Точно, как в законах Чизхолма: если вы так чётко и ясно изложили свою позицию аудитории, что любое ложное толкование исключено, - найдётся человек, который поймёт вас неправильно.

Более того, на следующий день показания пришлось давать специалистам Госсанэпиднадзора и Роспотребнадзора.
Но, повторяю, работа такая.

Продолжение следует?

Зная, нашу систему...
А вдруг мы с Михеевым начали рыть тоннель под Кремль, чтобы подложить под кресло Президента "горячую" частицу?

Так что пока ждём. Чем кончится? Пшиком? А какому же чиновнику понравится пшик? Или: прямо в зале суда: за перевозку радиоактивных веществ без лицензии: (см. P.S.)

Вопросы остаются. Что это? Предвыборная кампания? Провокация? Чиновничье рвение? Ну, дали команду... "Я начальник, ...". Чья-то многоходовка? А цель? Или всё проще - "маразм крепчал!" - по-Красноярски.?

И кто дал отмашку?

Так что, повторяю, пока ждём.
Ждём-с:
На сим кончаю.
С уважением (к нормальным читателям).
к.т.н. В. Хижняк

P.S.

Информация к размышлению - о перевозке радиоактивных веществ без лицензии)

Люди, проживающие по берегам Енисея ниже ГХК, используют радиоактивный ил, песок, глину для своих нужд (в том числе для песочниц в детских садиках, во дворах).

На острове Городской в Енисейске несколько десятков лет находится 10-сантиметровый слой речных отложений, отнесённый по содержанию цезия-137 к категории радиоактивных отходов. Остров давно стал полуостровом, по которому ездят машины, ходят люди, в том числе дети, купаются, загорают, рыбачат. Жители Енисейска берут на острове песок для своих дач, огородов.

То же самое в Усть-Ангарске. Напротив посёлка отвалы пустой породы старого уранового рудника, с высоким гамма-фоном. Там детишки лето проводят у своих бабушек и дедушек. Камешки красивые собирают, рыбку ловят.

На заводе тяжёлых экскаваторов около 20 лет назад в плавильную печь попал цезиевый источник (Сs-137). До сих пор на территории завода находятся радиоактивные шлаки с высоким содержанием цезия-137 (те же "горячие" частицы).

На заводах, на ТЭС, ТЭЦ работают со шлаками, отвалами (угольными, металлургическими), с золой и т.д., в которых концентрируются природные радионуклиды. Гамма-фон на поверхности золо- и шлакоотвалов может превышать 100 мкР/час (1 мкЗв/час).

Все строительные материалы, особенно бетон, шлакоблоки, содержат радионуклиды.

Наши тела радиоактивны. В нас есть калий-40, радон, продукты его распада, а также другие радионуклиды, которые всегда есть в продуктах питания, воде. Суммарная радиоактивность тела взрослого человека (по данным экспертов МАГАТЭ) достигает 50 000 беккерелей (Бк) или распадов в секунду, что сравнимо с активностью "горячих" частиц. Перетаскиваем себя без лицензии.

Мы перетаскиваем с места на место и самих себя, и продукты питания, и калийные удобрения (покупаем в магазинах, не имеющих лицензии на право обращения с радиоактивными веществами, как и производители и перевозчики удобрений). А мешок с калийными удобрениями даёт гамма-фон (мощность дозы гамма-излучения) до 60 мкР/час (0,6 мкЗв/час).

До относительно недавнего времени выпускали наручные часы (и другие приборы) со светящимися стрелками, циферблатами на основе радиоактивного фосфора. Гамма-фон на поверхности часов многократно превышал гамма-фон на поверхности "горячих" частиц.

В салоне самолёта гамма-фон составляет 200 мкР/час (2 мкЗв/час) и выше.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»