16.11.2006

Виталий Хижняк

специально для NuclearNo.ru

Генеральный директор Горно-химического комбината Гаврилов П.М. встречается с экологами

8 ноября 2006 года новый генеральный директор Горно-химического комбината Гаврилов Пётр Михайлович по своей инициативе встретился с представителями экологических организаций Красноярска. Цель, как её определил генеральный директор, - познакомиться с экологической общественностью, обозначить свои позиции по вопросам дальнейшего развития ГХК и атомной энергетики в целом, послушать мнение экологов, ответить на вопросы.

Нас, представителей некоммерческих экологических организаций (НКО), эта инициатива откровенно порадовала, ибо в разные годы со стороны руководства ГХК проявлялись разное отношение и разные подходы к "зелёным" (в том числе как к зелёным в смысле непрофессионалам и т.п.) - от откровенной неприязни до осторожного сотрудничества.

На встрече присутствовали также основные руководители ГХК, в том числе: исполняющий обязанности главного инженера Устинов Александр Алексеевич, начальник радиоэкологического центра Шишлов Алексей Евгеньевич, начальник технического отдела Зяпаров Ильдар Рахимович, представители режимных отделов, а также директор Красноярского регионального информационного центра Росатома Распопов Эдуард Владимирович. От экологических организаций: директор Красноярского Гражданского Центра ядерного нераспространения Михеев В.И., директор филиала этого Центра в Железногорске Мамаев А.Г., исполнительный директор общественной организации "Красноярский Краевой Экологический Союз" Зубов Н.А., консультант и эксперт этих организаций к.т.н. Хижняк В.Г. и председатель общественного комитета экологического движения Николаев Н.П.

В результате взаимного представления и знакомства директор ГХК с удовлетворением отметил, что в НКО имеются профессионалы - как в разных областях знаний и профессий, так и, в том числе, профессионалы-атомщики. Оказалось также, что два представителя ГХК и три представителя НКО (из сидящих за овальным столом) - члены "Координационного совета по радиационной безопасности населения Красноярского края" при губернаторе края, а В.Г. Хижняк - секретарь этого Совета.

Для начала общения директор ГХК обозначил свои задачи, свои позиции, свой подход к развитию комбината и атомной энергетики. Его задачи - сохранить комбинат, вдохнуть в него новую жизнь, развивать новые производства, в том числе конверсионные (завод по получению поликремния), инфраструктуру, образование. С точки зрения руководства ГХК необходимо также увеличить до 9 тысяч тонн ёмкость "мокрого" хранилища (хранилища бассейнового типа) для хранения ("технологической выдержки") отработавших тепловыделяющих сборок (ОТВС) с реакторов ВВЭР-1000 и построить "сухое" хранилище ёмкостью 38 тысяч тонн для приёма и хранения ОТВС с реакторов РБМК-1000. При этом речь идёт об ОТВС с атомных электростанций (АЭС) России и ближнего зарубежья, то есть бывших республик СССР (Украина, Армения) и стран соцлагеря (Болгария). О странах дальнего зарубежья речь не идёт. Но так как количество отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) в России уже достигло 20 тысяч тонн и количество его непрерывно увеличивается, то его надо будет в итоге перерабатывать, жидкие низко активные отходы (НАО) закачивать в подземные горизонты, а средне и высоко активные (САО и ВАО) отверждать и захоранивать. Соответствующие технологии есть.

Забегая вперёд, скажу, что в ответах на вопросы директор сказал, что для ГХК слишком накладно поддерживать в рабочем состоянии тоннель под Енисеем, ведущий к "Площадке 27", на которой планировалось закачивать в подземные горизонты жидкие НАО и САО от переработки (регенерации) (ОЯТ) на заводе РТ-2. "Площадка 27" - это аналог полигона "Северный", на котором долгие годы велась закачка в подземные горизонты жидких низко- и средне-активных отходов от переработки облучённого урана. Но завода пока нет, ибо нет современных технологий, которые ещё надо разрабатывать. Поэтому возможно тоннель придётся законсервировать, возможно - залить водой (чтобы не было разрушений), которую в случае необходимости можно будет откачать.

Директор напомнил также, что запасов углеводородного топлива осталось не слишком много, что выбросы СО2 приводят к парниковому эффекту и изменению климата. Поэтому будущее за атомной энергетикой. До 2015 года планируется построить 10 энергоблоков (что вызвало сомнение у участников встречи).

Затем свои мнения и предложения высказали экологи.

В. Хижняк обратил внимание на другие стороны атомной энергетики, о которых директор не говорил. В частности, напомнил, что до 40-х годов прошлого века, до начала атомной эры природа и человечество сотни миллионов лет формировались и жили в условиях естественного радиационного фона. При этом количество естественных радионуклидов (ЕРН) невелико - можно пересчитать по пальцам рук и ног. С появлением же атомных производств, атомной энергетики радиационный фон стал катастрофически увеличиваться. Радиоактивные изотопы появились у всех элементов таблицы Менделеева. При этом любой реактор, любая АЭС даже в штатном режиме постоянно выделяют в природную среду искусственные радионуклиды. Самым же экологически "грязным" (в радиационном плане) узлом технологической цепочки от уранового рудника до могильника радиоактивных отходов (РАО) являются радиохимические заводы (РХЗ). Все основные радиоактивные следы на Земле (если не считать следы от атмосферных ядерных испытаний) - именно от РХЗ, на которых перерабатывался облучённый уран. А облучённый уран - это "семечки" по сравнению с ОЯТ. Переработка ОЯТ чисто затратное производство, а к переработке и отверждению (остекловыванию) накопленных за время холодной войны жидких ВАО американцы приступили только в конце 90-х годов прошлого века, для чего потребовалось построить современнейший завод с дистанционным управлением всеми основными операциями и расположенным рядом могильником (Savannah River Site).

В. Хижняк сказал также, что количество проблем при переработки ОЯТ не сокращается, а лавинообразно растёт - выпускаем джина из бутылки. Это - загрязнение природной среды искусственными радионуклидами и увеличение радиационного фона. Это - проблема плутония: что с ним делать? Напомнил в связи с этим, что проблема урана (после открытия его деления и возможности цепной реакции) была решена за 4-5 лет. Энрико Ферми в 1942 году запустил первый урановый реактор (управляемая цепная реакция), а в 1945 году взорвали первую атомную бомбу (неуправляемая цепная реакция).

Проблема же плутония за те же 4-5 лет была решена только для неуправляемой цепной реакции - взрыва. Использовать его в реакторах в качестве топлива пытаются уже более 60-ти лет - не позволяет (по известным причинам - нет запаздывающих нейтронов). Использование его в составе МОХ-топлива - не выход, ибо сколько его выгорит, столько же и накопится в тех же самых сборках, не говоря о чисто урановых.

Следующая проблема - объёмы образующихся РАО, особенно низко активных. Они в сотни и тысячи раз больше, чем объём сборки (ОТВС). И, наконец, ещё одна проблема: регенерированный уран более опасен по сравнению с природным или свежим обогащённым (по гамма-излучению), и его можно использовать один, максимум два раза. Затем встанет тот же вопрос, та же проблема - что делать с ОТВС второго и третьего поколения? И последнее. Увеличение радиационного фона приводит к генетическому поражению человеческой популяции - с одной стороны и увеличению электропроводности атмосферы - с другой. А увеличение электропроводности атмосферы ведёт к увеличению количества природных катаклизмов. Так, например, количество, интенсивность, сила гроз, молний над Индийским океаном за последние 20 лет увеличилась в 100 раз. Возросло количество наводнений, количество торнадо на территории США. Торнадо добрались уже до Турции.

В. Михеев обратил внимание на возможность обнаружения на берегах Енисея "горячих частиц". Высказал сожаление, что нас в последние годы перестали приглашать на заседания КНТС (Координационный совет по научно-технологическому сопровождению строительства завода РТ-2) и другие встречи. Необходимо более тесное сотрудничество. Правда, выяснилось, что заседания КНТС в последние годы не проводились.

Н. Николаев обратил внимание на общеэкологические проблемы, на необходимость контроля за деятельностью производств ГХК, сотрудничества с экологами. Предложил приглашать экологов для обсуждения проблем и организовать экскурсии для знакомства с объектами ГХК (сухое хранилище и др.). Задал вопрос о судьбе туннеля под Енисеем.

А. Мамаев поднял вопрос о цене за ввозимое на ГХК ОЯТ с российских и зарубежных АЭС (Украина). Эта цена гораздо ниже, чем в других странах.

Н. Зубов поддержал выступление В.Хижняка, сказал, что краевой экологический союз в своей работе всегда привлекает экспертов-профессионалов. Сказал о необходимости более интенсивного поиска и разработки альтернативных источников энергии. Дал информацию о проекте "Экодом", что заинтересовало директора комбината.

В процессе дискуссии директор ГХК постарался ответить на вопросы, высказать свою точку зрения, свою оценку проблем. Заверил участников встречи, что вопросы безопасности производств ГХК - главное и что они находятся в центре его внимания. Сказал о существовании технологий для переработки ОЯТ, очистки регенерированного урана и его повторном использовании для приготовления топлива для АЭС; о перспективах использования плутония ("быстрые реакторы"). О цене за ввозимое ОЯТ ведутся переговоры, и она будет повышена. Готовы организовать поездку на сухое хранилище. Готовы к сотрудничеству с общественниками-экологами.

Это была первая, ознакомительная, встреча, на которой стороны только обозначили свои позиции, свой взгляд на проблемы ГХК и атомной энергетики в целом. Считаю, что она прошла успешно. Договорились о сотрудничестве, в том числе через Координационный совет по радиационной безопасности.


Фото Владимира Михеева





Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»