01.11.2006

Брет Стивенс

The Wall Street Journal & ИноС

Бомбу Ирану - своими руками

Неужели администрация Буша всерьез настроилась на то, чтобы своими руками вручить Ирану ядерную бомбу? Если внимательно вчитаться в пока еще конфиденциальный текст проекта резолюции, которую вскоре предстоит принять Совету Безопасности ООН, то возникает впечатление, что именно так.

Сегодня, конечно, Хэллоуин, но эта статья - не шутка и не колядка. Дипломатическая работа, направляемая заместителем госсекретаря Ником Бернсом (Nick Burns), вступает в завершающую стадию, в конце которой, судя по всему, сидит наше правительство, уже готовое одобрить европейский вариант резолюции СБ ООН, налагающей на Исламскую Республику ограниченные санкции за несоблюдение условия по прекращению обогащения урана до 31 августа. На прошлой неделе поступило сообщение о том, что Иран снова проводил обогатительные операции на своем `каскаде` из примерно 160 центрифуг, после чего шансы на окончательное согласование и подписание резолюции значительно выросли. К марту следующего года Иран предполагает запустить систему из трех тысяч центрифуг, которая действительно может `раскрутить` гексафторид урана так, что на выходе получится либо топливо для реактора, либо материал для ядерного оружия.

Месяц назад госсекретарь Кондолиза Райс дала нашей газете интервью, в котором заявила, что если СБ ООН применит санкции, то США это, конечно, не удовлетворит окончательно, но тем не менее создаст дополнительное давление на Тегеран и откроет дорогу к последующим еще более жестким действиям Совета Безопасности, если в таковых возникнет необходимость. И с первого взгляда нынешний вариант преследует именно такую цель. В тексте в первую очередь отмечается, что Международное агентство по атомной энергии `не в состоянии окончательно заявить, что в Иране нет незаявленных ядерных материалов и в этой сфере не проводится никаких незаявленных работ`, а затем говорится о запрете продавать или передавать Ирану `любые предметы, материалы, оборудование, товары и технологии, могущие способствовать разработке Ираном ядерной программы и производству баллистических ракет`, а также о заморозке финансовых активов всех частных и юридических лиц, участвующих в разработке указанных программ.

Однако в конце прописано одно-единственное исключение - Бушер. Через такую дыру можно при желании проехать хоть на самосвале, а в случае с Ираном это будет самосвал, груженный 330 килограммами реакторного плутония. При желании этого количества хватит, чтобы сделать до 55 атомных бомб - таких же, какие были сброшены на Нагасаки.

Что такое Бушер? Это легководный атомный реактор, который Россия, несмотря на возражения правительства Клинтона, начала строить в Иране еще в середине 90-х годов. Сейчас, когда с начала проекта прошло десять лет, комплекс стоимостью в миллиард долларов практически готов: чтобы ввести его в строй, остался сущий пустяк - плутоний, который Москва обещает поставить к октябрю следующего года. Поэтому русским сделали уступку и прописали в проекте резолюции, что запрет на передачу Ирану ядерных технологий `не касается поставок материалов, оборудования, товаров и технологий, а также технического, образовательного, финансового, инвестиционного, посреднического и иного содействия, относящихся к строительству объекта `Бушер-1``.

В течение многих лет все были уверены, что реакторы на легкой воде нельзя использовать - по крайней мере, так, чтобы об этом никто не узнал - для производства оружейного урана или плутония. Именно по этой причине в 1994 году президент Клинтон согласился на поставку двух таких реакторов в Северную Корею в обмен на замораживание работ на реакторе в Йонбене, который использовать в военных целях было гораздо проще. Однако, как объяснил нам по телефону Генри Сокольски (Henry Sokolski), специалист из вашингтонского Образовательного центра по нераспространению ядерных технологий (Nonproliferation Education Center), это мнение устарело уже как минимум три десятка лет тому назад: Иран спокойно может изъять из бушерского реактора топливные сборки, состоящие из слегка обогащенных урановых таблеток, и заменить их `манекенами`, отличить которые от настоящих при нынешнем уровне развития инспекционной техники МАГАТЭ вряд ли в состоянии. На трех тысячах центрифуг обогащение такого урана до оружейного займет не более пяти недель.

И это еще не все. После года работы реактор в Бушере отдаст в виде отходов те самые 330 килограммов плутония, о которых мы говорили выше, и уже этот плутоний можно перерабатывать на небольших объектах, которые можно рассредоточить так, что МАГАТЭ о них вообще никогда не узнает. И, в отличие от урана, разница в пригодности для производства ядерного оружия между реакторным и оружейным плутонием совсем невелика.

- Первую значительную партию [плутония] можно произвести дней за десять, а потом можно хоть каждый день выдавать столько, чтобы хватило на атомный заряд. Счет идет уже не на месяцы, а на недели.

Это значит, что нам необходимо радикально пересмотреть собственные оценки того, насколько скоро у Исламской Республики появятся все ингредиенты и технологии, необходимые для того, чтобы сделать атомную бомбу. Еще в июне директор национальной разведки Джон Негропонте (John Negroponte) говорил, что Иран сделает это к 2010-2015 годам - то есть уже после того, как уйдет президент Буш, да и сам Негропонте, скорее всего, тоже. Однако, по словам Сокольски, если Бушер начнет работу, то Иран может добиться желаемого `до конца следующего года`. При этом известно, что схема ядерного боеприпаса у Ирана уже есть - скорее всего, благодаря трудам небезызвестного А.К. Хана со товарищи.

Сторонники резолюции утверждают, что `бушерское исключение` - единственный способ добиться согласия русских вообще на какие-то санкции, и что такая резолюция, в которой есть хоть что-то - лучше, чем вообще никакой. Однако этот аргумент не выдерживает критики по трем пунктам.

Во-первых, кто сказал, что через год русские не дадут закончить строительство Бушера, если сегодня они против него не возражают? Во-вторых, почему международное сообщество вообще позволяет Ирану иметь хоть какой-то реактор, если за ним уже числится серьезнейшее нарушение соглашения о гарантиях выполнения Договора о нераспространении ядерного оружия?

Ну и наконец, почему США должны своими руками выдавать Москве индульгенцию на увеличение ее стратегических устремлений, которые все чаще пересекаются с американскими? Представьте, что было бы, если бы Владимир Путин потребовал, чтобы США отказались от поддержки многострадальной Грузии в обмен на содействие по иранскому вопросу. Разве мог бы Джордж Буш принять подобный `бартер`?

Тегеран дошел уже до крика, предостерегая всех кого попало, что, если будут приняты меры по прекращению его ядерной программы, это будет `чревато последствиями`. Ну и пусть будет. Правительству Буша уже давно пора собраться с духом и, не поддаваясь на блеф Ирана, выработать против вполне реальной опасности эффективные меры противодействия. Маски-шоу, которое готовится к исполнению в Тертл-бей (букв. `Черепаший залив`, район Нью-Йорка, где находится штаб-квартира ООН - прим. перев.), никак не подходит под это определение.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»