12.01.2007

Юрий Дерябин

Независимое военное обозрение

В годы холодной войны нейтральные финны работали на разведку США

Об авторе: Юрий Степанович Дерябин - чрезвычайный и полномочный посол РФ, руководитель Центра Северной Европы Института Европы РАН.

В минувшем декабре первая программа телевидения Финляндии YLE TV-1 сообщила сенсационную новость: оказывается, в 1940-1950-х годах ЦРУ и военная разведка США привлекли к своей работе значительную группу финских ученых для секретных исследований, касающихся ракетно-ядерной программы СССР.

Ценная страна

Эмиссары из Вашингтона поставили перед финнами следующие задачи: вести наблюдение за советскими ядерными испытаниями, определять маршруты полетов стратегических бомбардировщиков восточного соседа Суоми, способствовать расчету траекторий для американских ракет, предназначенных для поражения целей на территории СССР (в их число входили Москва и Ленинград). Спецслужбы США также интересовались ядерным оружием поля боя и тактическими ракетами Советского Союза. Кроме того, финны помогали заокеанским разведчикам в слежке за подводными лодками ВМФ СССР, действовавшими в Балтийском море: данные об их перемещении передавались на американскую навигационную систему LORAN C.

Но прежде всего, конечно, Вашингтон беспокоила советская ядерная программа. После успешного начала ее реализации в США решили разработать и создать специальную систему обнаружения ядерных испытаний. Причем к обслуживанию системы предлагалось привлечь лучших специалистов не только из Соединенных Штатов, но и из других стран. Среди первых выбор пал на финских ученых, которым было суждено участвовать в одном из самых секретных проектов в истории американской разведки.

Не случайно именно Финляндия была выбрана как одно из наиболее подходящих мест для такого рода деятельности спецслужб США. Этот вопрос не раз внимательно изучался на стратегических совещаниях в Белом доме. Разумеется, учитывалось геополитическое положение Суоми. И здесь, пожалуй, решающую роль сыграли два обстоятельства: особенности геологического строения земных пластов, совпадающие с Кольским полуостровом и островами Новой Земли, а также географическая близость к местам, где СССР проводил в то время основные ракетно-ядерные эксперименты.

К числу не менее важных факторов следует также отнести практический опыт, накопленный финнами в сейсмологии и геодезии, высокий уровень специалистов Финляндии. К концу 1950-х годов в стране уже была создана сеть сейсмологических станций - в Соданкюля, Нурмиярви, Кайяани, Порккала, Порвоо, Хельсинки, Йоенсуу. Позднее их строительство продолжилось. Существовали планы создания в Нурмиярви неподалеку от Хельсинки секретного особо прочного и оснащенного самым современным сейсмическим оборудованием супербункера, который выдержал бы первый ядерный удар. Однако этот план не был реализован из-за особенностей почвы в этом районе.

Безусловно, американцы принимали во внимание и то, что большинство финских деятелей науки, в отличие от ученых других европейских стран, не испытывали симпатий к коммунизму, были настроены прозападно. К тому же у населения еще свежи были в памяти войны с Советским Союзом.

Так Финляндия стала одним из важных звеньев сети слежения за советскими ядерными проектами, которой США окружили СССР. Кстати, Швеция в 1960-х годах отказалась от оказания такого рода дружеской услуги Вашингтону, сославшись на свою политику нейтралитета.

Под присмотром ЦРУ

Ведущую роль в сотрудничестве с американцами сыграли Вейкко Хейсканен, видный финский специалист в области геофизики и геодезии, работавший в Международном институте земной коры, и профессор Хельсинкского университета Эйо Весанен, который считался одним из наиболее перспективных сейсмологов Финляндии. Хейсканен был приглашен в 1948 году в Штаты, а через два года ему предложили должность профессора-исследователя в университете Огайо (штат Колумбия), одном из крупнейших мировых центров геодезии. Тогда же администрация университета в Сиэтле (штат Вашингтон) предложила потрудиться у себя Весанену.

Последний находился в США около четырех лет, после чего вернулся в Финляндию, возобновил работу в сейсмологическом институте университета Хельсинки. А в Сиэтле Весанен установил в подземных сейфовых хранилищах тамошнего университета сверхчувствительное оборудование и часовые инструменты повышенной точности. С их помощью (они дублировались еще двумя комплектами) можно было зарегистрировать и идентифицировать даже незначительные землетрясения и ядерные взрывы в любой точке земного шара. Об этом тогда много писалось в местных газетах, но затем Весанен исчез из сферы публичности. Его имя даже не упоминается в литературе об истории американской сейсмологии, весьма скупо говорится о нем и в финских публикациях. Хотя, как утверждается, он продолжал поддерживать связь с американцами. В начале 1960-х США тайно поставили оборудование для этих целей институту сейсмологии. Умер Весанен в 2005 году в возрасте 93 лет.

Что касается Хейсканена, то его карьера сложилась по-иному. Он остался в Америке и продолжал трудиться в Огайо до 1960 года. В университете был создан специальный центр геодезии, фотограмметрии и картографии (IGPC). Помимо Хейсканена им руководил кадровый военный разведчик, начальник отдела науки и технологии ЦРУ Уоллес Броди. В центре работали другие финны, в том числе профессор Куккамяки, который позднее стал директором института геодезии в Хельсинки. В последние годы особое внимание Хейсканен уделял проблемам, связанным с ракетами и разведывательными спутниками.

В конце концов ЦРУ и ВВС США, которые щедро финансировали работы Хейсканена, предложили ему полностью сосредоточить деятельность IGPC на исследованиях военного характера, которые охватывали бы Евразию с приоритетом "на линию Ленинград-Москва-Сталинград". Однако Хейсканен выступил против полного засекречивания центра, предложив подумать о создании "Всемирной геодезической системы", которая занималась бы и работами гражданского назначения, была доступна для ученых и из других стран, наладила открытый обмен научной информацией. ЦРУ и ВВС на это в принципе вроде бы согласились, но на практике исследования велись по разработанным ими планам. Ведь именно американские разведчики и военные давали центру деньги и пополняли его кадры своими людьми.

После возвращения в Финляндию Хейсканен возглавил основанный им в 1960 году сейсмологический институт в Хельсинки, где проработал до ухода в отставку до 1971 года. Институт вскоре превратился в один из ведущих мировых центров в области сейсмологии. Но, что особенно интересно, в число главных его достижений входит разработка методов обнаружения ядерных взрывов. Специалистов-сейсмологов из Хельсинки часто приглашали в США. Самим же американцам удалось достигнуть результатов такого же уровня лишь через несколько лет.

Деятельность института в значительной мере финансировалась Вашингтоном через Центр геологической разведки (US Geological Survey) Министерства торговли США. Средства выделялись и другим странам - кроме социалистических. Институт Хейсканена часто посещали представители американской разведки.

Знала ли Москва?

Данные, полученные финнами, передавались в США - в созданную Пентагоном систему ARPANET - с помощью спутников через Норвегию. Там функционировали станции разведки и слежения, построенные совместно американцами и норвежцами. Например, в 1971 годы благодаря средствам, выделенным Вашингтоном, на территории североевропейского королевства, вблизи города Хамар появилась система станций слежения NORSAR. Там регулярно бывали финские специалисты - как в штатском, так и в форме, в том числе начальник военной контрразведки Финляндии полковник Гуннар Эман. Причем норвежские источники не отрицают разведывательных и военных аспектов подобных вояжей.

Разумеется, сотрудничество финских ученых с ЦРУ и Пентагоном осуществлялось в обстановке строжайшей тайны, все данные и расчеты, переданные американцам, имели гриф "совершенно секретно", доступом к ним пользовался весьма ограниченный круг лиц. Об этих контактах не ведали ни парламент, ни правительство Суоми, хотя нельзя исключать, что Урхо Кекконен, президент Финляндии в 1956-1981 годах, был в курсе дела. Кое-что знали и отдельные военачальники финской армии. Позднее многие материалы были уничтожены, а часть микрофильмирована. Говорят, что некоторые микрофильмы сохранились: они находятся в США и частично в финских архивах. Однако непосредственные участники проекта, которых осталось в живых совсем немного, по-прежнему предпочитают о нем помалкивать.

Ну а что же КГБ и ГРУ? Ведь Советский Союз, с которым Финляндия была тесно связана Договором о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, заключенным еще в 1948 году, весьма пристально следил за любыми шагами Хельсинки в западном направлении. Суоми была наводнена советскими разведчиками, работавшими либо "под крышей" посольства и других официальных представительств, либо нелегально. Им активно помогали немало финнов, прежде всего коммунистов. Но знали ли в Москве что-либо конкретное о деятельности граждан соседней страны, которые по заданию Пентагона и Лэнли отслеживали ход выполнения ракетно-ядерной программы СССР, вычисляли траектории советских ракет и способствовали наведению на цели американских?

До сих пор этот вопрос остается открытым. Возможно, какие-то материалы на этот счет имеются в секретных архивах соответствующих советских ведомств. Но это еще предстоит установить.

Хотя официальные лица Финляндии пока воздерживаются от комментариев, а местная пресса старается почему-то приглушить эту тему, многие финны спрашивают: насколько указанная деятельность ученых Суоми была правомерной, нельзя ли ее назвать враждебной СССР, квалифицировать как прямое содействие в шпионаже против восточного соседа?

Думается, нельзя не согласиться с мнением журналиста Юкки Рислакки, первым рассказавшим широкой публике о сотрудничестве финских ученых с США на разведывательном поприще. Рислакки, в частности, заявил: "Механизм контроля над ядерными испытаниями - это хорошее дело, поскольку важно знать, где, кто и когда производит такие испытания. Однако если при этом преследуются секретные цели, служащие интересам иностранных государств, то возникает вопрос. Пожалуй, можно сказать, что в этом случае финны выбрали свою сторону в холодной войне. Они встали на сторону Запада, хотя об этом никто не говорит публично".




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»