26.09.2006

Иван Грошков

Эксперт

Атом объединит арабов

Арабские государства приняли решение о координации усилий в развитии ядерных технологий, что может обернуться для российской атомной отрасли выгодными контрактами

Арабское агентство ядерной энергии - специальный орган Лиги арабских государств (ЛАГ) - в ближайшие полгода должно представить стратегию по приобретению и применению соответствующих знаний и технологий. Такое распоряжение дал генеральный секретарь ЛАГ Амр Мусса на основании решения, принятого в начале месяца министрами иностранных дел этих стран на каирской встрече. Никто особенно и не скрывает, что это решение - несколько запоздалая реакция арабов на активное желание Ирана развивать ядерные технологии. А также лишний повод напомнить Израилю о необходимости раскрыть перед международным сообществом свою ядерную программу: поставить атомные объекты под контроль МАГАТЭ и присоединится к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Впрочем, дело не только в политике. Арабы, несомненно, исходят и из чисто практических соображений. Ведь научно-исследовательские реакторы, имеющиеся у некоторых арабских государств, давно устарели. И до сих пор нет ни одной арабской АЭС, хотя ЛАГ называет атомную энергетику одним из самых перспективных источников энергии.

Интерес арабов к атомной энергетике может быть выгоден России, которая всерьез намерена укрепить свои позиции на мировых рынках атомного машиностроения. Возможности для плодотворного сотрудничества подкрепляются в том числе давними связями Москвы с арабским миром - упомянутые научно-исследовательские реакторы в ряде случаев советского производства. Но в то же время кризис вокруг иранской ядерной программы, принципиально угрожающий российскому контракту по строительству АЭС в Бушере, свидетельствует, что атомные проекты на Ближнем Востоке дело рисковое. Так, еще в начале 80?х СССР был вынужден забросить строительство атомной электростанции в Ливии из-за введения санкций против Триполи.

Общеарабское дело

Арабы подчеркивают, что их намерения исключительно мирные. Все государства ЛАГ подписали ДНЯО, все они, за редким исключением, члены МАГАТЭ, с которым у многих давно налажен контакт по программам технического сотрудничества. Амр Мусса заявил, что "как участники Договора о нераспространении ядерного оружия, арабские страны решили воспользоваться своим правом развивать ядерную энергетику в мирных целях". То же утверждает и Иран, но проблем от этого у Тегерана не меньше. Возможно, поэтому в арабском мире решили действовать сообща - так больше шансов добиться понимания мирового сообщества.

В соответствии с принятым решением ЛАГ предписала своим членам предпринять следующие важные шаги. Сформировать, где таковых нет, специальные комиссии и соответствующие органы по мирному использованию ядерной энергии. Сформировать независимые контрольные комиссии для мониторинга применения ядерной энергии, а также экспорта и импорта расщепляющихся материалов с целью обеспечения прозрачности процессов для международных организаций и международного сообщества. Обучать применительно к сфере мирного атома наукам и технологиям в арабских университетах.

Как полагают многие аналитики, движение ЛАГ в этом направлении произошло во многом под влиянием последних событий в Ливане и Палестинской автономии. "Мусульманская общественность стала значительно критичнее относиться к неравномерному распределению сил на Ближнем Востоке, где монополия и на мирный, и на военный атом фактически принадлежит Израилю. Этот факт рассматривается в контексте двойных стандартов, применяемых Западом по отношению к арабо-исламскому миру. Под давлением США либо по финансовым причинам большинство арабских стран свело к минимуму свои изначально амбициозные ядерные программы. Свое влияние оказала и авария в Чернобыле. Теперь же, глядя на "успехи" Ирана, который достаточно эффективно отстаивает свое законное право развивать ядерные технологии, арабы явно решили, что негоже отставать от Исламской Республики. Глядя на решительность Тегерана, простые арабы начинают все больше ему симпатизировать и все хуже относятся к слабости собственных властей. Поэтому принятие резолюции ЛАГ по ядерным технологиям вполне может быть нацелено на то, чтобы показать готовность властей арабских государств действовать решительно", - сказал "Эксперту" заместитель директора каирского Центра политических и стратегических исследований "Аль-Ахрам" Мохаммед эль-Сайед Саид.

Опасные партнеры

Однако арабам будет непросто убедить Запад в благонамеренности своих ядерных программ. Ведь в списке стран, представляющих потенциальный источник ядерной угрозы, который был составлен Стокгольмским международным институтом проблем мира (SIPRI), половина государств - арабские. Туда вписана даже дружественная американцам Саудовская Аравия. Там же и три главных возможных покупателя российских ядерных технологий - Египет, Сирия и Ливия.

На Западе хорошо помнят темное прошлое режима Муамара Каддафи с попытками заполучить ядерное оружие, применением химического оружия и поддержкой терроризма. И политика открытости, проводимая сегодня ливийскими властями, особенно после 2003 года, когда было снято многолетнее эмбарго на поставку в страну ядерных технологий, не заставит его забыть.

В сложном положении находится и Египет. По мнению исследователей Стокгольмского института, официальный Каир разрывается между ролью миротворца и борца за безъядерный Ближний Восток, с одной стороны, и желанием получить возможность встать на один уровень с соседним Израилем, который неофициально считается ядерной державой - с другой. Поэтому Египет - реальный кандидат на создание собственного ядерного потенциала. Именно этим, полагают эксперты SIPRI, займутся египтяне, если ядерная угроза со стороны Израиля или Ирана начнет возрастать.

Сирия же и вовсе входит в проведенную Вашингтоном "ось зла". И хотя ее имеющиеся возможности в атомной сфере пока явно недостаточны, под серьезные подозрения Дамаск может попасть в любой момент. При этом, согласно данным SIPRI, один из главных поводов пристальнее следить за сирийской ядерной деятельностью ни много ни мало соглашение о сотрудничестве с Россией, заключенное еще в 1998 году.

Наши позиции

Как бы то ни было, Россия имеет неплохие шансы войти в арабские атомные проекты. Из последних инициатив в этой сфере - готовность "Атомстройэкспорта" принять участие в сооружении атомной электростанции в Марокко. Оно было предано широкой огласке в тот же день, когда ЛАГ приняла решение о развитии мирного атома - 6 сентября. "Если в конце года Марокко объявит тендер на сооружение АЭС у себя в стране, наша компания примет в нем участие, тем более что все ресурсы и возможности для этого у нас есть", - заявил тогда директор "Атомстройэкспорта" Сергей Шматко.

Тему участия России в тендере по строительству АЭС в Марокко еще до визита Путина в эту страну обсудили в Москве с марокканской делегацией, возглавляемой генеральным директором Национального управления электрификации Юнесом Маамаром, представители Росатома, "Атомстройэкспорта", "Росэнергоатома" и корпорации ТВЭЛ. На московской встрече российские компании ознакомили марокканскую сторону с возможностями по строительству безопасной АЭС. Представители "Росэнергоатома", в частности, рассказали о реакторе ВВЭР-1000, который эксплуатируется на ряде российских атомных станций и сооружается на АЭС в Китае, Индии и Иране. Именно этот тип реактора Россия предлагает построить в Марокко. Марокко уже имеет опыт работы с высокими ядерными технологиями - под Рабатом действует научно-исследовательский реактор по производству изотопов для медицинских целей. Однако не стоит забывать, что у марокканцев давние и близкие отношения с Францией - одним из самых серьезных конкурентов России на рынке ядерных технологий.

У российских компаний есть план строительства АЭС, создания центра ядерных исследований и сооружения установки опреснения морской воды на базе атомного реактора в Сирии. Переговоры между Москвой и Дамаском о возведении атомной электростанции идут уже много лет, но пока безрезультатно. В самом начале 2003 года Росатом снова сообщил, что Сирия желает осуществления этого проекта и что Россия в принципе способна удовлетворить это желание, но конкретное соглашение пока не готово.

Примерно так же обстоят дела и с другим давним партнером - Египтом. В конце апреля прошлого года в Каире побывала делегация Росатома во главе с тогдашним его руководителем Александром Румянцевым. По итогам проведенных там переговоров он сообщил, что новый "межправительственный договор по сотрудничеству в атомной энергетике практически подготовлен". На тот момент якобы обсуждались уже "заключительные технические детали". Но до сих пор не начато осуществление ни одного нового проекта.

Какие-то работы сейчас идут разве что в Ливии. Там, согласно открытой информации Росатома, практически завершено выполнение контракта на реконструкцию систем водоснабжения и пожаротушения построенного при нашем содействии центра ядерных исследований "Таджура".




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»