02.11.2006

Беннетт Рамберг

Los Angeles Times & ИноСМИ.Ru

Почему Северной Корее нравится бомба

Программа создания ядерного оружия играет важную роль в поддержании репрессивного режима Ким Чен Ира

На первый взгляд, заявление Северной Кореи о том, что она планирует возобновить участие в шестисторонних переговорах по ядерным вооружениям, означает некоторую победу дипломатии. Чтобы заставить Ким Чен Ира (Kim Jong Il) вернуться за стол переговоров, Соединенные Штаты в сотрудничестве с союзниками добились принятия ряда резолюций ООН и введения экономических санкций, а также пригрозили и другими мерами.

Однако в целом переговоры будут иметь результат только в том случае, если Северная Корея придет к выводу, что уничтожение ее ядерной программы будет больше способствовать выживанию режима, чем ее сохранение. История ядерного разоружения в сочетании с уникальной ситуацией в Северной Корее позволяет предположить, что такая возможность остается отдаленной перспективой.

Сравните Северную Корею с тремя странами, отказавшимися от своих ядерных амбиций - Южной Африкой, Ливией и Украиной - и вы поймете, что у Пхеньяна еще нет необходимых предпосылок, чтобы сделать то же самое.

Под прикрытием мирной ядерной программы, предназначенной для осуществления взрывов при строительстве портов и нефтехранилищ, Южная Африка - при президенте Питере Боте (P.W. Botha) - создала шесть атомных бомб. Истинными причинами являлись международная изоляция, вызванная апартеидом, и вера в то, что это оружие поможет сдержать советскую и кубинскую угрозу у границ Южной Африки.

Ливия так и не создала ядерного оружия, хотя потратила на это десятки лет. Ее лидер Муаммар Кадафи (Moammar Kadafi), хотел купить ракеты у Китая, обогатительное оборудование у Франции, реакторы у США, атомную подводную лодку у Советского Союза и урановую руду у Чада.

Триполи добился некоторого успеха в 1990-х годах, когда получил через контрабандную сеть пакистанского ученого-ядерщика Адбула Кадира Хана (Abdul Qadeer Khan) основы программы создания ядерных центрифуг и чертежи ядерного оружия, которые стали хорошим дополнением к другим приобретениям, сделанным Ливией на черном рынке.

Киев не стремился создать атомное оружие, оно оказалось у него после того, как Украина стала преемницей Советского Союза. В ее арсенале оказались около 3000 тактических ядерных ракет, а также 1240 стратегических ядерных боеголовок, размещенных на 176 межконтинентальных баллистических ракетах, что сделало Украину владелицей третьего в мире ядерного арсенала.

Что побудило эти три страны отказаться от своих ядерных капиталов и какие можно извлечь из этого выводы для Северной Кореи? В случае Южной Африки с уходом кубинских и советских войск исчезла сама необходимость ядерного оружия. Преемник Боты Фредерик Де Клерк (F.W. de Klerk) считал уничтожение ядерного оружия одним из условий, необходимых для снятия международной изоляции его страны.

Для Ливии подобная изоляция, последовавшая за взрывом самолета над Локбери, стала растущей стратегической ношей. Нефтяные доходы резко уменьшились, приводя экономику в упадок. Страна, способствовавшая ранее распространению терроризма, обнаружила, что сама стала мишенью новой волны исламского терроризма, которая могла бы быть подавлена с международной помощью. Кроме того, существовала угроза превентивного удара со стороны Соединенных Штатов, дополняемая событиями в Ираке. Закрытие ядерной программы давало шанс заключить сделку с Западом.

Украина решила, что ядерный статус пойдет во вред национальному самосознанию и безопасности. Он привязал бы Киев к принадлежащей Москве системе контроля и управления ядерным оружием, не выпуская новообразованную страну из российской орбиты. Содержание ядерного оружия стало бы излишней экономической ношей. Ядерный курс также поставил бы под угрозу экономические и политические связи с Западом.

Все эти страны пришли к выводу, что ядерное разоружение будет способствовать укреплению безопасности и процветанию. Корни ядерной программы Северной Кореи, в сочетании с природой ее режима, вызывают в Пхеньяне совсем иные мысли.

Ядерные устремления Пхеньяна, испуганного угрозами Соединенных Штатов прибегнуть к ядерному оружию для окончания корейской войны, получили импульс во время кубинского ракетного кризиса 1962 года. Северная Корея пришла к выводу, что она не повторит судьбу Кубы, которая оказалась "покинутой" своим советским союзником. Надежда должна быть только на саму себя. Сначала она в 1960-х годах получила из Москвы исследовательский реактор, затем местные таланты построили и другие заводы.

Для Ким Чен Ира ядерное оружие является средством сохранения своей свободы. Оно является причиной международной напряженности, которая оправдывает казарменное положение. Оно компенсирует слабость обычной армии, предоставляя защиту от имеющихся у США, по мнению Северной Кореи, военных планов. Оно служит рычагом для получения международной гуманитарной помощи и экономических инвестиций из обеспокоенной Южной Кореи. И, кроме всего прочего, оно позволяет экономически несостоятельному режиму демонстрировать силу, решимость и современность.

В отличие от Ливии, Южной Африки и Украины, Северная Корея еще не подошла к рубежу, необходимому для отказа от ядерных устремлений: а именно к желанию покончить с добровольной политической изоляцией. Более того, она продолжает считать изоляцию и ядерное оружие основными элементами, необходимыми для сохранения режима.

И с этим фактом нам скорее всего придется жить, что бы мы ни говорили.

Беннетт Рамберг работала в Бюро по политическим и военным делам Государственного департамента США в администрации Джорджа Буша-старшего (George H.W. Bush)




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»