17.11.2006

Дарья Юрьева

Российская газета

Тегеран ждет ядерная весна

В Иране обнаружили высокообогащенный уран и плутоний

Вчера у мирового сообщества появился еще один, на сей раз весьма серьезный повод усомниться в мирном характере ядерной программы Тегерана.

Как стало известно, на свалке радиоактивных отходов, которая расположена в непосредственной близости от одного из иранских ядерных объектов, были обнаружены следы урана и плутония, обогащенных до степени, необходимой для производства ядерного оружия.

Эти сведения содержатся в новом докладе МАГАТЭ. Представители агентства уже потребовали от Тегерана официальных объяснений.

Это произошло через несколько часов после того, как президент Ирана Махмуд Ахмадинежад публично объявил о новых ядерных планах страны. По его словам, Тегеран уже весной будущего года закончит работу над созданием собственных промышленных мощностей для полного цикла обогащения урана.

Комментарий

Георгий Мирский, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор исторических наук:

- Все события, связанные с иранской ядерной проблемой, надо рассматривать на фоне важного процесса глобального масштаба - выдвижения Ирана на центральную позицию в мировой политике.

Достаточно послушать последние выступления президента этой страны Махмуда Ахмадинежада, чтобы понять: Тегеран разговаривает со всем миром с позиции силы. Он уверен в себе как никогда. Он ничего не боится. Целеустремленно двигаясь к созданию ядерного оружия, Иран использует исключительно выгодные для него международные условия.

Во-первых, американская военная интервенция привела к гибели двух соседних режимов, представлявших главную угрозу для Ирана: диктатуры Саддама Хусейна в Ираке и режима талибов в Афганистане. Сейчас среди соседей у Ирана нет соперников. Он становится не просто региональным тяжеловесом, а доминирующей державой на всем Ближнем и Среднем Востоке.

Во-вторых, вторжение США в Афганистан и особенно в Ирак привело к небывалому росту антиамериканских настроений во всем мусульманском мире. Иранское руководство, спекулируя на этом, выдвигается на роль главного защитника ислама в борьбе против агрессивной Америки. И хотя Иран - шиитское государство (а шииты составляют всего одну десятую часть всех мусульман мира, остальные сунниты), сейчас и сунниты смотрят на Иран как на авангард в борьбе против Запада и Израиля.

В-третьих, в том, что касается иранской ядерной проблемы, существуют серьезные разногласия между США и Западной Европой с одной стороны и Россией с Китаем - с другой. Позиция России и Китая такова: не надо изолировать Тегеран и загонять его в угол, будет только хуже. Иран порвет с МАГАТЭ и будет бесконтрольно развивать ядерную промышленность в военном направлении. То есть мы добьемся того, чего хотели избежать: Тегеран станет обладателем ядерного оружия.

На руку Ирану также заинтересованность России, Китая и некоторых западноевропейских стран в экономическом развитии этого богатого и перспективного для инвестиций государства.

В-четвертых, Иран не боится военного удара со стороны США. Особенно сейчас, после поражения партии Буша на выборах. Даже если бы и были нанесены точечные удары с воздуха - о сухопутной операции не может быть и речи, - это не ликвидировало бы режим духовных властителей в Тегеране, а лишь привело бы к огромным человеческим жертвам и экономическим потерям. Зато и Ахмадинежад, и духовный лидер исламской революции аятолла Хаменеи выглядели бы героями.

Израиль сейчас тоже не в том состоянии, чтобы нанести удар: он переживает мучительный кризис после ливанской войны.

Не боится Иран и санкций Совбеза ООН. О санкциях действительно смертельных, то есть запрете на экспорт нефти, не может быть и речи. Остальные же меры принципиального ущерба Ирану не принесут. Ахмадинежад даже сказал, что день, когда будут приняты санкции, станет счастливым днем для Ирана.

И вот теперь он говорит о введении в действие 60 тысяч центрифуг для обогащения урана. Время упущено, остановить Тегеран уже невозможно. Он становится одной из главных мировых держав. И, без сомнения, станет ядерной державой. Никакие попытки уговорить его прекратить обогащение урана ни к чему не приведут.

Сейчас Иран будет целенаправленно двигаться к созданию атомной бомбы. Она не нужна ему, потому что трудно представить, против кого Тегеран смог бы ее использовать. Израиль, конечно, в этом отношении может быть благоприятным объектом. Но дело в том, что на территории Палестины между Средиземным морем и рекой Иордан наряду с шестью миллионами евреев живет почти столько же арабов, в основном мусульман. Иран не может сбросить бомбу, которая уничтожит такое количество приверженцев ислама.

Так что она нужна скорее не как оружие для нападения, а как подтверждение того, что Иран влился в ряды великих держав, как повышение его статуса.

Что касается России, то при всех обстоятельствах нашей стране нужно постараться сохранить хорошие отношения с Тегераном. Мы задействованы в строительстве атомной электростанции в Бушере, которая принесет большие деньги. Есть и другие совместные проекты, способные дать миллиарды долларов нашим компаниям. В принципе России эта бомба не угрожает, а непосредственные выгоды, материальные и геополитические, Москва получит. Иран де-факто становится лидером исламского мира, поэтому России выгодно поддерживать с ним контакты. Здесь есть только одно ограничение. Важно не переусердствовать, чтобы окончательно не поссориться с Вашингтоном.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»