12.07.2006

Сергей Соколов

Военно-промышленный курьер

Сюрприз для России

"Гиперболоид инженера Гарина" в большой политике

В программе "звездных войн", провозглашенной президентом США Р. Рейганом 23 марта 1983 г., значительная роль отводилась рентгеновским лазерам с ядерной накачкой и космическим комплексам лазерного оружия на основе непрерывных химических лазеров. Тогда эта программа стала для советского политического руководства сильнейшим раздражающим фактором, благодаря чему нашу страну удалось втянуть в гонку вооружений. США же так и не достигли заявленных целей. А какова ситуация с созданием лазерного оружия сегодня?

Широкий спектр работ по созданию лазерного оружия для системы ПРО США за 10 лет сильно поредел. В начале прошлого десятилетия в нем остались только программы создания космического комплекса лазерного оружия - SBL (Space Based Laser) и комплекса лазерного оружия самолетного базирования - ABL (Airborne Laser), которые, на наш взгляд, заслуживают серьезного внимания.

Программа создания космического лазерного оружия SBL велась в 80-е гг. с широчайшим размахом - ежегодный объем финансирования достигал миллиарда долларов. Он проявлялся в создании массы новых технологий, станков и целых производств, не имевших аналогов, грандиозных испытательных стендов. Широкомасштабная деятельность сопровождалась еще большим шумом вокруг этой программы. Первоначально планировалось создать 20-40 боевых космических платформ с лазерным оружием, способных уничтожить массовый старт советских баллистических ракет путем прожига корпусов ракет на активном участке. Но с учетом требований по возможному количеству стартующих ракет получался спутник весом в сотни тонн.

Развертывание такой орбитальной группировки скромно оценивалось в 400 млрд. долларов. Сборку боевых платформ предполагалось вести на орбите. И все же для этого все равно требовался носитель - хотя бы 100-тонного класса, типа советской ракеты "Энергия".

Распад СССР с его немалым ракетно-ядерным арсеналом повлек за собой многие изменения во внешней политике.

После этого оправдать громадные расходы на создание лазерного оружия даже в такой стране, как США, оказалось непросто. Поэтому концепция стала изменяться в направлении создания боевых платформ с существенно более скромными возможностями. Для доказательства реализуемости космического лазерного оружия планировалось за 2-3 млрд. долларов провести космический эксперимент с демонстрационным образцом, имеющим вес 17,5 т, длину 20,12 м, диаметр 4,57 м, диаметр зеркала 4,0 м. Эксперимент планировался на 2012 г., однако в 2002 г. программа была свернута, все стенды законсервированы. Почему? Вероятно, по полученному к тому времени опыту создания более скромного комплекса лазерного оружия авиационного базирования стало ясно: если такие системы, как SBL, и реализуемы, то только за гораздо большие деньги, чем первоначально заявлялось.

Но был у этой многомиллиардной программы и еще один, на наш взгляд, более действенный практический результат. К нему следует отнести укоренившееся на бессознательном уровне у представителей большей части военно-политического руководства России мнение об уязвимости активного участка полета МБР. Отсюда и навязчивое стремление к его сокращению. Чем это обернулось на практике? Тем, что мы в конечном итоге вынуждены были пойти на сокращение МБР, а это, скорее всего, и было главной целью американской программы SBL.

Дело в том, что только умершие в самом начале 90-х космические перехватчики Brilliant Pebbles и SBL могли представлять для российских МБР угрозу на активном участке. Таким образом, американцам без единого выстрела, и даже не создавая оружия, удалось устранить главное препятствие на пути развертывания глобальной системы ПРО - тяжелые ракеты, с которыми развертываемая система ПРО принципиально не способна бороться. И вот почему.

Во-первых, количество целей в составе СБЦ, время построения последней и ее пространственные размеры практически исключают решение задачи селекции на этапе разведения боевых блоков оптико-электронной аппаратурой КА STSS. А без этого эффективность системы ПРО падает ниже допустимого уровня.

Во-вторых, длительность активного участка и этапа разведения не оставляет запаса времени, необходимого для процесса перехват - контроль поражения - повторный перехват на заатмосферном участке полета. А без этого даже на бумаге не достигается требуемая вероятность поражения целей системой ПРО.

Программа создания комплекса ABL, которая в настоящее время доведена до стадии подготовки к натурным испытаниям, возникла после и, в определенном смысле, вследствие распада СССР.

В силу глобальных политических процессов распространение ракетных технологий и освоение производства оружия массового поражения приняли в мировых масштабах необратимый характер. Переход к складывающемуся новому миропорядку обусловлен развалом социалистической системы, распадом Советского Союза как великой военной державы, активизацией деструктивных процессов в ряде других регионов мира и, как следствие, нарушением послевоенного глобального стратегического баланса военно-политических миротворческих и агрессивных сил.

Например, те же США во внешней политике объявили зоной своих жизненных интересов практически весь земной шар. Ранее малые государства могли противостоять давлению со стороны США, имея поддержку или гарантии безопасности со стороны СССР и стран Варшавского договора. После их распада создалась ситуация, при которой обладание оружием массового поражения является почти безальтернативным способом сохранения независимости. А наличие даже относительно мощной и хорошо вооруженной армии не меняет ситуации в принципе, как показал опыт Ирака.

Таким образом, стремление к обладанию ОМП становится основной чертой военно-технической политики тех государств, которые пытаются сохранить свою самостоятельность. В свою очередь, США видят в этом главную угрозу собственным интересам, связанным с доступом к иностранным сырьевым ресурсам на выгодных для себя условиях.

Однако огромные расходы на вооружение могут потерять смысл, если страны, на которые оказывается давление угрозой применения военной силы, получат в свои руки оружие сдерживания, такое как баллистические ракеты в оснащении ОМП. В данном случае оружием массового поражения считается ядерное, химическое, бактериологическое и радиологическое.

Проведенные в США исследования проблемы борьбы с ракетами, оснащенными ОМП, показали, что поражение таких ракет на пассивном участке траектории, в том числе атмосферном, не может обеспечить требуемого результата воздействия, а ведет только к увеличению промаха на доли километра - километры, что при защите территории (городов) малоэффективно. Для эффективной нейтрализации ГЧ БР в оснащении ОМП во всех случаях требуется использование противоракет с ядерными зарядами. Поскольку заранее не известно, которая из ракет имеет оснащение ОМП, то применение ядерных зарядов должно осуществляться по всем падающим ГЧ БР, даже если ракет в оснащении ОМП всего несколько. Этот важнейший вывод делает сомнительной идею создания безъядерной региональной системы ПРО. Тем более что уже в настоящее время большое количество государств способно производить ракетное оружие.

Эффективная защита от БР с ОМП возможна только при поражении ракет на активном участке, когда они падают на свою территорию. Но перехват на активном участке возможен, как показали проведенные в США исследования, с помощью лазерного оружия на самолете, а все другие идеи просто не выдерживают критики.

Кроме давления на страны, стремящиеся обрести оружие сдерживания, США готовят также довольно неприятный сюрприз российскому руководству. Он заключается в обесценивании усилий России обеспечить ответный удар с помощью БРПЛ, а также "неуязвимых для ПРО" головных частей МБР. И то и другое - наиболее удобные цели для ABL, патрулирующих в полярных районах. Теоретически можно отогнать ABL от районов патрулирования РПКСН, но практически для решения в перспективе этой задачи ничего не планируется. Нет даже радиолокационного поля в районе Новой Земли и Земли Франца-Иосифа.

О новых подходах американцев к решению задачи дискредитации принятого в России принципа ядерного сдерживания мы узнаем через год-два после принятия нами программы вооружения, так как гибкий метод управления их военно-технической политикой с ежегодной корректировкой позволяет по максимуму использовать пятилетнюю инерционность нашего планирования. Причем одним из ожидаемых в ближайшие годы сценариев применения лазерного оружия в политических целях следует рассматривать могучую волну возмущения в "демократической" прессе, и особенно ученых от политики, по поводу бессмысленных огромных затрат на наш атомный подводный флот. Эта волна, держу пари, как цунами, поднимется после первого же успешного испытания ABL.

Сергей СОКОЛОВ, кандидат технических наук




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»