20.07.2006

Тимоти Гартон Эш

The Guardian & InoPressa.ru

Ливан, КНДР, Россия... Новый мировой многополярный беспорядок

Однополярное американское господство кончилось. Но новая многополярность может оказаться очень неприятной

Добро пожаловать в новый мировой многополярный беспорядок. Государство Израиль сейчас ведет войну с "Хизбаллах", но не с государством Ливан. Ливанское государство не контролирует собственную территорию. Иран имеет большое влияние на "Хизбаллах", но не контролирует ее. У России, только что пережившей триумф на саммите G8 в Петербурге, пожалуй, самые близкие отношения с Сирией - которой она поставляет оружие - и Ираном. Еще есть Китай и ведущие государства Европы, в очередной раз не сумевшие действовать как единый Европейский союз. У США самая сильная армия, какую видел мир, и как ее используют? Для эвакуации американских граждан из Ливана. Если госсекретарю США Кондолизе Райс удастся положить конец военным действиям, то лишь путем сложной и многосторонней дипломатии.

Итак, добро пожаловать в новый мировой многополярный беспорядок - и прощай, однополярное и, похоже, непревзойденное американское господство. Гипердержава! Мега-Рим! Помните? Слово "мгновение" оказалось верным: короткий эпизод между старым биполярным миром времен холодной войны и началом нового многополярного мира XXI века. Новая многополярность - это результат как минимум трех тенденций. Первая и наиболее известная - это подъем или возрождение других государств - Китая, Индии, Бразилии, России, чьи ресурсы влияния конкурируют с ресурсами сложившихся государств Запада. Вторая - растущее влияние негосударственных игроков. Существуют не похожие друг на друга разновидности. Это диапазон от движений вроде "Хамаса", "Хизбаллах" и "Аль-Каиды" до неправительственных организаций вроде Greenpeace; от больших энергетических корпораций и фармацевтических компаний до регионов и религий.

Третья тенденция связана с изменениями в самом использовании власти. Развитие технологий, обладающих насильственным потенциалом, означает, что маленькие группы людей могут угрожать могущественным государствам, направляя самолет в здание Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, наводя ракету на Хайфу, захватывая американских солдат в Ираке, взрывая лондонское метро, распыляя зарин в токийской подземке. Развитие информационных технологий и глобальных СМИ означает, что самая сильная армия в мировой истории может проиграть войну - не на поле брани, в крови и грязи, а на поле сражения за общественное мнение. Если посмотреть на стремительное падение популярности США в опросах Pew Global Attitudes с 2002 года, даже в странах традиционно симпатизирующих Вашингтону, можно сказать, что именно это происходит с США.

Итогом этих тенденций является ослабление могущества сложившихся западных государств, прежде всего США. Мир этого не заметил за непрерывной военной риторикой, но администрация Буша во втором президентском сроке приспособилась к новой реальности. С 2005 года, в рамках подхода, придуманного Райс, они занимаются не только двумя представителями "оси зла", Ираном и КНДР, но и многими другими угрозами путем многосторонней дипломатии, хотя и подчеркивают, что вариант применения силы тоже рассматривается.

Этому подходу вредит огромная концентрация времени и ресурсов в Ираке, а также нежелание вступать в прямые двусторонние переговоры с такими малоприятными режимами, как Иран, но американская внешняя политика 2006 года сильно отличается от политики 2003 года, когда была начата война в Ираке. В КНДР испытали ракеты, способные нести ядерные головки, которые уже делаются? Вашингтон говорит: вернитесь на шестисторонние переговоры! Иран возобновляет обогащение урана? Вашингтон говорит: мы пожалуемся в ООН! "Хизбаллах" обстреливает ракетами Израиль? Вашингтон говорит: пробил час дипломатии!

Когда Жак Ширак любовно говорил о многополярности в 2003 году, он свел воедино два утверждения: "мир многополярен" и "это хорошо". Первое оказалось верным. Второе еще надо доказать. Для начала, очень важно уточнить, имеем ли мы многополярный порядок или многополярный беспорядок. Порядок высоко ценится в международных отношениях. В настоящий момент у нас многополярный беспорядок, и непонятно, как может выглядеть новый многополярный порядок. Традиционно появление новых держав, борющихся за свое место, увеличивало вероятность насилия. Равно как и борьба за власть внутри государства.

Мы, либеральные интернационалисты, мечтаем о мире демократических, миролюбивых, соблюдающих права человека государств, действующих через международные альянсы и организации в рамках международного права. Некоторые растущие государства вписываются в эту концепцию: например, Канада и Австралия, чьи природные ресурсы повысят их значимость в будущем, но также в значительной мере Индия и Бразилия. В нее, безусловно, не вписываются Китай и Россия, а также негосударственные игроки, которые сегодня влияют на мировую политику. Генри Киссинджер высказал предположение, что геополитика Азии в XXI веке будет похожей на геополитику Европы в XIX веке: великие державы будут бороться за место, используя войну как продолжение политики, ведущейся другими средствами. Но может быть и хуже. Это может быть соперничество великих держав в мировом масштабе плюс террористы. И корпорации. И транснациональные религиозные общины. И международные НПО. Между всеми этими игроками нет морального равенства, но все они похожи в том, что не вписываются в мировой порядок государств.

То, что мы видим на границе Израиля и Ливана, возможно, прелюдия. Когда Тони Блэра уже не будет, а американо-британское присутствие в Ираке останется символическим, нам, возможно, напомнят о предупреждениях Блэра - так неудачно совпавших с иракской войной - об опасности сочетания оружия массового уничтожения, терроризма и государств-неудачников. Ядерное распространение, да и вообще распространение ОМУ, является одной из величайших опасностей нашего времени. Оно идет параллельно с глобальным потеплением, и с ним так же трудно справиться. Мне кажется, что сегодня опасность ядерной войны больше, чем когда-либо после кубинского ракетного кризиса 1962 года, хотя масштабы вероятного пожара гораздо меньше. Кто готов побиться об заклад, что в ближайшие10 лет мы не увидим ядерное оружие в действии? Я не готов. А вы?

Так что будьте осторожны в своих желаниях. В принципе, многополярность - это прогресс по сравнению с однополярностью, по той же причине, что разумно иметь разделение властей внутри демократии. Но это прогресс лишь в том случае, если он является каким-то вариантом либерального порядка - причем прилагательное и существительное одинаково важны. Но если события нынешней недели лишь предвестник будущего, новый мировой многополярный беспорядок будет очень неприятным. И возможно, тогда вы затоскуете по недобрым старым временам американского господства.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»